Мецгер Александр. "Казачьи байки"

Больше
20 нояб 2014 04:57 #25070 от Витязь
Как бабка внука чуть невесты не лишила

Жила-была старая женщина в небольшом, хоть и стареньком, но довольно крепком домике. Домик выглядел приветливо, весь в цветах. Не обремененная болезнями бабуля успевала и за домом, и за огородом, и за садом смотреть. Но годы брали свое, и решила она приготовиться к смерти. "Приедут дети меня хоронить, а у меня уже все есть, - думала она. - Одного нет - гроба". В общем, заказала она и гроб. Его привезли без особых задержек и подняли на чердак.
И надо же было такому случиться - в один из летних дней в гости к бабушке приехал внук-студент со своей невестой. Невеста хворенькая, вот внук и решил привезти ее в сельскую местность, на природу. Бабка была рада приезду внука, да еще и с невестой. Не знала, куда их посадить, чем угощать, все расспрашивала, как они там в городе живут.
- Живите сколько хотите, - заявила она, - набирайтесь сил.
Первые дни девушке действительно стало лучше, появился румянец на щеках, вот только жаловалась на слабость по утрам.
- Это от чистого воздуха, - заявила бабуля. - Вы, поди, там в городе одними выхлопными газами дышите.
На пятый день девушка от слабости не смогла подняться. Внук заволновался и побежал вызывать врача. Врач сказал, что это переутомление. Надо полежать денька три, отдохнуть.
Что только ни делала хозяйка: и молоком парным поила девушку, и травы всякие отваривала, но все напрасно, невеста таяла как свечка. Под глазами появились синяки, щеки ввалились. И тогда старушка побежала за знахаркой.
- Не иначе, кто-то сглазил, - решила та, а подойдя к дому бабули, стала креститься.
- Чую могильный холод, - произнесла она.
Покряхтев у больной, вышла на улицу. Старуха засеменила за знахаркой.
- Ты, случаем, с кладбища домой ничего не притащила? А может, на горище у тебя гроб стоит? - допытывалась она у старой знакомой.
- Стоит, как не стоит. Я же приготовилась, - подтвердила бабка.
- А чем наполнен?
- А ничем. Пустой.
- Вот он и тянет больную душу к себе, - подытожила знахарка. - Старая ты курица, неуж-то не знаешь, что пустой гроб нельзя хранить? Чуть не загубила невинную душу. Прикажи внуку гроб до краев зерном наполнить, а невесту свою пусть он лучше в санаторий везет. Не больная она, просто гроб из нее всю жизненную силу вытянул.
Уехал внук с невестой куда-то в санаторий, и, говорят, сразу девушка поправляться стала, а старушка, как и велела ей знахарка, наполнила гроб до краев зерном и долго еще жила.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 04:57 #25071 от Витязь
Чёрная свеча

Ни один десяток лет станицу, о которой я хочу вам рассказать, считали проклятой. Почему? Этого не помнят даже старики. Но то, что там происходило, вызывало страх даже у бывалых казаков из соседних станиц. Свои-то уже попривыкли. Казалось просто невероятным, что столько ведьм скопилось в одном месте. Поссорятся между собою казачки и....
На следующий день одна лежит и неведомо от чего заболела, у другой - корова кислым молоком доится или скотина полегла. И непонятно, кто из них больше ведьма. Но плохая ли, хорошая ли станица, а если родился в ней, то хочешь, не хочешь, а живи.
И вот привёз один казак молодицу, добрую да работящую. Живут душа в душу, на зависть соседям. Родился сынок у них - чисто ангелочек, на лицо пригожий да умненький. И так в согласии прожили они тринадцать лет. Добра нажили, дай Бог каждому, сынок Ванечка в школе учится, жена дом в порядке содержит, что ещё для счастья казаку нужно. Но невзлюбила эту семью соседка одна. Не успела мужа похоронить, а уже тому казаку начала глазки строить. Предлагала семью бросить, к ней жить перейти или просто сожительствовать. Казак ни в какую не соглашается. Тогда решила та соседка зельем его приворожить. Но казак стал хворать, потом слёг и, недолго поболев, ушел в мир иной.
Долго горевала безутешная вдова, больно любила она мужа. И всю любовь и нежность она перенесла на своего сыночка. Мальчик отвечал матери самой искренней сыновней преданностью. Он понимал, что с потерей отца, жить им стало тяжелей, и старался во всём помогать матушке.
Прошел год, и в день, когда вдова сняла траур, кто-то шепнул ей, что муж умер не своей смертью, а виновата в этом её соседка. Пошла вдовица к той злой женщине и говорит:
- Что же мы тебе сделали, что ты Бога не побоялась, мужа моего извела, сыночка сиротинушкой оставила?
А та в ответ:
- Иди отсель по-хорошему и знай, что твои несчастья на этом не закончились.
После этого разговора не прошло и недели, как слегла вдовица: ни ест, ни пьёт, лишь слезами горькими обливается при мысли о том, что сынок круглым сиротинушкой останется. А сынок ни на шаг не отходит от матери. Любую её просьбу по взгляду исполняет. Хорошо ещё, что есть добрые люди, помогают они сиротке и больной женщине. Как-то зашла к ним странница, погладила она сиротку по голове и говорит:
- Помолись, внучек, Божьей матери, услышит она просьбу твою и обязательно тебе поможет.
Стал Ваня молиться по ночам, и так искренне и с такой надеждой просил Божью мать помочь его горю, что однажды приснился ему сон. Озарилась будто комната небесным сиянием, и зазвучал голос:
- На кладбище старинном в склепе древнем
Горит свеча там черным пламенем волшебным.
То пламя души грешников тревожит.
И тот, кто проклят - успокоиться не может:
В день новолуния среди могил и склепов
Блуждают тени обречённых до рассвета.
И успокоиться тогда лишь смогут души,
Когда свечу ту с черным пламенем потушат.
После этих слов сияние исчезло и, проснувшись, мальчик не мог понять, приснилось это ему или было наяву. Все, что Ваня услышал в ту ночь, он мог повторить слово в слово и при первой возможности пересказал свой сон одной доброй женщине:
- Неспроста приснился тебе сон этот, - покачала головой старушка, - отправляйся-ка внучок к моей знакомой, знахарке. Она тебе всё растолкует.
Не так давно у старушки в семье тоже случилась беда. Она воспользовалась советом этой знахарки и услышала от неё страшную историю, пролившую свет на многие события в станице.
- Много лет назад,- рассказывала та,- захотела одна вдова женить на себе молодого казака. Что только не делала она, чтобы завлечь его, ничего не выходит. Тогда узнала она из одной книги, что если из человеческого сала сделать свечу, обмазать её кровью девственницы и зажечь на кладбище, исполнится любое желание.
Много ночей та колдовка провела на кладбище, выкапывая покойников. Когда свеча была готова, задумала она убить свою пятилетнюю племянницу, чтоб её кровью пропитать свечу. Все выполнила злодейка, как задумала, и зажгла свечу в склепе. Но видно кто-то видел преступление или узнал о нём от кого, только нашли станичники эту бабу на кладбище повешенной. Многие храбрецы пытались потом затушить сатанинскую свечу. Или вера в Бога была у них слаба, или не смогли избежать соблазнов, но не вернулись казаки с кладбища, и найти их так и не смогли. После этого случая забросили люди кладбище, и о чёрной свече стали забывать. А проклятье, посылаемое сатанинской свечой на людей, проживающих в этой станице, и сейчас действует. И если в чьём-то сердце поселилась зависть и жестокость, то зло тут же вселяется в этого человека. Оттого люди в вашей станице живут как проклятые.
В тот же день пошёл Ваня к знахарке, которая жила на дальнем хуторе. Знахарка оказалась доброй женщиной, она посочувствовала горю мальчика и проговорила:
- Много я нехорошего слышала о вашей станице и не знаю, кто с этой бедой справиться может? Но раз само провидение тебя направляет, то значит, есть в тебе сила противостоять бесовской нечисти.
Дала она Ване бутылочку со свяченой водой и наказала:
- Окропи матушку и дом святой водой, а в новолуние пойди на заброшенное кладбище. В полночь из земли поднимется луч света, не мешкая, прочерти круг и стань в него. А когда начнут подниматься души грешников из земли, пугать тебя, предлагать несметные богатства, не верь им. И даже не слушай их, но читай молитвы. В три часа ночи разверзнется земля и откроется вход в склеп с сатанинской свечой. Не мешкая, спускайся вниз и задуй черную свечу. Главное, ничего не бойся и помни, что только твоя любовь к матушке и вера в Бога дадут тебе силы противостоять злу.
Приехал Ваня домой, сделал все, как научила его знахарка, и стал ждать новолуния. А мать, как будто чуя, какая опасность нависла над её сыночком слёзы льёт, только сказать ничего не может. Сын же все ночи молится да матушку взглядом успокаивает, не волнуйся, мол, скоро я найду лекарство, чтобы тебя вылечить.
В ночь новолуния мальчик приготовил молитвенник, бутылочку со свяченой водой и кусочек мела. Поцеловав матушку, он направился к двери, но какая-то сила потянула его к зеркалу. В зеркале он увидел очертания отца: он грозил ему пальцем, а из глаз его текла черная кровь. Через миг видение исчезло, а у мальчика от страха ноги одеревенели, и по телу побежали холодные мурашки. Мать, будто предчувствуя беду, с мольбой смотрела на сыночка, и ее глаза были полны печали.
Материнские слезы придали Ване уверенности. Начинало темнеть. Старое кладбище, заросшее бурьяном и сиренью, встретило мальчика неприветливо.
- Как же в этих зарослях я увижу свет? - забеспокоился Ваня. Выйдя на середину кладбища, он осмотрелся. Луна скупо освещала полусгнившие кресты и едва заметные бугорки могил. Мальчик забрался на дерево, при этом он вспугнул филина, и тот недовольно начал кружить над кладбищем. Через некоторое время филин угомонился, и в наступившей тишине стали слышны глухие голоса и скрип, словно кто-то отрывает крышку гроба. Подул ветер, и зашевелились ночные тени, вытягивавшие свои крючковатые пальцы. Неподалёку от дерева темноту пронзил луч света, вырвавшийся из земли. Спрыгнув с дерева, Ваня стал быстро чертить мелом круг. Окропив его святой водой, он достал книгу и зашептал молитву. Краем глаза Ваня заметил, как на соседней могиле что-то зашевелилось. По спине у мальчика забегали мурашки и ноги подогнулись, словно ватные, когда он увидел, что к нему приближается простоволосая женщина в белом платье. Когда она приблизилась к черте, то остановилась и стала медленно двигаться по кругу. Лица у женщины не было а, на голом черепе блестели глаза, которые пытались разглядеть мальчика. От страха у Вани пересохло во рту и пропал голос. В тишине он услышал зловещий шепот:
- Выйди из круга, выйди из круга.
За спиной Ваня почувствовал движение. Повернув голову, перепуганный мальчик увидел поднимающиеся тени покойников. Все они направлялись в его сторону. Над кладбищем вновь начал летать филин. Это вывело Ваню из столбняка, и он начал читать молитвы с таким жаром, что мертвецы, касаясь невидимой стены круга, отдергивали руки, как от огня. И вновь мальчик услышал шепот:
- Посмотри сюда.
Ваня невольно покосился и увидел, как страшная женщина машет рукой,
подзывая его к себе. Рядом с ней стоял огромный сундук. Покойница подняла руку, и крышка сундука откинулась. Сундук доверху был наполнен золотыми кольцами, браслетами и ожерельями с блестящими камнями. В свете луны они переливались и невольно притягивали взгляд.
- Иди, бери,- шептал голос,- это все твое.
У Вани мелькнула мысль.
- Вот бы взять хоть одно украшение для мамы, - и тут неведомая сила начала подталкивать его к сундуку. Вдруг в ушах у него зазвучал голос матери:
- Не поддавайся сынок!
Ваня словно проснулся и вновь стал читать молитву. Неожиданно его слух поразил знакомый голос:
- Сыночек, иди ко мне.
Ваня посмотрел и увидел отца. Отец тянул к нему руки. Мальчику захотелось побежать к нему, прижаться к его сильной груди, чтобы спрятаться от всего этого ужаса. И только он собрался кинуться к отцу, как все вокруг озарилось ярким светом, и на небе возник образ женщины. Женщина с материнской любовью и лаской смотрела на мальчика и качала головой. Шум за спиной испугал Ваню. Оглянувшись, он увидел, как в том месте, откуда исходил свет, открылся вход в подземелье. Внизу черным пламенем горела свеча. Зажав в одной руке молитвенник, а в другой бутылочку со свячёной водой, Ваня начал спускаться в подземелье. Корни дерева, торчащие из стен, царапали лицо, руки и цеплялись за одежду, пытаясь остановить его. Ваня не помнил, сколько ступенек ему пришлось преодолеть, пока он не оказался в склепе с сатанинской свечой. Что-то сдавливало его горло, не давая вздохнуть. Тогда он сделал глоток воды из бутылочки, и ему сразу стало легче дышать. Собрав все силы, он дунул на свечу. По кладбищу разнесся душераздирающий крик. В кромешной темноте мальчик услышал голос:
- Беги!
На четвереньках Ваня выбрался из склепа. На него набросились тени, но яркий свет с небес разогнал нечисть, и пока Ваня бежал по кладбищу, освещал ему дорогу. Прибежав, домой, бедный ребёнок, укрывшись с головой одеялом, дрожа мелкой дрожью, провалился в сон.
Проснулся он от прикосновения теплой ладошки на своей щеке. Эту нежную и ласковую руку он ни с чем не мог перепутать. По лицу его потекли слезы. Прижавшись щекой к ладони, Ваня улыбнулся и прошептал: - Матушка !
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 04:58 #25072 от Витязь
Как мужик хоть и в нужде жил, а душу сохранил

Пригласил как-то к себе политик бизнесмена и спрашивает его:
-- Хорошо ли у тебя идёт бизнес?
-- Могло быть и лучше, -- вздыхает бизнесмен, почёсывая лысину, -- не хватает на самое необходимое: машину в этом году только вторую меняю, любовница в одной и той же песцовой шубе второй год ходит, жена с Канар третий месяц приехать не может, пишет, что денег на дорогу нет.
-- То-то я смотрю, -- нахмурил брови политик, -- ты моей жене какие-то зелёные побрякушки подарил.
--Да это же колье с бриллиантами, -- задохнулся от возмущения бизнесмен, -- кучу деньжищ стоит.
-- Думаешь, у меня проблем нет? -- продолжал ворчать политик, -- а ты, как я, попробуй прожить на три миллиона в месяц.
-- Да я всё понимаю, -- вздохнул бизнесмен, -- а что делать?
-- Мне что, учить тебя, -- закричал политик, брызгая слюной, -- подними цены на товары первой необходимости!
-- А вы бы помогли мне, -- заискивающе заглянул в глаза собеседнику бизнесмен, -- закончик, закончик кой-какой надо протолкнуть.
-- Я бы с удовольствием, -- начал политик, вспоминая, какие щедрые вознаграждения получал он за подобные услуги, -- но, к сожалению, я не всемогущ. Вот если б я был на ином месте, -- и он многозначительно показал пальцем вверх, тогда другое дело.
-- Разумеется, -- подтвердил бизнесмен, -- если б над нами никого не было, мы бы такие законы издали...
Их единодушие, желание сотрудничать выглядело столь искренним, что пролетавший неподалёку нечистый даже притормозил.
--А если я выполню ваше желание, появившись из неоткуда, заявил он, то ради этого, на что вы готовы пойти?
--Могу душу отдать, -- предложил политик.
Нечистый заглянул политику в то место, где у того должна находиться душа.
--Да, здесь пусто, -- удивился он.
--А у меня? -- спросил бизнесмен.
--У тебя, -- зажав нос и скривившись, проговорил нечистый, -- такая душа, что от неё по всему аду только вонь пойдёт. Нет, мне нужна чистая, невинная душа. Отправлю-ка я вас на необитаемый остров вместе с такой душой. Сумеете за год развратить её так, чтобы Человек, которому она принадлежит, сам захотел отдать её, то будет вам в аду тёплое местечко.
Заключили они договор, и нечистый исчез. И уже через мгновение средь ясного неба блеснула молния, загремел гром, и приятели оказались на необитаемом острове. Оглядевшись, они не поверили собственным глазам: это был не остров, а настоящий рай. Кругом деревья растут, а на них и яблоки, и бананы, и апельсины. Посреди острова -- озеро, а из него рыба сама выпрыгивает. Раки под ноги лезут. Куда взгляд не кинь -- грибы да ягоды. По лугам коровы дойные бродят, зайцы сами в руки просятся. Гуси и куры следом ходят, будто просят: "Съешь меня".
Политик сразу отреагировал на ситуацию:
-- Здесь нужен хозяин, чтобы это добро по справедливости распределить.
-- Правильно, -- кивает головой бизнесмен, -- я всё это приватизирую.
Сохранности ради. Чтобы не разворовывали.
Достаёт он из своих объёмных карманов рулетку, блокнот, ручку и начинает обмерять остров, считать и записывать, сколько зайцев, кур прочих на острове проживает, сколько деревьев растёт и каких. Сколько плодов на деревьях.
За бизнесменом политик ходит, доходы подсчитывает. К вечеру, усталые и голодные, прилегли они под дерево.
-- Есть хочется, -- пожаловался политик, поглаживая свой осевший живот.
-- Мы здесь с голоду помрём, -- отозвался его приятель и предложил:
-- Пойдём, поищем кого-нибудь. Не может такого быть, чтобы на острове не было мужика. Он нас и накормит, и ночлег устроит. Стали они бродить по острову и под одним из деревьев наткнулись на мужика. Мужик спокойно спал и был очень удивлён, когда его растолкали новые власти острова. Так как политик был поборником демократии, то он сразу же предложил проголосовать за его кандидатуру на пост губернатора, и получил большинство голосов. Бизнесмена он незамедлительно назначил главным олигархом острова.
- Запомни, мужик, -- стали объяснять новые правители своему народу -- мы закон, и поэтому ты должен выполнять все наши приказы. Всё, что находится на острове и сам остров принадлежит нам. Если тебе что-то понадобится, ты можешь купить у нас. Но так как денег у тебя нет, то отрабатывай.
-- Пока я буду писать законы, -- подвёл черту губернатор, -- ты, мужик, должен приготовить нам ужин и место для ночлега. Олигарх же присмотрит за тобой, чтобы ты чего-нибудь не украл.
Первый месяц пребывания на острове мужик, не покладая рук, готовил запасы в " закрома Родины", как объяснил губернатор. Потом строил губернаторский дворец и виллу для олигарха За всю работу ему доставались лишь объедки со стола правителей. Один раз мужик без разрешения сорвал с
дерева яблоко, за что олигарх строг следящий за ним, посадил его на три дня под арест в яму.
-- Что за народ, -- возмущался олигарх, -- только отвернись, так и норовят что-нибудь украсть.
-- Да, -- посочувствовал ему губернатор, -- тюрьму надо строить.
Вскоре мужик совсем из сил выбился, изголодал, а правители твердят:
-- Работай больше -- вот и жить будешь лучше.
Наделал мужик из ягод вина да запил. Губернатор в это время новые поправки к законам пишет. У олигарха ж на уме другое. Лежит он в гамаке и вспоминает, как с девицами в сауне парился, мысленно удивляясь губернатору: " Как же без любовниц-то своих он обходится "?
Но однажды ночью олигарха разбудил странный шум. Выглянул он в окно и увидел, как голый губернатор гоняется за коровой. У коровы от страха глаза на выкате, не знает, куда ей от маньяка деться.
-- Вот извращенец, -- сплюнул олигарх и заснул.
Подходил к концу срок пребывания троицы на острове. Через год, день в день явился нечистый. Подходит он к мужику и спрашивает:
-- Ну что, мужик, хочешь избавиться от своих мучителей?
-- А как от них избавишься? -- вздыхает он, -- куда не пойди, везде они, кровососы.
-- А ты устрой революцию, -- предложил нечистый, -- да заставь их на себя работать. Кто откажется, приговори того к смертной казни. И будешь сам себе губернатор и олигарх.
-- Нет, -- мотает головой мужик, -- видно судьба наша такая мужичья -- крест свой нелёгкий по жизни нести. Пусть они в грехах погрязли, политики наши да олигархи, а я грех на душу не возьму. Только она одна у меня и осталась, и запятнать её никому не позволю.
Махнул нечистый на него рукой:
-- Странный вы народ на Руси. Сколько вас не угнетай, сколько не унижай, вы всё терпите. Ну, да ладно, отправляйся домой. Тебе после пребывания на острове жизнь там домом отдыха покажется. А политика и бизнесмена как не выполнивших контракта отправил он в самое пекло.
Значит, не безнадёжна ещё наша многострадальная Родина, раз живут в ней мужики, готовые всё вытерпеть и последнее отдать, а душу сохранить.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 04:58 #25073 от Витязь
Как казак царю услугу оказал

Призвали как-то одного казака на царскую службу. Раньше-то казаки в охране царской служили, и вот после года службы подзывает царь одного из них и спрашивает:
- А нравится ли тебе, казак, служить у меня?
- Рад стараться, Ваше царское величество! - отвечает казак.
- А верен ли ты мне?- продолжает спрашивать государь.
- За Ваше величество не пожалею живота своего,- отвечает служивый.
- Ну, тогда ответь мне, все ли тебе нравиться в моем государстве? Только правду говори.
- А что мне скрывать?- пожал плечами казак,- не нравится мне, что твои генералы да министры обманывают тебя и обворовывают казну.
- Как ты смеешь обвинять моих приближённых,- возмутился царь,- сможешь ли ты доказать их вину?
- А здесь и доказывать ничего не надо,- отвечает казак,- могу я так сделать, что они сами во всем признаются, как на исповеди. Дай сроку неделю, да чтоб договор наш в секрете держали.
Велел царь своим придворным слушаться того казака и исполнять любые его распоряжение в течение семи дней.
А казак тем временем двух самых честных и преданных министров тайно отослал заграницу, а вместо них велел высечь из камня две фигуры в рост человека, похожие на тех министров.
Сам же распустил слух, что прибыл во дворец чародей с эликсиром правды. Выпьет кто-то снадобья и должен говорить чистую правду, а если соврёт, тут же обратиться в камень. В назначенный день собрались министры и генералы во дворец. Все в недоумении, зачем это их царь батюшка так срочно к себе вызывал. Стал царь по одному приглашать генералов в тронный зал. Рядом с троном сидит старец с седой бородой. Царь и говорит:
- Скажи-ка мне, князь такой-то, верен ли ты мне, не обманывал ли когда?
-Что Вы, государь?- перепугался генерал, - верой и правдой всегда служил.
-Ну, тогда выпей эликсира, - предлагает царь, - раз не обманываешь меня, тебе бояться нечего. В назначенный день собрались министры и генералы во дворец. Царь стал по одному генералов в тронный зал вызывать. Рядом с троном сидит старец с седой бородой. Царь и говорит:
-- Скажи-ка, князь, верен ли ты мне, не обманывал ли когда?
-- Что вы, государь, - перепугался генерал, -верой и правдой всегда служил.
-- Ну, тогда выпей эликсира, - предлагает царь, - раз не обманываешь меня, тебе это не повредит, а коли лжешь, то превратишься в камень, как эти министры, - и показывает рукой на каменные скульптуры в конце зала.
Посмотрел генерал на скульптуры и узнал в них министров. Кровь застыла в его жилах, упал он на колени и давай каяться, брал, мол, деньги из казны.
- Ступай, - говорит царь, - зови следующего.
Так все министры и генералы царю всю правду рассказали. Остался царь со старцем наедине, и тут незнакомец снял бороду и оказалось, что это был тот самый казак.
-- Видите, ваше Величество, - говорит он, - как я и обещал, все сознались в своих грехах.
-- Что же ты хочешь, казак, в награду за твою услугу? Может, сделать тебя главным генералом?
-- Отпусти, государь, меня домой, - просит казак, - да позволь казакам, твоим верным сынам, жить вольно на своей земле, а мы тебе, батюшка, завсегда будем верой и правдой служить и не будет у тебя верней воинов. И рубежи твои будем охранять от иноверцев, чтобы на Руси спокойнее жилось.
Все выполнил царь, о чем казак попросил, и многие лета казаки верой и правдой служили своей Отчизне.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 04:59 #25074 от Витязь
Казак на пенсии

Петр Акимович Сачков, небольшого роста, худенький, но ещё довольно шустрый мужичок, выйдя на пенсию, с ужасом понял, что создавшийся вакуум свободного времени просто некуда девать.
Первое время он разгуливал по станице, пытаясь найти себе занятие, но, в конце концов, понял, что он просто всем надоел. Люди были чем-то заняты, и это угнетало и раздражало Петра Акимовича. Тогда он решил пожаловаться по телефону своему старинному другу. Друг внимательно его выслушал и в свою очередь стал жаловаться на свои беды. Так они проболтали больше часа. Потом Пётр Акимович позвонил бывшим коллегам по работе, кумовьям и удовлетворённый поздно вечером спокойно уснул, впервые за последние дни. На следующий день он снова стал обзванивать своих знакомых. Через несколько дней это занятие вошло у него в привычку. Едва проснувшись, Петр Акимович, как под гипнозом тянулся к телефонной трубке. Любил поговорить он и о политике, и о налогах, и о трудностях жизни. Люди, с которыми разговаривал неугомонный пенсионер, уже через месяц стали бояться звонка телефона.
- Это какой-то телефонный террорист, - возмущался старик в очереди на почте. Его поддержали многие знакомые Петра Акимовича, стоявшие также в очереди.
- Да, просто скажите ему, - предложила одна старушка, - ты, дорогой, звонил уже сегодня, ничего страшного, это склероз, у меня такое было. Вот увидите, отстанет.
С утра Петр Акимович вновь стал обзванивать знакомых и друзей. В этот день ему не повезло. Он ни до кого не мог дозвониться. Так до обеда ни с кем и не удалось поговорить.
Пообедав и отдохнув, Петр Акимович, полный решимости, вновь стал обзванивать друзей. Первый к кому он дозвонился, сильно его удивил:
- Тебе, что нечего делать? - возмутился знакомый, - мы еще с утра с тобой обо всем поговорили, извини мне некогда, - и бросил трубку.
Озадаченный Петр Акимович почесал затылок:
- Что-то я не помню, чтобы сегодня с ним разговаривал? Видно, у него начался склероз.
Последующие звонки убедили его в том, что склероз у него, и не простой, а старческий. Все, кому он звонил, утверждали, что уже с утра с ним разговаривали. Ко всему прочему, ему намекнули, что кроме провалов памяти, у него, возможно, маразм, и выдали ещё кучу всяких предположений.
Целую неделю Петр Акимович терзался сомнениями:
- Звонить или не звонить?
- А, ну их с этими звонками, - махнул рукой расстроенный пенсионер, - начну-ка я лучше писать письма.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:00 #25075 от Витязь
Без нечистого не обошлось

Переехала как-то в станицу семья из двух человек: мама, да сынок её тридцатилетний. Откуда приехали, по какой причине бросили родные места, никому не рассказывают, да их и не спрашивают. Надо будет, сами рассекретятся. Витька Мордопляс, так звали приезжего сыночка, был тихим и неприметным. Мордопляс - это была его фамилия, так, что станичникам даже прозвище придумывать не пришлось. Как известно, чтобы стать своим среди казаков, не одно ведро самогона выпить надо. И не с одним, а с каждым. Мордопляс тоже решил ближе познакомиться с местными жителями. Человек он был скромный и никому и никогда ни в чём не отказывал. За это его казаки благодарили, кто чем мог, в основном, самогоном. И вот в какую невероятную историю, из-за желания сблизиться с местными жителями, попал Витька Мордопляс. Для кого-то бутылка водки конец гуляния, для казака литра - начало веселья. Не знал об этом Мордопляс. В один из праздничных дней взял бутылку для знакомства (вдруг ещё кто-нибудь приедет рыбачить) на своём горбатом "Запорожце" на речку. Рыбаков оказалось очень много, и Витька начал их угощать. Рыбаки в долгу не остались и стали угощать нового кореша. Ближе к вечеру "запорожец", виляя между полем кукурузы и пшеницы, ехал по пыльной дороге. Навстречу ему показалась чёрная "Волга". Разъехаться было нереально. "Запорожец" не давал "Волге" для этого никакого шанса. "Волга" затормозила. Из неё вылез председатель колхоза. Затормозил и "Запорожец". Открылась дверь, и выполз Мордопляс.
- Да, как ты в таком состоянии ещё и за руль садишься? - удивился председатель, - я сейчас милицию вызову, - пригрозил он.
- Распрягайте, хлопцы, коней! - раздалась песня за спиной Мордопляса.
Это рыбаки, шесть человек, возвращались с рыбалки на мотоцикле с коляской. Увидев председательскую "Волгу", они свернули в кукурузу, но далеко не проехали. Мотоцикл заглох. Чертыхаясь, председатель по кукурузе побежал к мотоциклу.
- Поеду-ка я, пока его нет, - решил Мордопляс.
Загнав машину в гараж, Витька на четвереньках заполз в хату.
- Боже ты мой! - воскликнула и взмахнула руками мать.
- Тихо! - предупредил Витька, - если кто меня спросит, скажешь - уже два дня лежу с температурой, не выхожу из дома, - и завалился спать.
Где-то через пару часов в дом Мордопляса постучал участковый с председателем колхоза.
- Где ваш сын? - строго спросил милиционер

- Да он уже два дня лежит с температурой, - запричитала женщина, перепуганная приходом властей.
- А где его машина, - продолжал спрашивать участковый.
- Да где же ей быть, в гараже, конечно.

- Открывай гараж, - распорядился милиционер.
Женщина трясущимися руками открыла гараж. В гараже стояла чёрная председательская "Волга".
Долго в станице смеялись, представляя, как председатель возвращается с поля на Мордоплясовом "Запорожце". Витька же уверял, что никогда не сидел за рулём "Волги", и как она попала ему в гараж, даже предположить не может.
- Не иначе, без нечистой силы не обошлось, - заключил он.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:00 #25076 от Витязь
Любимая игрушка

Бывает в иных случаях, что баба храбрее мужика будет. Был такой случай: схоронила баба мужика, а на руках у нее осталась дочка трех лет. Не прошло и полгода после смерти мужа, захворала дочка и, как свечечка на глазах растаяв, отошла в мир иной. То было горе, а теперь еще одно - троекратное - на бабу навалилось. Хотела уже и руки на себя наложить, да соседки кое-как отходили её. Отбыла баба девять дней, как полагается, лежит ночью одна в пустой хате и вдруг слышит: из угла, где детская кроватка стоит, детский плач доносится.
Баба ни жива ни мертва лежит, слушает. Так до утра глаз и не сомкнула, а как развиднелось, так плач и прекратился. Встала баба, окрестила хату крестным знаменем, окропила водой святой углы - и к бабке Кулёмихе, что жила по соседству. Могла эта бабка на картах гадать да сны всякие разгадывать.
Рассказала ей вдова о прошедшей ночи, призадумалась Кулёмиха и стала вспоминать: "Был такой случай. Помнишь деда Пацюка, так он последнее время с палкой ходил, никогда с ней не расставался. А как помер, забыли палку в гроб положить, так он, стервец, целую неделю по двору шатался, палку искал. Всех перепугал, пока не подсказали ихним родственникам отнест и прикопать палку возле могилки, и после этого Пацюк угомонился, может и у тебя такой же случай?
Вспомнила вдова, что в последнее время дочка не расставалась с куклой, подаренной ей отцом перед тем как тот умер. Она ту куклу и купала, и спала с ней, а вот положили ее в гроб или нет - не помнит, не до того было. Сама все эти дни была как в тумане.
Вернулась она домой и начала искать дочкину куклу. Нашла ее под кроватью, в пыли, и от вида этой куклы воспоминания снова нахлынули на нее. Аккуратно, как собственное дитя, вдова обмыла куклу, причесала и положила на кроватку, где спала её дочь. На большее у нее не хватило сил, да и утомлена она была предшествующей бессонной ночью.
Поздно вечером вдова внезапно проснулась от постороннего шума и вновь, как и в прошлую ночь, услышала голосок своей дочки, только теперь детский голосок не плакал, а пел колыбельную песенку, ту, которую часто напевала ей она сама. Всю ночь женщина лежала, заливаясь слезами и сдерживая дыхание, чтоб не разрыдаться. А рано утром, завернув куклу в чистенькую тряпицу, отнесла на кладбище и прикопала в ногах у дочки. Больше она не слышала по ночам никаких звуков, но говорят, что после двенадцати ночи у могилки этой девочки иногда раздается колыбельная песенка и детский смех. .
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:00 #25077 от Витязь
Сундук оборотня

Как-то пасмурным утром на одном хуторе появилась странная подвода, на которой сидел пожилой казак с деревянной культяпкой вместо ноги. Старые казаки признали в нем Григория, ушедшего много лет назад на царскую службу.
Многие годы о нем ничего не было слышно: то ли на войне был, то ли в плену. К его возвращению никого из родных у него не осталось. Только старая хата да небольшое подворье - вот и все наследство. Самым удивительным, вызывающим зависть у казаков, был стоящий на подводе огромный сундук, обитый серебряными пластинами с узором по углам. По всему сундуку шли причудливые рисунки.
Казаки молча шли за подводой и разглядывали необычный сундук. Подъехав к хате, казаки помогли хозяину разгрузить подводу. Григорий был молчалив. Он исподлобья посматривал по сторонам, с трудом узнавая хутор.
Это случилось в день полнолуния. Еще с вечера все хуторские собаки словно взбесились, выли и рвались с цепи. Казаки крестились и шептались между собой, что это не к добру. Ночь была беспокойной, и многие хуторяне не спали.
Утром по хутору пронеслась весть, что местного пьянчугу Федьку разорвал волк. Но особо казаки обратили внимание на то, что волк был трехпалый: на сырой земле отчетливо были видны его следы. По следам казаки определили, что волк был огромный, а по клочку шерсти, зацепившемуся за кусты, - что рыжий. Несколько дней казаки объезжали окрестности хутора, но ни волка, ни даже его следов не нашли. Прошло две недели после того страшного случая, и все повторилось. С вечера завыли собаки, и весь хутор замер в тревожном ожидании. Несколько казаков, вооружившись ружьями, поскакали в дозор. Объезжая хутор, один из них заметил огромную тень, мелькнувшую у плетня.
Пришпорив коня, казак перелетел через плетень и чуть не налетел на огромного рыжего волка. Волк оскалился и приготовился к прыжку. Вскинув ружье, казак стрельнул. Попал или не попал, он так и не понял, волк прыгнул на него. Выхватив шашку, храбрец рубанул что было сил. Зверь взвыл, и казаку показалось, будто закричал человек. Не успел он глазом моргнуть, как хищник скрылся в темноте. Подскакали другие казаки и осветили факелом место, куда скрылся волк. Недалеко от кустов лежали человеческие
пальцы, а окровавленный трехпалый след вел к хате казака Григория. Перекрестившись, казаки поскакали по окровавленному следу. Плотным кольцом они окружили подворье старого казака, освещая дорогу факелами. Казаки медленно сжимали кольцо вокруг утонувшей в темноте хаты. Неожиданно один из них закричал. Все бросились на крик. У колодца они увидели волка, оскалившегося и готовившегося к прыжку. Несколько выстрелов остановили его. На всякий случай прозвучало еще несколько выстрелов в уже безжизненное тело. Медленно казаки стали подходить к мертвому волку.
- Никогда такого не встречал, - сказал с удивлением один пожилой казак.
- Пусть лежит до утра, - решили все, - теперь не убежит, - и разошлись по хатам.
Утром весь хутор собрался посмотреть на волка, а увидев, люди пришли в ужас: у колодца, в чем мать родила, лежал недавно приехавший Григорий. Похоронили его, от греха подальше, за кладбищем, привалив на всякий случай могилу огромным валуном.
Все бы, может, и забылось, да не выходило из ума у многих казаков наследство оборотня, удивительный сундук.
- Хлопцы! - крикнул один из казаков, Степан. - Вы знаете, что у меня дело со словом не расходятся. Ставлю ведро самогона и хороший закус, а вы мне отнесите сундук.
Слишком уж уважали хуторяне этого казака и не хотели поперек становиться. Отнесли сундук в Степанову хату и загуляли.
Долго Степан разглядывал узоры на причудливом сундуке. "Что там внутри?" - думал он. Замок был выполнен в форме креста, и, как Степан ни старался, не мог его открыть, пока не лопнул крест под нажимом кинжала. Тут же крышка легко открылась. Сундук был пуст. От него повеяло сыростью, и невольно по телу пробежали мурашки. Степан прикрыл крышку и вытер пот со лба.
- Никогда больше его не открою, - решил он и, перекрестившись, вышел на улицу.
Всю ночь Степану снились кошмары, будто бы когтистые, волосатые руки затягивают его в этот ужасный сундук. Проснувшись, Степан сел и закурил. Начинало светать. Кинув взгляд на сундук, казак с удивлением обнаружил, что тот открыт. Прикрыв крышку, Степан пошел управляться. Во всем теле чувствовалась слабость, словно он и не спал вовсе. Проходившая мимо соседка, увидев Степана, воскликнула:
- Божечки ты мой! Да ты весь поседел.
Степан недоверчиво покосился на нее и, войдя в хату, посмотрел в зеркало. На него глянуло лицо незнакомого человека: с седыми висками, посеребренной головой и впавшими глазами. "Пойду умоюсь, - решил казак. - Не иначе оборотень навел порчу".
С каждым днем Степан чувствовал себя все хуже. Каждое утро он обнаруживал крышку проклятого сундука открытой. Ночи для него были полны кошмаров. Через неделю те, кто знал Степана, с трудом узнавали его. Из тридцатилетнего казака он превратился в старика. Степана охватило какое-то безумие и апатия. Целыми днями он сидел на завалинке, а сердобольные соседки носили ему еду и молились за его душу.
На хуторе редко появлялись чужаки, это становилось целым событием, а тут на восьмой день после похорон оборотня появился нищий, Божий человек. Он прямиком направился ко двору Степана.
- Не вынесешь ли ты мне хлебца, добрый человек? - попросил он казака.
Степану захотелось поведать этому страннику о своей беде.
- Заходи, - позвал он.
Старец вошел во двор и начал креститься.
- Ты уж извини, - сказал он, - но не могу я подойти к тебе. Ты сидишь на краю могилы. А в доме у тебя адова бездна. Беги, казак, пока душа твоя еще чиста.
- Нет у меня ни силы, ни желания бежать, - вздохнул Степан. - Этот проклятый оборотень навел на меня порчу.
- Не оборотень, - покачал головой старец, - а что-то более страшное.
- Не сундук ли? - вздрогнул Степан.
- Что за сундук? - поинтересовался Божий человек.
Степан подробно рассказал старцу и про оборотня, и про сундук.
- Много есть путей попасть в рай, но не меньше - и в ад, - начал старец, - ты потому не превратился в оборотня, что душа твоя чиста и крепка вера в Бога. Но, сломав печать на крышке сундука, ты открыл дверь темным силам. Этот сундук невозможно ни сжечь, ни уничтожить. Надо его спрятать подальше от людского глаза.
Два казака, поклявшихся на святом кресте хранить тайну, на рассвете погрузили сундук на подводу и увезли в неизвестном направлении.
Прошло много лет, и никто так и не узнал, куда делся сундук. Но в последнее время многие казаки стали свидетелями необычного явления на холме. По ночам холм начинал светиться. Разное говорили по этому случаю, но копать так никто и не решился.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:02 #25078 от Витязь
Как казаки нечистого из колодца выгоняли

Эта история произошла в одной из казачьих станиц. После праздника, дед Шептун, из-за обильного празднования, за ночь выпил всю воду, что была в хате. До утра он терпел сколько мог, но жажда оказалась сильней и только начало рассветать, Шептун ринулся в одном исподнем к колодцу. Руки, словно чужие, не слушались его, и ведро, выскользнув, с прощальным приветом полетело в низ. Это была катастрофа. Бабка Матрена и так по всякому пустяку пилила да пинала мужа, а потеря ведра могла закончится для него, в лучшем случае, палатой в реанимации. И дед решился на подвиг: полезть в колодец и достать ведро. Несмотря на свои почтенные годы, дед довольно проворно спустился по цепи. Но как теперь подняться, да еще и с ведром! Хорошо, что воды в колодце было лишь по нижнюю часть пупка. Тогда дед придумал надеть ведро на голову и пробовать лезть по цепи, так как стоять в холодной воде уже не было сил. Казалось, еще немного, и его ноги вместе с продолжением рода отмерзнут на всю оставшуюся жизнь. Медленно дед стал подниматься по цепи. Неизвестно, сколько он лез, так как ведро на голове закрывало обзор пройденного пути, но когда казалось, что уже близок конец его мучениям, к колодцу кто-то подошел. Дед услышал знакомый голос соседки:
- Что это они колодец бросили открытым?
Она наклонилась, чтобы потянуть цепь, и в это время дед Шептун, полный радостных надежд на спасение, прокричал:
- Привет! Васильевна!
Наверное, ничего умнее в этот момент ему просто не пришло в голову, а может, хотел пошутить, но голос, прозвучавший из колодца, да еще из ведра, поразил соседку. Ей показалось, что это сам нечистый подал голос из преисподней. И тут из колодца показалось ведро, Васильевна со всей, что было силы, ударила по нечистому своим ведром. От удара оба ведра исчезли в глубине колодца, издав противный визжащий звук. В свою очередь, Васильевна, издав не менее противный визг, бросились на улицу с криками: " Нечистый в колодце!".
Стремительное падение деда с двумя ведрами смягчила вода, и все же он отсушил себе ноги. Последующие крики из колодца и угрозы не сулили ничего хорошего Васильевне. Дед даже вспомнил, с кем гуляла ее бабка в молодости. Но всего этого не слышала Васильевна. Вокруг нее уже начали собираться бабы, и она сбивчиво им рассказывала о нечистом, поселившимся в колодце деда Шептуна, который чуть не надругался над ней. Подошедшие казаки подняли на смех Васильевну. Но та божилась и , чтобы доказать свою правоту, повела всех к колодцу. Когда, наконец, дед угомонился и стал прислушиваться к крикам, доносившимся с верху, что-то загородило свет. Посмотрев вверх, он увидел головы, заглядывающие в колодец.
- Эй, наверху! - закричал он.
Крик из колодца ошарашил станичников. Словно неведомая сила отбросила всех от проклятого колодца.
- Давайте камнями его закидаем,- предложила одна из женщин.
- А где потом брать воду? - запротестовала Васильевна,
- Давайте лучше батюшку позовем.
- А давайте я его из ружья пульну, - предложил один из собравшихся казаков.
- Я тебе пульну раздался зычный голос Шептунихи, вышедшей из хаты на шум во дворе. - Иди в свой колодец пуляй.
Она решительно подошла к колодцу и заглянула в него. Дед Шептун из десяти тысяч узнал бы свою жену, тяжело вздохнув, представив, что взбучки ему не миновать, он позвал:
- Матрен, это я.
- Ах ты старый огрызок, - узнав голос мужа, всплеснула руками жена, - Ты зачем туда залез?
О том, как с шутками и прибаутками станичники доставали из колодца деда и что с ним потом было, после того как поговорила с ним жена, мы умолчим, чтобы не унижать мужского достоинства казака. Но, как говорится, "На чужой роток не накинешь платок", не один год станичники вспоминали со смехом, как деда Шептуна приняли за нечистого и чуть не прибили. А дед после того случая долго болел, года-то уже не те, в холодной воде сидеть.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:03 #25079 от Витязь
Нечистая сила

Много разных историй ходило по станице о нечистой силе. Кто-то верил рассказам, а кто-то лишь посмеивался.
Василий ни во что не верил, но то, что произошло с ним, на какое-то время изменило его взгляды. Жил мужик в центре станицы, а мать его - на окраине. Она болела, и каждый день ему приходилось навещать ее, что создавало массу неудобств. Потом мать и совсем слегла. Соседи перешептывались:
- Надо бы потолок прорубить, чтобы душа на волю вышла!
Да кто осмелится сыну в глаза такое сказать! Но все-таки скончалась родимая. Василия как раз дома не было. Не услышал последнюю волю матушки. Соседи качали головой и говорили:
- Нехорошо это. Будет ее душенька по земле маяться.
После похорон теща и говорит Василию:
- Знаешь, зятек, много чего в станице болтают. Ты бы на всякий случай, чтобы отпугнуть нечистую силу, повесил на чердаке у себя мертвых скворцов.
Не стал казак портить отношения с тещей, сделал, как она велела.
Проснувшись как-то ночью, он услышал странный шум на чердаке, вроде кто-то там бегает да подпрыгивает. Не суеверен был Василий, а мурашки так и забегали у него по спине. Вспомнил, о чем предупреждала теща, видно, что-то не так сделал. На следующий день позвал он ее в гости, а та и рада указания раздавать. А как темнеть начало, предложил переночевать. Идти-то далеко, а отвезти, сказал, не может, машина, мол, поломалась. Ночью будит он ее и говорит:
- Послушайте, что это на чердаке может быть?
Теща прислушалась и начала креститься.
- Пока батюшка не освятит твой дом, - заявила она, - ноги моей здесь не будет, - и несмотря на ночь, тут же собрала вещи и ушла.
Проснулись жена и дети. Пришлось Василию все им рассказать. Всю ночь домочадцы сидели, прислушиваясь к шуму на чердаке.
На следующий день Василий привез батюшку. Священник освятил и дом, и двор. На всех окнах и дверях нарисовал кресты и уехал. То ли батюшка был недостаточно авторитетен для нечистой силы, то ли бесы были атеистами. Но ничего не помогло. Ночь прошла так же беспокойно. Утром пришла теща:
- Собирайся, - заявила она Василию, - я знаю одного старца, он живет в соседней станице. Поехали, привезем его. Мне сказали, что только он поможет.
Василий был на все уже согласен. Но только они выехали из станицы, как двигатель заглох. Что только Василий не делал, машина не заводилась.
- Все понятно, - заявила теща, - это нечисть не пускает нас к ворожею. Видно, боится его.
Она решительно вылезла из машины и пешком отправилась домой. Проголосовав некоторое время, Василий всё же уговорил одного водителя отбуксировать машину домой. Дома никого не было, и Василий, взяв бутылку водки, решил с горя выпить.
После третьей рюмки в тишине он услышал на чердаке шум.
- Ну, все, сил моих больше нет, - сказал сам себе подвыпивший Василий и, взяв ружье, полез на чердак.
По чердаку бегали три больших крысы. Подпрыгивая, они пытались сорвать подвешенных скворцов.
- Так вот какая это нечисть, - сплюнул Василий. - Ну, теща, спасибо тебе за совет, как избавиться от нечистой силы.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:03 #25080 от Витязь
Немая

Известно, что в ведьмину ночь собиралась вся нечисть на холме, а вот на каком - сейчас никому не ведомо. А в старину знали и время, и место, и старались в ту ночь по домам сидеть. Были и такие, что ходили к нечисти просить кто богатства, кто бессмертия, но мало кто из них возвращался. А если и возвращался, то уже с больной головой. Один казак пошел денег просить. Утром видят, а он целую пазуху камней набрал. Всем показывает, радуется: "Вот сколько я золота принес..."
А в другой станице жила бедная семья: мужик с бабой да двое детей. Мужик-то думал, сын подрастет, помощником будет, а тут свалила мальчонку болезнь, лежит бревном. А уж как сестра его любила, ни на шаг от него не отходила. И шепнула ей одна ведунья: сходи, мол, на ведьмин холм, попроси нечистого снять порчу с брата. Так та и сделала, добралась до этого проклятого холма. А там... кого только нет! Содом да Гоморра.
Окружила малышку нечисть и спрашивает:
- Зачем пришла, невинная душа?
- Я за брата просить, - испуганно проговорила девочка.
- Знаем, знаем, - завыли бесы, - а согласишься ли, если мы вылечим его, десять лет молчать, а в залог косу твою отрежем?
А в ту пору девушке без косы - позор.
- Я на все согласна, - вздохнула девочка, - лишь бы брата поднять.
- Ну, значит, так тому и быть, - сказал главный бес. Отрезал девочке косу и велел ей идти домой.
- Но смотри, - предупредил напоследок, - заговоришь, и душу свою невинную загубишь, и беду еще большую на брата накличешь.
Дома девочка сразу повязала голову платком и с этого дня перестала разговаривать. Все очень обрадовались, когда мальчик вдруг встал, будто и не болел никогда. Единственное, что огорчало родителей, что их дочь онемела, но в конце концов свыклись и с этим.
Прошло больше пяти лет. Девочка превратилась в красивую девушку. Но из-за немоты на нее никто не обращал внимания. Да уже и не помнили, как ее зовут, а кликали все больше по прозвищу - Немая.
Брат вырос в высокого крепкого юношу. Всем хорош, да вот избаловали родители: вырос он ленивым, сам ничего не делает, а все на сестру покрикивает:
- А ну, Немая, сделай то, сделай другое.
Сестра молча исполняет приказания брата и только по ночам вытирает слезы и ждет - не дождется, когда кончится ее срок. Как-то привел брат невесту. Деваха не из красивых, худая, длинная да рыжая. С первого дня невзлюбила она золовку. Поначалу только шипела на нее, как змеюка, а со временем и кричать, и обзывать стала. Брат ходит, посмеивается: "Вот, мол, какая боевая у меня жинка". Немая-то отмалчивается, а невестку еще больше зло берет. До того однажды разошлась, что хотела схватить золовку за косу и сорвала с нее платок. Смотрит, а косы-то нет. Уж тут она такой крик подняла! Увидел брат, что у сестры косы нет, и давай ее со двора гнать:
- Не было еще в нашей семье такого позора! Иди туда, где косу оставила.
И пошла девушка неизвестно куда.
Долго ли бродила она по свету, неведомо. Девушка работящая была, то там подработает, то тут. Люди добрые и кормили ее, и ночлег давали. А чтоб не узнал ее кто, намазала себе лицо сажей. Да как не пачкайся, а добрую душу и сквозь грязь рассмотреть можно.
Полюбилась она одному казаку-бобылю.
- Живи у меня, красавица, - предложил он. - Захочешь, женой станешь, а нет, так сестрой будешь.
Так и осталась Немая жить у казака - и не жена, и не работница.
Между тем срок уже подходил к концу, и решил нечистый испытать девицу. Превратился он в старца и подошел ко двору. Девушка тут же ему и водицы поднесла, и краюху хлеба.
- Добрая ты, - говорит старец, - а пошто молчишь, брата своего, изверга, жалеешь, не знаю.

Вот что я тебе скажу, девица. Снимаю я с тебя заклятие досрочно и косу твою возвращаю. А брата твоего накажу.
Девушка голову опустила, чуть не плачет. Знаками показывает: не трогай брата, а я уж потерплю еще.
- Ну, смотри сама, - пожал плечами нечистый.
Сказал так и исчез.
А время летит. Дошли до девушки слухи, будто у брата сын родился и подрос уже, и так захотелось Немой посмотреть на него! Оделась она в старое тряпье, а казаку объяснила, что в гости к родителям сходить хочет. Закручинился казак и говорит девушке:
- Нет мне без тебя жизни. Не вернешься - знай, не жить мне.
Намазала Немая лицо сажей и тронулась в путь. Никто не узнал в чумазой женщине Немую, а она в старых тряпках, согнувшись, как старуха, подошла к родительскому дому и увидела мальчика лет четырех. Да такой был малыш пригожий, что от волнения сжалось сердце у девушки, захотелось обнять племянника, к груди прижать. А малец, будто почувствовав это, безбоязненно побежал к ней как к старой знакомой. Увидел ее брат, что сын к незнакомой оборванке бежит, и давай ругаться. Не признал сестру родную, кричит:
- Пошла вон, ведьма старая! - и замахнулся на нее.
Заплакала Немая и пошла прочь. Решила она не уходить до конца срока, назначенного ей нечистым. Приютила ее одна старая женщина. А в последний день срока случилось вот что. По соседству мужики решили заколоть кабана, но то ли удар был неточный, то ли мужики уже достаточно поддали, но кабан вырвался от них и в бешенстве, проломив забор, выскочил на улицу. Следом за ним тянулся кровавый след. Кабан побежал прямо на ничего не подозревающего малыша-Ванюшку. Все это увидела Немая. Выскочив на улицу, она закричала:
- Ванечка, беги ко мне! - и бросилась к малышу.
На шум выскочили брат с невесткой и все соседи. Немая словно на крыльях летела к ребенку. Подбежав, она схватила его, прижала к груди и бросилась к забору. Кабан, не добежав до них пяти шагов, упал и стал биться в судорогах.
Девушка даже не заметила, как у нее с головы слетел платок, и все увидели толстую косу, упавшую до пояса. Слезы радости лились из глаз Немой. Она платком вытерла лицо. Тут-то ее все и признали. Девушка рассказала родителям и брату о сделке с нечистым. Стыдно стало брату, и стал он просить сестру остаться жить с ними. Но, погостив немного, та вернулась к своему казаку. Жили они долго и счастливо, и было у них много детей.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:03 #25081 от Витязь
Разлука в пятьдесят лет

Жил в одной станице казак с дочерью. Жена его при родах скончалась, вот и пришлось казаку самому дочь растить. Жениться во второй раз не стал: не хотел, чтобы у дочери мачеха была. Выросла девушка красавицей. Многие казаки к ней сватались, но не по сердцу они были Любаше, а отец не хотел, чтобы дочка без любви замуж шла. Как-то раз подъехал к их плетню молодой казак, воды попросил коня напоить. Любаша глянула на него - и сердечко в ее груди сильней забилось.
"Вот он, мой суженый", - подумала она и, покраснев, убежала в хату. Казак тоже приметил девушку и решил посвататься к ней.
- Отдашь за меня свою дочь? - спросил он у отца.
- Отдать-то отдам, коль по сердцу ты ей пришелся, а вот что ты умеешь делать?
- Да все могу, - стал хвастаться казак. - И в бою храбрее меня нет, и в работе лучше меня не найдешь.
- Ну, что ж, - говорит отец невесты, - раз ты такой храбрый, выполни одно мое желание. На границе с басурманами есть заброшенный колодец. В том колодце, говорят, когда-то утопили басурманскую княжну. Перстень у нее есть особый, продлевает молодость и жизнь. Привези тот перстень - и сразу же сыграем свадьбу.
- Будь по-твоему, - говорит молодой казак. - Но прежде позволь попрощаться с Любашей.
Вышла Любаша и подает казаку кисет.
- Это чтобы не забывал меня, - промолвила она на прощание.
Недолго Степан собирался. Взял все самое необходимое в дорогу, вскочил на коня - и в путь. Нелегко было в степи найти заброшенный колодец, но Степан все-таки нашел его и, привязав веревку, стал опускаться. Конь постоял немного возле колодца, да и пошел пастись в степь.
Колодец оказался очень глубоким, и казак стал опасаться, что длины веревки может не хватить. И вдруг он в стене увидел дверь. Толкнув ее, запрыгнул в маленький тоннель. Прошел несколько шагов, наткнулся еще на одну дверь. То, что увидел Степан за дверью, сильно его удивило. В просторной комнате возле зеркала сидела черноволосая красавица и расчесывала волосы золотым гребешком.
- Заходи, казак, - проговорила она.
Как будто Степана связали по рукам и ногам, в голове туман стоит. А она его уже обнимает и в постель ведет.
Неизвестно, сколько времени прошло, но захотелось казаку закурить. Достал он кисет и вспомнил о Любаше. А княжна сидит у зеркала, волосы расчесывает. У Степана как будто пелена с глаз спала. Смотрит, а в зеркале не девушка, а старуха древняя отражается. Схватил Степан саблю да отрубил ей голову. Снял перстень с пальца обезглавленной княжны - тут все колдовство и пропало. И перстень исчез.
Выбравшись из колодца, он не нашел своего коня и пешком отправился домой.
Неизвестно, сколько Степан брел, но, подойдя к станице, не узнал ее. Появились новые хаты, казаки, которых прежде Степан не встречал, гарцевали на лошадях по улице. Степан с трудом нашел хату, где жила Любаша. Во дворе бегал казачонок лет пяти.
- Эй, малец! - позвал его Степан. - Ты не позовешь мне Любашу?
- Это бабушку, что ли? - спросил малыш. - Бабушка, бабушка, - закричал он, - тебя какой-то дедушка зовет!
Все перемешалось в голове Степана.
- Да какой я тебе дедушка! - возмутился он.
Из хаты вышла старая женщина.
- Вам кого? - спросила она.
- Да мне бы Любашу, - проговорил Степан и достал кисет.
Женщина посмотрела на него и всплеснула руками:
- Господи, да где же ты был пятьдесят лет?
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:04 #25082 от Витязь
Отдай портянку

Давно это было, не знаю только, правда али нет, но жил на хуторе старый казак Цыбуля. Как уж там у него в жизни получилось, но прожил он всю свою жизнь бобылем. Пил Цыбуля, как говорят, по-черному. Казаки тоже не прочь, а уж Цыбуля им сто очков вперед давал. В молодости дед, говорили, лихой казак был, и девчата у него не переводились, а вот к старости и стакана воды стало некому подать. Но хоть и пил Цыбуля, а голову не терял и никому плохого ничего не делал. Не злобный был дед, так что казаки поджаливали его: кто покормит, кто нальет. А дед
как выпьет, так давай рассказывать про войну. Говорил, что даже сапоги у него с самого генерала мертвого сняты, вместе с портянками - эту свою историю особенно любил рассказывать, так что его сапоги знали все в хуторе лучше, чем свои. Частенько дед не добирался до своей хаты, и казаки подшучивали над ним: то ногу к дереву привяжут, то шапку в штаны засунут.
Как-то подвыпили три казака и споткнулись о лежащего посреди дороги деда. С устатку так и не дошел до дома. Что возьмешь с него! И тогда решили казаки подшутить над стариком. Сняли с Цыбули его знаменитый сапог и, размотав портянку, обули сапог на голую ногу, а портянку Семен, один из казаков, унес с собой. Наутро Семен про портянку забыл, тем более что прошла по хутору весть: дед Цыбуля ночью помер. А вот когда узнал, что нашли его мертвым в том месте, где они его оставили, стало не по себе. Тогда приказал он двум казакам, что были с ним в злополучную ночь, чтоб молчали и никому ни слова. Так и схоронили деда Цыбулю в его знаменитых сапогах и с одной портянкой.
- На кой ляд она ему теперь, - махнул рукой Семен, - на том свете не пригодится.
Поздно ночью, когда все уже спали, в окно Семена кто-то постучал. Еще не проспавшийся, он стал будить жену.
- Пойди, глянь, кто-то стучит.
В ответ баба недовольно зашипела. Плюнув с досады, Семен встал и выглянул в окно - во дворе увидел, ужаснувшись, похороненного нынче деда Цыбулю.
- Отдай портянку, - жалобно заныл дед.
От страха Семен отпрыгнул от окна и перекрестился: "Свят, свят, вот это допился, моргунчики стали посещать", - прошептал он и решил выяснить наутро, кто же это подшутил над ним. Только он задремал, как вновь услышал стук в окно и жалобный голос: "Отдай портянку!" Вскочив с постели, Семен схватил плетку и выбежал на улицу. Во дворе никого не было, но и сон ушел, как не бывало. Поутру, злой и невыспавшийся, Семен отправился искать своих друзей, с которыми он разувал деда. "Кроме них некому было издеваться надо мной", - решил он. Но казаки крестились и божились, что такое сотворить у них и в мыслях не было. В их искренность трудно было не поверить, и все-таки, предупредив их еще раз, Семен пошел домой, уверенный в том, что теперь его оставят в покое. Но не тут-то было. Только лишь уснул, как в окно опять постучали, и все тот же противный голос заныл: "Отдай портянку!"
На этот раз Семен схватился за шашку и с ней несколько раз обежал вокруг хаты, да так никого и не обнаружил. Потом еще трижды выбегал на улицу и в конце концов сел с шашкой под дверь, чтоб наказать шутника, но тот до утра так и не появился.
Неизвестно, где Семен раздобыл волчьи капканы, но, перед тем как лечь спать, расставил их под окном. Со спокойной душой ушел в дом, уверенный в том, что его мучитель теперь уже никуда не убежит. Среди ночи его разбудил стук и знакомый до тошноты голос, просивший о той же портянке. Если бы Семен собственными ушами не слышал, как щелкнул капкан, он бы ни за что не поверил, что кто-то здесь был. Засветив фонарь, стал искать сработавший капкан. В капкан попался чей-то сапог. Присмотревшись поближе, Семен узнал сапог деда Цыбули. До утра казак просидел под иконой, бормоча молитвы и крестясь. Лишь рассвело, замотал сапог в какую-то тряпку, побежал к своим друзьям. Рассказанная история и сапог вызвали ужас у суеверных казаков.
- Надо бы найти портянку и отнести вместе с сапогом деду, - предложил один из друзей.
- И надо сделать это сегодня, - предупредил Семен, - а то теперь он и за сапогом будет ходить.
Почти полдня ушло на поиски портянки деда Цыбули. Случайно посмотрев вверх, Семен увидел ее на крыше погреба. Он бы руку дал на отсечение, что не закидывал ее туда, но это теперь было и не важно. Достав портянку, казаки взяли лопаты и огородами отправились на кладбище.
- Ты посмотри, - проговорил один из них, - уже три дня, как заховали, а земля свежая.
Солнце начинало садиться, когда казаки разрыли могилу и открыли гроб. Дед Цыбуля лежал свеженький, будто и не хоронили его, а на лице его застыла ухмылка.
- Глянь, еще и скалится, - пробурчал, крестясь, Семен.
Одна нога деда Цыбули была разутой. Быстро намотав портянку деду на ногу и натянув сапог, казаки закрыли гроб и стали торопливо закидывать землю. Солнце село, когда они кончили работу. Достав из узелка бутылку самогона, Семен налил полный стакан и поставил на могилу.
- Прими от чистого сердца, - проговорил казак, - ты это любил. И не держи на нас зла, пусть земля тебе будет пухом. Лежи себе спокойно, вернули мы тебе и сапог, и твою портянку.
Допив бутылку, мужики разошлись по домам и после этого, говорят, дед больше уже никого не беспокоил. А Семен каждый родительский день ставил на могилу деда полный стакан самогона, а что он там ему говорил, никому неведомо, даже бабушке Кате, которая поведала мне эту историю.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:04 - 20 нояб 2014 05:09 #25083 от Витязь
Сокровища проклятого монаха

1
В глубине смоленских лесов притаился старый скит. Рубленные добротные строения, окрученные высоким забором, не позволяли постороннему взгляду проникнуть в мир старообрядцев. И когда в серый дождливый день у ворот скита появился незнакомый старик в чёрном балахоне, его приняли настороженно и неприветливо. Промокший до костей старик, когда, наконец, его пригласили войти, с первых же минут дал повод пожалеть хозяевам об их поступке.
Из-под мокрой из старого мешка накидки блестели злые огоньки чёрных глаз, сверливших насквозь присутствующих. Остановив взгляд на иконе, старик широко перекрестился тремя перстами.
Что произошло дальше, нам неведомо. Дошли лишь слухи, что староверы обвинили его в связи с нечистой силой и толи повесили, толи совершили над ним какое-то другое душегубство, а затем положили в кованый гроб и похоронили на перекрёстке дорог, привалив могилу огромным камнем.
Прошло много лет, и поползли по окрестным деревням слухи, что по ночам в том месте, где камень лежит, бродит тень чёрного монаха. Сторонились люди места проклятого. Но с годами страхи перешли в легенду, и мало кто помнил, где был похоронен монах. С годами всё меняется, обезлюдели и те края, лишь дряхлый скит, окружённый забором, остался.
И как-то поселились около него несколько семей, бежавших от несправедливости, творившейся в то время на земле.
- Раз скит стоит, значит, место святое, - подумали переселенцы, не ведая о близости проклятой могилы, и остались на житьё.
Когда они обустраивались, дела шли неплохо, но тронули они однажды камень, что лежал на могиле старика, для каких-то хозяйских нужд, и с того дня начались у них неприятности. В новолуние стали люди замечать, что у стен заброшенного скита бродит тень в чёрном одеянии. Хуже того, она им являлась во сне и требовала, чтобы извлекли из могилы останки монаха и похоронили их по христианскому обряду на кладбище. Мужики и бабы кропили хаты святой водой и молились, но тень ужасного старика всё равно являлась. Да ещё грозила на детей порчу навести. Тогда собрались мужики и перед каким-то церковным праздником порешили выполнить требование страшного мертвеца.
А ночью, накануне праздника, вдруг зазвонил колокол. Люди со страхом повыскакивали из домов, смотрят, а в полуразрушенном ските мерцает свет.
И выходит из ворот освещённая лунным светом процессия со свечами и пением. Когда она стала приближаться, то увидели люди, что это тени мёртвых. И двигаются они к заброшенной могиле. Затем они окружили её и так, с пением, простояли до самого утра. Как только стало светать, тени начали таять, и с первым лучом света исчезли совсем. Самые храбрые мужики подошли к могиле и обнаружили там сотни свечных огарков. В воздухе кружил запах ладана. Перепуганные жители собрали свой немудреный скарб и ещё до ночи покинули проклятое место. Но на этом история не закончилась.


2

Много сейчас разного люда бродит по земле в поисках сокровищ. Слушают они рассказы стариков о заброшенных скитах и церквушках, а потом, годами разыскивают их. В народе таких людей называют "чёрными копателями". Такими копателями были Пётр и Василий, много лет пытающиеся найти клад. Но кроме горсти монет да старых икон, не имеющих большой цены, ничего существенного им не попадалось. И всё-таки они продолжали искать клад, надеясь на удачу. И вот дошли до них слухи, что где-то в лесу стоит заброшенный скит и что там спрятаны несметные сокровища.
Долго Иван и Пётр разыскивали старожилов, слышавших о заброшенном ските, и всё-таки собрали кое-какие сведения. В один из летних дней, сев на
ГАЗ - 69, в народе прозванный "козлом", отправились они на поиски клада. Дня три друзья плутали по бездорожью и вот, по известным приметам, нашли они полуразрушенный скит, поросший деревьями и кустами. Стали кладоискатели кружить вокруг забора, примеряясь, с чего начать поиски. Тут они и наткнулись на оставленное поселение. Видно, кто-то очень уж срочно покидал эти места, так как много было оставлено домашней утвари. Может, для коллекционеров и музеев эти предметы имели ценность, но только не для наших искателей сокровищ. День клонился к закату и "следопыты", решили поужинать и заночевать, а утром начать раскопки. Но какое-то беспокойное чувство не покидало их с тех пор, как они подъехали к скиту.
- Всё же, видно, правы были старика, - заметил Пётр, - когда говорили, что это проклятое место.
Иван ничего на это не ответил, суеверно перекрестившись на всякий случай. Было уже за полночь, а друзья так и не могли заснуть. Из окна ГАЗика они со страхом наблюдали за странными тенями, появившимися невесть откуда и двигающимися вдоль забора полуразрушенного скита. Ночные шорохи и крик филина, раздающиеся в лесу, заставляли вздрагивать, и всякие ужасы змеями заползали в головы любителей сокровищ. Луна с холодным безразличием скудно освещала окрестность, и всё-таки друзья заметили, что одна из теней, напоминающая по форме человеческий силуэт, двигается в их сторону. Иван стал опять креститься, а Пётр за ружьё схватился. Тень приближалась, и теперь невозможно было не узнать в ней человека в чёрной одежде с накинутым на голову капюшоном. На какое-то мгновение видение исчезло, но вновь появилось уже перед одной из дверей машины. Иван и Пётр прижались к противоположной двери и наблюдали, как жуткий гость, подняв руку, трогает стекло. В следующую секунду раздался душераздирающий визг, словно по стеклу провели гвоздём. Незнакомец исчез, и тот же звук послышался почти у самого уха. Иван и Пётр в ужасе сдвинулись в угол салона. Странный гость стоял уже с другой стороны машины и пробовал прочность стекла. И тут из-под капюшона на перепуганных кладоискателей сверкнуло два огонька. Гость смотрел прямо на них, и этот взгляд леденил кровь. Волосы на голове друзей зашевелились от дикого ужаса. Потом незнакомец появился с той стороны машины, где, прижавшись друг к другу, сидели бедные искатели сокровищ.
Всю ночь они метались от одной стенки салона машины к другой, пока рассвет не растворил жуткого гостя. Вымученные, с трясущимися руками, друзья вылезли из машины и обошли её кругом. Ничего не напоминало о визите ночного гостя, кроме глубоких царапин на стёклах.
- Хорошо, что он не додумался распороть брезент, - почему-то прошептал Иван.
- Нужно убираться отсюда, - категорично заявил Пётр. Они попытались завести ГАЗик, но машина не отзывалась. Были проверены свечи, бензонасос. Вроде, всё было в порядке, а машина не заводилась.
Несмотря на все ужасы прошедшей ночи, друзья сели обедать. Глаза сами собой слипались, и они, поев, заснули у машины на траве. Приснился им один и тот же сон: человек в чёрном одеянии ведёт их по лесу. Вот они выходят на поляну, и страшный проводник указывает им на небольшое углубление.
- Копайте здесь, - приказывает он.
Проснулись копатели, когда солнце уже садилось и тени от деревьев легли на землю. Недолго думая, Иван и Пётр, собрав посуду, залезли в машину, предчувствуя новое появление ночного гостя. После полуночи незнакомец возник перед машиной. Друзья не сомневались в том, что это и есть тот чёрный человек, что приснился им. Он, постояв некоторое время у них на виду, двинулся в сторону чащи леса, указывая рукой дорогу. Потом он вновь оказался рядом с автомобилем и опять двинулся в сторону леса. Так продолжалось несколько раз. Перед утром незнакомец исчез.
Иван и Пётр, у которых нервы были натянуты, как струны, наконец, вздохнули.
- Кажется, он нам показывает место, где зарыт клад, - предположил Пётр.
- И что же он захочет взамен? - в раздумье спросил Иван, даже не представляя цену дорогой подсказки. Его товарищ неопределённо пожал плечами. Через некоторое время друзья заснули, и снился им одинаковый сон: копают они яму в том месте, которое указал им незнакомец. Долго копают, и, наконец, лопата бьётся о что-то железное. Это оказывается кованый гроб. Достают они его, и тут перед ними возникает их знакомый. Он требует, чтобы гроб погрузили на машину и отвезли к ближайшей церкви. Там оставили его и после этого убирались на все четыре стороны. Проснулись друзья в поту. Время было уже к обеду. Не сговариваясь, Иван и Пётр схватили инструмент и двинулись в глубь леса по дороге, указанной человеком в чёрном. И словно их кто вёл по незнакомой местности, так как не прошло и десяти минут, как наши копатели вышли к углублению, которое они видели во сне.
- Вроде, здесь, - вздохнул Пётр, махнув рукой на небольшую впадину. Копать друзьям было не впервой, и часа через два они наткнулись на железный гроб. Гроб на удивление оказался не очень тяжёлым, и Петр с Иваном без
особых усилий вытащили его из ямы. Друзья срубили заклепки и открыли крышку гроба. От того, что они увидели, на них навалился такой страх, что ноги сами собой подогнулись, и Пётр с Иваном опустились на землю. Из гроба на них смотрел высохший старик с длинной седой бородой и волосами до плеч. Именно, смотрел, так как глаза у него были открыты. Казалось он только, что прилёг и сейчас поднимется. Полуистлевший мешок на голове и чёрная ряса напомнили им приятеля, посещавшего их ночью. Одежда выдавала в нём священнослужителя.
Старик лежал без движения, и лишь слабый ветерок шевелил его бороду, создавая ужасающий вид, словно покойник сейчас поднимется и ... Этих нескольких минут наблюдения за ним хватило Ивану и Петру на то, чтобы прийти в себя и поскорее накрыть гроб крышкой. Наспех, кое-как закрепив крышку, друзья понесли гроб к машине. Домовина не становилась в ГАЗике, и Пётру пришлось прикрутить её проволокой к заднему сиденью. Так что покойник оказался в слегка наклонном положении. Странное дело, машина завелась сразу, и наши герои тронулись в обратный путь. Два дня и две ночи Пётр с Иваном по очереди вели без остановок машину. Грохотавший гроб придавал им силы и не давал заснуть. На одной из ухабин крышка гроба сдвинулась и из гроба свесилась костлявая рука старика с длинными когтями. У Петра от страха чуть сердце не выпрыгнуло из груди. Насосом, что оказался под рукой, он затолкал жуткую конечность обратно в гроб и, задвинув крышку, сел сверху. Усталые и голодные приятели рано утром подъехали к знакомой деревеньке. Ориентируясь по куполу с крестом, они направили машину к церквушке. Выгрузив у ворот ограды гроб, Иван и Пётр постарались уехать не замеченными.
Рано утром отец Василий вышел из дома и направился к церкви. Зевая и крестя рот, он стал осматривать церковный двор, и его взгляд остановился на странном предмете, стоящем у ворот. Отец Василий направился к воротам и от увиденного у него глаза полезли на лоб. Он не только никогда не видел, но и не слышал о том, чтобы покойников подбрасывали. Насколько он знал, за последнюю неделю в деревне никто не умер. Странно было и то, что гроб был кованый и явно старый.
- Кому это в голову взбрело выкапывать и подбрасывать мне гроб? - подумал батюшка. Подошел служка. Почёсывая лысеющую голову, он ходил вокруг гроба и, как заведённый, повторял:
- Спаси нас Господи.
Подтянулись старухи - основные прихожанки храма. И вдруг сам по себе зазвонил колокол. Батюшка и старушки стали креститься.
- Не к добру это, - промолвил батюшка. Кто-то побежал за участковым. Участковый в присутствии понятых открыл крышку гроба. По деревне завыли собаки. Так же внезапно смолк колокол и в возникшей тишине все присутствующие подошли к гробу. Никто и никогда не видел этого старика в полуистлевшей чёрной рясе. Одна жалостливая старушка попыталась закрыть ему глаза, но из этого ничего не получилось. Тогда на глаза положили медные пятаки. Пятаки тут же почернели.
- Может, занесём гроб в церковь? - предложил участковый, - по виду он, вроде, священнослужитель.
- Не знаю, - покачал головой батюшка, - но отпеть и похоронить его
всё-таки по христианскому обычаю надо.
Гроб стали медленно заносить в церковный двор. Создавалось, однако, впечатление, что кто-то невидимый препятствует этому. Люди спотыкались, одна старушка упала в обморок. Когда гроб поднесли к вратам церкви, подул ветер. Все зажженные свечи в церкви сразу потухли. Неожиданно, сами по себе, захлопнулись двери в божий храм и, как не пытались батюшка с прихожанами открыть их, они не поддавались.
- Видно, проклятый церковью этот старик, - выказал общее мнение служка.
Оставили гроб во дворе, чтобы отпеть его тут же и затем отнести на кладбище. Опять начались необъяснимые явления: кадило не разгоралось, батюшка начинал читать молитву и тут же его душил кашель.
- Нужно окропить гроб святой водой, - посоветовал служка.
- Делай, что хочешь, - махнул рукой батюшка, вытирая слёзы от очередного приступа кашля. Служка тут же принёс бутылочку со священной водой и стал брызгать на гроб. Вода, соприкасаясь с гробом, шипела, словно кто капнул масло на раскалённую сковороду. Над гробом поднимался пар.
- Да, что же это такое, Господи, - простонал батюшка, - давайте хоронить его, а потом отпоём грешную душу.
Погребли старика на старом кладбище, где давно уже никого не хоронили. Но так как никто не знал его имени и фамилии, то могила так и осталась безымянной. Вот только крест, как не укрепляли, он всё набок косился. За всем этим наблюдали две, знакомые уже нам, небритые физиономии. И только после того, как старика закопали, друзья вздохнули с облегчением.
- Кажется, закончились наши мучения, - подвёл черту Пётр и направился к машине. Иван, оглядываясь на кладбище, всё ещё не веря в своё освобождение от страшного старика, медленно побрёл за другом.
Не знаем успокоилась ли на этом душа старца или нет, но на какое-то время он оставил в покое живых, и если бы не одно обстоятельство...


3
Иван с остервенением мыл машину, как будто это была её вина в тех злоключениях, которые они перенесли. Петр залез под капот ГАЗика, проверяя свечи и бензонасос.
- Чертовщина какая-то, - наконец проговорил он, - до сих пор не могу понять, почему не заводился движок?

- Да, что там непонятного, - отозвался Иван из салона машины, - может, старик выхлопную трубу заткнул?
- Ага, или за поршень держал, - усмехнулся Петр.
- Смотри, что я нашел, - выскочив из машины, воскликнул Иван. Петр выглянул из-под капота. В руках Иван держал книжку, по размеру напоминающую блокнот. Обложка её была обтянута покоробившейся коричневой кожей.
- Какая-то книга, - разочарованно проговорил Петр, - и откуда взялась?
- Да вот под сиденьем валялась, - прошептал Иван, пытаясь в ней, что-то прочитать.
- Не на русском языке, хоть и буквы, вроде, наши, - наконец, после долгих усилий хоть что-то разобрать, - промолвил он.
- Похоже, эта книга того старика из гроба, - выдвинул догадку Петр и глаза друзей встретились. От этого вывода их прошиб холодный пот.
- Давай выбросим? - предложил Петр.
- Что ты? - ужаснулся Иван. - А вдруг старик опять будет по ночам приходить да свою книгу требовать.
- А может, подарим? - Вспомнил Петр о своем знакомом в городе. - Один старик, антиквар и букинист, может хорошо заплатить. А этот покойник, я думаю, нас уже не потревожит. Мы же все его требования выполнили!
Иван, подумав, кивнул головой.
- Вообще то ты прав, должны же мы компенсировать свои затраты, да и за моральный ущерб полагается.
Уже через полчаса после их разговора ГАЗик удалялся в сторону города, а им вслед подозрительно смотрел участковый. Всю дорогу Петр с Иваном мечтали, как потратят деньги от продажи книжной древности.
Худенький старичок, с козлиной бородкой, долго и с интересом разглядывал необычную книжку.
- Что я могу сказать, - наконец, произнёс он, - книга, безусловно, старая. Но, чтобы разобраться в ней, нужно время. Петр с Иваном ёрзали на стульях от пронзительного взгляда старика.
- Как она к вам попала? - полюбопытствовал антиквар.
Друзья переглянулись, как бы совещаясь, говорить правду или соврать.
- Имейте в виду, что от этого зависит ценность находки, - давил на них старик.
Петр глубоко вздохнул и кивнул головой Ивану. Иван, словно ждал этого. Он с азартом принялся рассказывать о черном монахе и ужасе, который они пережили. Пока рассказывал Иван, выражение лица у старика менялось. Если в начале оно было скептическое, то к концу рассказа глаза блестели, что выдавало его явную заинтересованность в этом деле.
- Так-с, - многозначительно уставился он на книгу, - а я смотрю, манускрипт рукописный, с использованием гусиного пера, вероятнее всего, автор её - монах. Мне нужно время, чтобы прочесть рукопись. Подходите к концу недели. А это вам задаток, - и он вытащил из письменного стола и протянул друзьям тысячерублевую купюру.
К концу недели, как и договаривались, Иван с Петром сидели у антиквара в кабинете. Но теперь их в комнате было четверо. За столом устроился мужчина с огромными кулаками и широкими плечами. Друзья не сомневались, что и роста этот детина будет не меньше двух метров. Мужчина подкручивал усы, и глаза его хитро поблескивали. От этого взгляда Петру и Ивану стало не по себе.
- Познакомьтесь, - представил незнакомца антиквар, - мой племянник с Кубани Степан. Я ему все рассказал, так что он в курсе событий. Вместе с ним вам предстоит отправиться в небольшую экспедицию. Я уже старый и не смогу сопровождать вас, к сожалению, - вздохнул старик.
- Какую еще экспедицию? - удивились друзья.
- Сейчас объясню вам все подробно. Мне удалось прочитать записи, и вот, что я узнал: Много лет назад, была война с поляками, если вы ещё помните историю. Зимой 1613 года, когда поляки оставляли Москву, высшие офицеры увозили сундук с царскими сокровищами. Они ехали окольными путями, опасаясь за сохранность награбленного. Долго плутали они по смоленским заснеженным лесам, пока не нашли проводника, крепостного мужика Ивана, проживающего в поместье боярина Панина. Мужик долго водил их по лесу и завел в такую глушь, что от усталости и холода те стали умирать. Но, несмотря на все лишения, они упорно цеплялись за сундук с сокровищами. В конце концов, поляки поняли, что Иван их обманул. Но к тому времени он успел спрятаться и мог со стороны наблюдать, как гибнут поляки один за другим. Когда последний офицер испускал дух, мужик подошел к нему. На груди у поляка висел ключ в виде паука. Он был из чистого золота и усеян бриллиантами. Мужик спрятал ключ у себя на груди, а сундук, засыпал камнями, пометив место. Долго Иван добирался домой, но от холода и голода у него иссякали силы. Подобрали его монахи у стен монастыря умирающего. Сам настоятель, иерей, исповедовал Ивана. Но один монах подслушал рассказ о сокровищах. Когда мужик умер, иерей записал его рассказ и начертил карту, где предположительно был спрятан клад. Монах убил иерея, украл карту и ключ и отправился на поиски сокровищ. Вот и вся история. Думаю, до клада он так и не дошёл. А согласно вашему рассказу, его-то прокляли! Возможно, в монастыре догадались, на чьей совести смерть настоятеля. И всю силу братии вложили в это проклятие.
В наступившей тишине, Петр и Иван сосредоточенно о чем-то размышляли.
- И где эти карта и ключ? - наконец, спросил Иван.
- Карту я нашел в обложке книги, а ключ, вероятно, так и висит на шее того монаха, которого выкопали вы, - ответил антиквар. И тут из-за стола поднялся Степан. Догадки Петра и Ивана оказались верными, он почти доставал головой потолок. В комнате сразу стало тесно и неуютно.
- Мы подумали, что вы всё равно в курсе, поэтому не будем привлекать посторонних, а включим вас в экспедицию. Места вы знаете, лично знакомы с покойником, - Степан ухмыльнулся в усы, - надумаете обмануть - не советую. Из-под земли достану, и пугать не буду, как ваш покойный дружок. Похороню вместе с ним, заживо. Верите мне?
- Верим! Верим! - в один голос закричали Иван и Петр.
- Ну, вот и отлично. Но так как здесь задействована нечистая сила, а я христианин, то, думаю, без помощи батюшки нам не обойтись. Люди мы не жадные, отдадим сокровища государству, а тех процентов, что нам положено, хватит всем на всю жизнь. Так дядя? - Степан повернулся к старику.
- И не только нам, но и нашим внукам, - подтвердил антиквар.
- Значит так, - стал распоряжаться Степан, - закупаем все необходимое - деньги у нас есть - и едем выкапывать монаха.
- Зачем? - с ужасом вскрикнул Петр.
- Ключ надо забрать, - спокойно пояснил казак. - Да вы не бойтесь, мы же батюшку подключим.
Петр и Иван, представив, что им вновь надо будет встретиться с покойником, начали потеть.
- И смотрите, никому ни слова, - пригрозил Степан, приподняв внушительный кулак.

4
Знакомый ГАЗик, весело подпрыгивая, мчался в сторону деревни. При каждой очередной встряске на ухабе из машины доносился беззлобный мат. За рулём сидел Петр, а рядом с ним, согнувшись в неудобной позе, Степан. Салон машины был явно маловат для его размеров и очередной подскок, вызывал у казака приступ ругани. Сзади, среди ящиков, рюкзаков и прочего инструмента, примостился Иван. Он со злорадством посматривал в сторону Степана. Впереди показался купол церкви и ГАЗик, не сбавляя скорости, направился к ней. Остановившись у ворот ограды, путешественники вылезли из машины. Степан долго разминал шею и затекшие суставы.
Служба окончилась, но батюшка ещё был в храме, так как двери его были открыты, Степан решительно вошел во двор, а следом за ним Иван с Петром. Одеты они были в камуфляж, и можно было подумать, что это или военные, или охотники. Перед тем, как войти в церковь, Степан трижды широко перекрестился. Его примеру последовали и спутники Степана.
Конечно, батюшка прекрасно помнил случай с подброшенным покойником. И если в начале рассказа лицо его выдавало удивление, то к концу повествования он беспрерывно крестился и что-то шептал. Когда Петр замолчал, свою речь продолжил Степан:
- Мы, батюшка, хотим все по закону. Сдадим сокровища государству, и вы новую церковь построите, и мы в убытке не останемся. Нас надо только защитить от всякой нечисти. Вот мы и просим вас поехать с нами, - стараясь быть убедительным, закончил Степан. Всё это время, пока шел разговор, в стороне стоял служка и внимательно к нему прислушивался.
- Не могу я бросить церковь, да и года мои не те, чтобы бегать по лесам за сокровищами. А вот Василий, мой помощник, он вполне вам подойдет. Человек он набожный, уже более пяти лет в церкви мне прислуживает. Ну, что, Василий, пойдёшь? - спросил батюшка и повернувшись к служке.
- Как скажите, батюшка, - потупив взор, ответил служка.
- Но есть ещё одна к вам просьба, - вновь заговорил Степан, - нужно откопать монаха, что бы взять у него ключ от сундука. Да и сам ключ огромных денег стоит.
- Что бы провести эксгумацию, нужно разрешение милиции, - задумчиво проговорил батюшка, - вам нужно поговорить с нашим участковым.
- Попробую все уладить, - махнул рукой Степан и вышел из церкви. За ним последовали Петр с Иваном.
- Ты смотри, - рассмеялся Степан, - на ловца и зверь бежит.
Возле ГАЗика, присев на корточки, местный участковый разглядывал рисунок протектора на колесе.
- Что-нибудь не так? - спросил Степан, подходя к участковому. Милиционер резко поднялся и снизу вверх посмотрел на казака. Он едва доставал Степану до плеча.
- Это чья машина? - спросил он.
- Моя, - ответил Петр, выходя из-за спины Степана.
- Прошу предъявить документы.
Через несколько минут выяснилось, что участковый взялся раскрыть необычное преступление: убийство старика и подбрасывание гроба с его телом к церкви. Около часа Степан, Петр и Иван убеждали участкового, что никакого убийства не было и что вся эта история связана с нечистой силой. И только после того, как подошедший батюшка подтвердил слова Степана, и речь зашла о сокровищах, участковый проявил интерес.
- Хватит денег и вам купить милицейский ГАЗик, сколько можно на мотоцикле ездить, - убеждал Степан, - и вы как представитель власти и закона проследите, чтобы сокровища в целости и сохранности попали по назначению. В итоге, в этот же день решили монаха выкопать.
Семен, местный алкаш и лодырь, частенько не доходил до дома, и так как дорога домой шла через заброшенное кладбище, то ночевал прямо здесь, среди бурьянов, бывших когда-то могилами. В этот раз его разбудил чей-то голос. Выглянув из кустов, Семен увидел, что у свежей могилы неизвестного старика столпилось много народу: батюшка со своим служкой, участковый и трое незнакомцев. Один из них был огромного роста. Не хотел бы Семен встретиться с ним в темном переулке, и поэтому он притаился.
- Что они там делают? - мучился в догадках пьяница. Ветер дул в противоположную от него сторону, и он не слышал, о чем они говорят. Вот
батюшка распалил кадило и стал со служкой ходить вокруг могилы, а двое незнакомцев, в камуфляжной форме стали раскапывать могилу. Участковый сидел на полусгнившей скамье и нервно курил. Он не знал, правильно ли поступает или нет в данном случае. Может, надо было все же сообщить в район. К нему подошел Степан и хлопнул по плечу, отчего скрипнула скамейка.
- Не мучайся, сержант, ты все правильно сделал.
Эти слова немного взбодрили участкового.
- Зови меня Ильич, - дружелюбно ответил он, - а то неизвестно, сколько времени проедем вместе, а ты всё "товарищ сержант" да "товарищ сержант".
- Договорились, - улыбнулся Степан. Земля не успела просесть и Петр с Иваном быстро выкопали зловещий гроб.
Пока его вытаскивали, батюшка читал молитву и ходил вокруг могилы с кадилом, а служка брызгал святой водой. Конечно, всю грязную работу приходилось делать Петру и Ивану. Когда открыли крышку гроба, присутствующие остолбенели, старик смотрел на них, и в его взгляде было столько ненависти и злобы, что Иван запричитал:
- Я не подойду к нему, хоть режьте. Не подойду!
- Может ему кол осиновый забить в сердце? - предложил Степан.
- Не юродствуй, - сердито ответил батюшка.
И все же Ивану и Петру пришлось приподнимать старика, чтобы Степан смог снять с его шеи ключ на золотой цепи.
Подняв над головой ключ, чтобы все смогли рассмотреть, Степан торжественно произнес:
- А теперь кто-нибудь сомневается в том, что клад существует?
Иван с Петром тщательно посадили крышку гроба на заклепки и, опустив его в яму, стали быстро засыпать могилу землёй. И только после того, как вышли с кладбища, все вздохнули с облегчением.
На следующий день запланировали поиски клада. Золотой ключ в виде паука, усеянный драгоценными камнями, Степан повесил себе на шею. Никто не пытался возражать. Все поняли, что командовать во время похода будет он. Однако начинало темнеть, и батюшка предложил гостям переночевать у него.
Семен долго наблюдал за людьми у могилы. Он видел, как раскрыли гроб, как склонились над покойником. Затем в руке детины что-то заблестело, и это что-то он надел себе на шею. Потом гроб снова закопали, и компания направилась к церкви. Таинственное происшествие так заинтриговало Семена, что он решил этой же ночью раскопать могилу и выяснить, в чем там секрет. А вдруг в гробу спрятаны сокровища, а покойник лишь для отвода глаз. Начинало темнеть, когда Семен с лопатой и бутылкой самогона приступил к раскопкам. При лунном свете Семен, наконец, вытащил гроб из могилы. Выпив пару глотков для храбрости, он стал сбивать заклепки. Как только отлетела последняя заклепка, крышка гроба медленно всплыла вверх. От неожиданности Семен отскочил к краю могилы. Он открывал и закрывал рот, но голоса не было, чтобы позвать на помощь. Последнее, что он увидел, как из гроба медленно начал подниматься старик. На следующий день, жители были взбудоражены известием о том, что на старом кладбище в разрытой могиле был найден мертвым местный алкаш Семен, а гроб со стариком, что был закопан в той могиле, бесследно исчез. Но всего этого уже не могли знать наши искатели сокровищ. Они на ГАЗике тряслись по лесу к знакомому лишь Петру и Ивану заброшенному скиту. За ними, на мотоцикле с коляской, ехал участковый. К вечеру они остановились, чтобы заправить машину и мотоцикл, поесть и до утра отдохнуть. На поляне установили палатку, развели костер и усталые и довольные сели ужинать. Крик Ивана всполошил всех.
- Смотрите! Смотрите! - указывал он на небо.
Присутствующие дружно повернули головы и посмотрели вверх. Они увидели, как над кронами деревьев несётся гроб, а в нем сидит знакомый старик. Рядом летит крышка гроба. Степан схватил карабин и, не целясь, выстрелил. Гроб тряхнуло, и старик исчез внутри. Тут же его накрыла крышка. Степан выстрелил еще раз. Из гроба показался костлявый кулак. Он погрозил Степану, а гроб, как подбитый самолет, начал пикировать вниз. Вскоре он скрылся из глаз в гуще леса.
- Говорил же, давайте ему кол в грудь вобьем, - недовольно проговорил Степан. Василий громко читая молитву и вознося вверх крест, кругами ходил по поляне. Не верящий своим глазам участковый Ильич, трясущимися руками пытался зарядить пистолет. Петр с Иваном уже сидели в ГАЗике с закрытыми дверями и боязливо выглядывали в окна.
- Значит, это все правда? - наконец, проговорил участковый.
- Да я и сам не очень в это верил, - сознался Степан, - но у нас на Кубани и похлеще бывало. У нас ведьм, куда не плюнь, все одно в неё попадешь, а покойники табунами по станицам бродят.
- Врешь? - не поверил участковый.
- А ты приезжай, сам убедишься.
- Да, нет, спасибо, мне и этого достаточно.
- Ты Василь Василич мне патроны водичкой святой спрысни, а то мне кажется, его пули не берут, - попросил Степан служку.
- Может, не попал? - спросил Ильич.
- Да ты что? - возмутился Степан, - спроси, кого хочешь, на Кубани, промахнулся хоть раз Степан Кувалда?
Василий, между тем, кропил святой водой поляну, а заодно и патроны Степана. Из машины вылезли Петр с Иваном.
- Началось, - простонал Иван.
- Вы, что, этого трухлявого покойника испугались? - рассмеялся Степан, - да я у нас на Кубани, знаешь, каких покойников в землю одним ударом загонял. А этого толкни, он сам рассыпается. Я помню, подрались как-то на кладбище два покойника, а я рядом проходил. Ну, думаю, надо их разнять, все же хорошими людьми при жизни были. А они, гады, на меня набросились. Еле отбился. Так они поболе меня были. Эти рассказы Степана разрядили обстановку и даже приподняли всем настроение. Они понимали, что Степан просто хочет перевести все в шутку, но и хотелось верить, что этот огромный казак, действительно, ничего не боится и может справиться с любой нечистой силой.
Из-за деревьев послышался вой. Степан приподнял валун и швырнул в темноту леса. Послышался звук удара камня о железо и визг.
- Ничего я нашему старику не отшиб? - усмехнулся Степан.
Послышался треск веток и на поляну выскочил разъяренный старик.
- Ай! Ай, Ай! - вдруг смешно запрыгал он по поляне. Его ноги, соприкасаясь с освещенной водой, шипели и дымились. И вдруг среди всего этого ужаса раздался истерический хохот участкового. Все оглянулись в его сторону. Даже монах перестал прыгать. Ильич хохотал, схватившись за живот. Хохот был таким заразительным, что вслед за ним стали смеяться Петр и Иван. Даже Василь Василич заулыбался. Старик, с ненавистью посмотрев на своих обидчиков, ринулся через кусты в лес. Не смеялся один Степан, он перезаряжал винтовку. Когда старик скрылся в лесу, Степан подошел к машине и достал из неё бутылку водки и четыре стакана.
- Предлагаю выпить за то, чтобы конец нашего мероприятия был таким же веселым, как и начало. Он разлили водку, и все, кроме Василия подняли стаканы и выпили.
Компания улеглась отдыхать, а священнослужитель, усевшись удобней у костра, с псалтырём на коленях, стал читать молитвы. Все дружно спали, лишь Степан при каждом шорохе или хрусте ветки приоткрывал глаза. Под рукой у него лежал карабин. Остаток ночи прошел без приключений и компания, собрав пожитки, тронулась в путь.
- По нужде ходить только днем и по двое, - предупредил Степан.
- А если ночью приспичит, - не удержался без реплики Иван.
- На ночь памперсы надевай, - усмехнулся казак.
К вечеру следующего дня, искатели сокровищ, наконец, прибыли к месту, где когда-то впервые Иван с Петром повстречались с чёрным монахом. Пустые консервные банки и бутылки были этому свидетельством. Степан покачал головой.
- Убрать немедленно после себя мусор, - приказал он Петру и Ивану, а сам начал доставать из машины вещи. Служка уже ходил по поляне и опрыскивал кусты и траву освященной водой.
- Начнем поиски с утра, - предложил Степан, - а сейчас надо подготовиться к встрече с нашим покойничком. Пока не поздно, можешь сходить по нужде, - предложил он Ивану, - чтобы ночью не хотелось.
- А там, за деревьями, старый скит, - пальцем показал Иван, после того, как все расселись ужинать. Начинало темнеть и желающих посмотреть на него не нашлось.
Степан расстелил карту на земле и Иван с Петром стали изучать её.
- Я понял, где это! - наконец, воскликнул Петр. - Помнишь, - он повернулся к Ивану, - мы объезжали какой-то валун и чуть не влетели в
болото?
- Это где-то в полукилометре отсюда, на север, - начал вспоминать Иван.
- Ну, вот с утречка и пойдем, - похлопал Степан по плечу Петра, отчего тот чуть не сел.
Начинали сгущаться сумерки и Василь Василич начал читать молитвы. Степан задумчиво смотрел в сторону скита, вспоминая, наверное, свою Кубань. Вдруг тишину разорвал удар колокола. Не успел звук замереть, как прозвучал второй и третий удар. Степан схватил винтовку и напрягся. Остальные столпились вокруг Василь Василича, а тот еще громче стал читать молитву. Со стороны заброшенного скита к ним приближалось белое облако со светящимися огоньками. Приблизившись к поляне, оно обогнуло её по кругу и только теперь перепуганные кладоискатели определили, что вокруг поляны стоят тени покойников или они сами со светлячками в руках. Ветер стал доносить сначала еле слышное пение, потом пение становилось все громче. Василь Василич, перестав читать молитву, стал подпевать необычному хору. Сон, навеянный пением, охватил компанию и через минуту все сладко спали, охраняемые Божественной силой. Первым проснулся Степан. Впервые за последние дни, он чувствовал невероятный прилив сил и бодрости.
Оглядев спящую компанию, он стал готовиться к походу. Вскоре проснулись все остальные, кроме Василь Василича.
- Пусть отдыхает, - строго проговорил Степан, - он и так все ночи не спит. Участковый Ильич остался охранять лагерь и готовить обед, а Иван с Петром, взяв металлодетекторы, повели Степана, вооруженного кроме карабина еще лопатами и ломом, в место предполагаемого захоронения.
- Помнишь, на карте была река? - спросил Иван Петра, - так вот я думаю, что это и есть речка Гнилушка. Только она здесь протекает.
- А почему такое название? - удивился Степан, - вода в ней, что ли гнилая?
- Да нет, вода хорошая, можно сказать родниковая, - стал рассказывать Петр. Вот только начинается она из болот. И там, говорят, воду эту пить нельзя. Но зато она имеет лечебные свойства - останавливает кровь, лечит экзему, радикулит, даже ожоги заживляет. Но где именно это место, никто сейчас не помнит.
- Да басни все это, - махнул рукой Иван.
- А у нас на Кубани, - сел на любимый конек Степан, - речки называют ласково: Добренькая, Серебрянка, Весёлая. Так за разговорами они не заметили, как вышли к болоту. Рядом с ним возвышался курган.
- Где-то здесь, - неопределенно пожал плечами Петр и стал регулировать метоллодетектор. Его примеру последовал Иван, а Степан, свалив инструмент, прилег отдохнуть.
- Плохо дело, - оглядываясь, проговорил он.
- Почему? - повернулся настороженно Иван.
- Да мы сюда машиной не доедем в случае чего. Придется здесь ночевать.
- Нет, я не останусь, - категорически проговорил Иван.
- Я тоже, - махнул головой Петр.
Степан же промолчал.
Иван с Петром долго бродили вокруг валуна, но все безрезультатно, пока Петр не залез на валун.
Сразу послышался сигнал цвет металла.
- Здесь! - прокричал Петр.
Степан, подхватив лом, словно это была камышина, поспешил наверх к Петру. Часа два кладоискатели долбили камни, спрессованные годами и переплетенные корнями деревьев.
Последнее редактирование: 20 нояб 2014 05:09 от Витязь.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:09 #25084 от Витязь
Сокровища проклятого монаха

5

Сигнал шел стабильный и уже никто не сомневался, что клад находится в этом месте. И вот, наконец, Иван дорылся до чего-то металлического. Все трое дружно бросились освобождать сундук, окованный железом.
Степан попробовал приподнять край, и ему это не удалось.
- Как же поляки его перли? - удивился он.
- Иди к Ваня за мешками и поесть что-нибудь принеси, а мы с Петром раскопаем яму пошире, - распорядился Степан.
- Я сам не пойду, - запротестовал Иван.
- Я пойду, - вздохнул Петр, - только мне винтовку дайте.
- И рюкзачок мой прихвати на всякий случай, - вдогонку крикнул ему Степан. Раскопав сундук, так, чтобы к нему можно было подойти, Степан ломом свернул амбарный замок и приподнял крышку. От такого богатства дух захватило не только у Ивана, но и у Степана.
- Вот бы дядю сейчас сюда, - переведя дух, проговорил казак.
Здесь лежали золотые кубки, ордена, усеянные бриллиантами, всевозможные украшения, но особое внимание Степана привлекла шкатулка, усыпанная драгоценными камнями и замысловатым рисунком на крышке. Рядом со шкатулкой лежала серебряная сабля, рукоять и ножны которой расписаны золотым узором и отделаны бриллиантами.
- За такую саблю, я бы, пожалуй, все отдал, - восхищенно проговорил Степан, доставая оружие из ножен.
- Ты шкатулку открой, - подтолкнул его Иван.
Степан нехотя положил саблю и снял с груди ключ.
Ключ в виде паука лапками вошел в отверстия крышки и тут, словно зазвенели колокольчики, и крышка сама откинулась.
Солнечный луч заиграл на камнях невиданной красоты. Они переливались и сверкали так, что было больно смотреть. Изумруды, рубины, алмазы, жемчуг и много еще такого, чему даже не знали названия Иван со Степаном.
- А можно один камушек, на память? - стал просить Иван.
- Ты не знаешь, что просишь, - нахмурился казак. - Ты думаешь, мне не хочется хотя бы эту саблю себе оставить? Не принесет этот камень ни счастья, ни богатства. Продать ты его не сможешь, начнешь предлагать его, хорошо, если просто ограбят, а то и пытать будут. Кто тебе поверит, что у тебя только один камешек, подумают, что припрятал еще где-то. А держать при себе тоже страшно, вдруг по пьяни потеряешь. Так и будешь мучаться с ним всю жизнь. Да и проклято это богатство. Иван, слушая Степана, как-то сник и тяжело вздохнув, сказал:
- Я об этом даже как-то не подумал.
- Вот сдадим государству, возьмем деньги и будем спокойны, - уже весело проговорил Степан.
Из кустов показался Петр с рюкзаком и двумя сумками.
- Ну что там? - не удержался он.
- Смотри, - Степан открыл крышку сундука, и у Петра заблестели глаза и затряслись руки.
- А потрогать можно?
- Еще натрогаешься, пока переносить будем, - усмехнулся Степан, - но смотрите, подумаете что припрятать, пожалеете. Нет, я вас бить не буду, скорее проклятье от старого монаха к вам перейдет. Так, что имейте в виду. Иван с Петром начали креститься, а Степан стал разворачивать бумагу с завёрнутым в неё обедом, принесенным Петром.
- Пожалуй, это скорей ужин, чем обед, - посматривая на садящееся за макушки леса солнце, проговорил Степан.
- Мы до темноты не перенесем, - заволновался Иван.
- Ладно, идите, я до утра постерегу, - махнул рукой Степан, - не оставлять же все это покойнику.
Иван с Петром переглянулись.
- А ты не боишься? - шепотом спросил Иван.
- Да я не в таких переделках бывал, - покручивая ус, усмехнулся казак, - неужто со стариком не слажу.
Степан взял карабин и стал собирать хворост для костра. Иван с Петром, быстро собравшись, двинулись к лагерю.
Достав саблю из сундука, Степан с восхищение её разглядывал, думая о чем-то своем. Наступившая темнота обострила его чувства. Со стороны болота несло прелью и сыростью. Хорошо еще, что комариная мазь спасала от жужжащих кровопийц.
Хруст веток насторожил казака, и, как будто в голове, послышался шепот:
- Зачем тебе, казак, сокровища?
- А тебе зачем? - прокричал в темноту Степан, а у самого мурашки побежали по спине.
- Легко быть храбрым среди людей, а как сам останешься, так страх за душу берет, - подумал Степан. И вот из-за дерева показалась сначала тень, а
потом и старик. Он шел с вытянутыми вперед руками. Степан выстрелил несколько раз в старика из карабина, но это не остановило его. Вот уже огромные когти стали приближаться к лицу Степана. Казак вскочил и выхватил саблю. Словно молния, она прочертила след в воздухе. Одна из страшных рук монаха вдруг отделилась и упала на землю. В лесу раздался крик раненого животного, Монах словно растворился, и лишь рука, валяющаяся не земле, говорила о том, что это не сон.
- Как же ты теперь будешь в носу ковырять? - выкрикнул Степан в темноту.
Так и простоял он с саблей наголо до самого рассвета.
С солнцем напряжение спало, и Степан, взяв целлофановый пакет, положил в него руку старика.
- Ну, как, все нормально? - были первые слова Ивана, когда они прибыли с Петром к сокровищам.
- Нормально, - пожал плечами Степан.
- А у нас опять духи были, - похвастался Петр.
- А я никого не видел. Вань, заряди карабин, патроны в пакете.
Иван схватил пакет и вытащил оттуда отрубленную руку старика. От неожиданности он подпрыгнул и, заверещав, швырнул руку в болото. Петр сначала выпучил глаза, а потом стал хохотать, приседая на землю.
- Что это было? - чуть не плача закричал Иван.
- Рука, - невозмутимо ответил Степан, - зря ты её в болоте утопил, старик придет за ней, что я ему скажу. Коротко Степан рассказал друзьям о ночном происшествии.
Разложив по мешкам и сумкам часть драгоценностей, Степан с Иваном понесли их к лагерю, а Петр остался охранять сундук. В лагере Ильич с Василием радостно приветствовали товарищей. Перекусив, они тронулись в обратный путь. На этот раз пошел с ними Ильич.
- Сундук тоже заберем? - спросил Иван.
- Последним рейсом, - ответил Степан.


6

Осталось забрать сундук и можно отправляться, - сказал Степан Василию Васильевичу, когда они вернулись в лагерь.
- Он что, имеет какую-нибудь ценность?
- Не знаю? - ответил казак, - но забрать надо.
- И на фига он нам нужен? - возмущался Иван, когда несли сундук, с одной стороны Степан, а другой Петр с Иваном.
Начинало темнеть.
- Последний раз переночуем, и домой, - проговорил Степан.
- Я думаю, что этой ночью нам никто не поможет, - вздохнул Василь Василич.
- Почему? - хором спросили все.
- Мне было видение. Огромный седой старец, тот, что все эти годы охранял клад, сказал, чтобы мы быстрей уходили.
- Уж не призрак Ивана Панина? - поинтересовался Степан.
- Может быть, - пожал плечами служка.
- Значит нужно отдохнуть перед предстоящей ночью, - распорядился Степан. - Я вздремну часок.
Иван с Петром наносили побольше сушняка для костра, Василь Василич тщательно опрыскал поляну, Ильич в это время готовил ужин. Когда ужин был готов, проснулся и Степан.
- Снился мне сон, - стал он рассказывать, - будто мои родители пришли за мной.
- Не к добру это, - покачал Иван головой.
- На все воля Божья, - крестясь, изрек Василь Василич.
С наступление темноты напряжение нарастало. Каждый шорох или крик птицы заставлял вздрагивать. Костер ярко освещал поляну, и незаметно всех охватила сонливость. Степан тряхнул головой и поднялся. Что-то зашуршало в темноте и на поляну стали вылазить пауки. Размером они были с кулак и передвигались довольно быстро.
- Хватайте горящие ветки - прокричал Степан и, схватив сук, первый ринулся на пауков. Он топтал их сапогами и жег огнем, но те не отступали.
Петр с Ильичем, по примеру Степана, также выхватили ветки из костра и ринулись в бой. Иван кинулся к машине. Схватив канистру с бензином, он стал обливать пауков. Странно, но не один паук даже не приблизился к Василь Василичу. Наконец, искра попала на облитых бензином насекомых. Те начали вспыхивать и взрываться. Через несколько минут паучье войско покинуло поляну, оставив после себя множество раздавленных и обгоревших сородичей. От их укусов, кстати, нестерпимо чесалось тело.
- Не расслабляйтесь, - предупредил товарищей Степан, яростно почёсывая шею. Пётр, Ильич, Иван и даже Василич начали подбрасывать в разворошенный костер новую порцию хвороста. Степан обвёл взглядом поляну и заметил, что трава на поляне во многих местах почернела, черные тени, словно чьи-то корявые руки потянулись к костру. Василь Василич стал кропить землю и тени отступили. Но на поляне появился сам монах, за ним следовали крысы.
- Жарковато сейчас будет, - крикнул Степан. Ильич, Иван начали стрелять по крысам, а Степан с саблей направился к старику.
- Как ты мне надоел! - проговорил Степан и рубанул саблей. Словно молния она сверкнула в ночи, но старик исчез.
- Сзади! - закричал Иван.
Степан развернулся, но когтистая рука, разорвав камуфляж, царапнула по всей спине, оставляя кровавую рану.
На этот раз монаху увернуться не удалось, и его голова покатилась по траве. Туловище, лишенное головы, нагнулось и оставшейся рукой стало искать голову. Найдя, оно схватило её за волосы и исчезло в темноте.
А в это время Иван с Петром в ярости крушили крыс. Они их давили ногами, жгли огнем. Ильич оказался неплохим снайпером. Ни один патрон не пропал даром. Василь Василич, подняв крест, громко читал молитву.
После исчезнувшего старика, крысы, как по команде, растворились в лесу. Степан был весь в крови. Василь Василич тут же стал оказывать ему первую помощь. Промыв рану на спине, и перевязав, её он покачал головой.
- Не нравится мне эта рана. Как бы заражения не было.
- У нас на Кубани, - усмехнулся Степан, - и не такие раны были. Помочиться на нее, прижечь огнем, и все проходит. А это так - царапина.
Наступал рассвет, пора было трогаться в путь, а все от усталости просто падали с ног. К тому же у казака начался сильный жар, и рана покраснела и опухла.
- Его бы к тому лечебному источнику на реке Гнилушке, - предложил Иван.
- Все решено, едем, - категорично заявил Петр, - к черту клад, жизнь человека важней.
- А как же сокровища? - удивился Ильич.
- А вот ты оставайся и охраняй их, - зло ответил Петр, - а мы Степана повезём к источнику.
Петр с Иваном помогли Степану сесть в машину и помчались по знакомой дороге. Василь Василич придерживал голову начавшего бредить казака.
- Он нам жизни спас, а этот гад печется о сокровище, - процедил сквозь зубы Петр. Иван ничего не ответил, лишь тяжело вздохнул.
Речка Гнилушка начиналась недалеко от болот. Вода в ней была прозрачной и холодной и, если бы не болото, то название скорей всего она имела другое.
Иван с Петром несли Степана, а Василь Василич шел впереди с крестом. Опустив казака на прибрежную траву, друзья начали раздевать его. На местах укусов появились язвы. Почти всё тело Степана было покрыто ими. Петр с Иваном положили казака в воду.
- Я думаю, нам тоже надо это сделать, - предложил Иван. Друзья разделись и обнаружили на своём теле тоже начинающиеся язвы.
Не пострадал один Василь Василич, он, прислонив руку ко лбу Степана, читал молитву. А в это время Иван с Петром плескались в холодной воде.
- Жар спал! - прокричал Василь Василич, - пора вынимать казака из воды, а то еще простудим.
Вытащив Степана на берег, Иван достал продукты, а Петр занялся костром. Переркусив, друзья прилегли и заснули крепким сном.
Проснулись они, оттого что Степан, тарахтя банками, яростно поглощал пищу.
- Проголодался, силы нет, - проговорил он виновато проснувшимся приятелям. Петр с Иваном повскакивали и начали обнимать казака. Василь Василич тоже улыбался.
- Я знал, что все будет хорошо, - проговорил он, - мне видение было.
На спине у Степана от страшной раны, осталась лишь царапина, зато все гноящиеся укусы пауков исчезли бесследно.
- А где Ильич? - оглядываясь, спросил Степан. Иван коротко рассказал ему, что произошло, пока тот был в "отключке".
- Конечно, надо было остаться кому-то, - проговорил Степан, - зря что ли такие жертвы и лишения мы перенесли. Нужно возвращаться, он ведь там один на один с нечистью остался. Только сейчас все поняли, что до Ильича они к ночи не доберутся, и что там с ним произойдет, не мог никто даже предположить.
- Не завидую я ему, - содрогнулся Иван.
- Если не глупый мужик, бросил бы все к чертовой матери да тикал домой, - подвел черту Петр.
Ильич же после отъезда друзей лихорадочно переносил сокровища в люльку своего мотоцикла.
- Ничего, - успокаивал он себя, - верну эти сокровища государству, а если кто из них останется в живых, то... - Ильич задумался. - А почему я должен делиться? Они сами отказались.
Успокоив свою совесть этой мыслью, Ильич завел мотоцикл и помчался домой. Ночь настигла его в пути. Дальше ехать было невозможно, и участковый, остановившись, стал лихорадочно разводить костер. Первобытные страхи трусили Ильича, и он, схватив шашку в одну руку, а пистолет в другую, сидел, пытаясь не заснуть.
Подул ветер и над верхушками деревьев показался летящий гроб, а в нем во весь рост стоял обезглавленный старик, держащий в единственной руке голову. Ильич в истерике начал стрелять, когда патроны кончились, он стал яростно размахивать шашкой. Гроб медленно опускался, и Ильич уже различал оскал старика и его горящий взгляд. Вдруг в глазах у Ильича потемнело и, схватившись за сердце, он упал.
Ночь кладоискателей застала в пути, и друзья, выбрав место для ночлега, приготовились ко всяким неожиданностям, но кроме комаров, больше никто их не тревожил. К обеду они подъехали к месту недавней их стоянки.
- Похоже, наш друг, захватив содержимое сундука, решил спасаться бегством, - констатировал Степан.
- Вот гнида, - процедил Иван.
- Ну что ж, поехали, может, еще застанем его в живых, - зло проговорил Петр. Собрав разбросанные по поляне вещи и погрузив сундук, на этом настоял Степан, друзья двинулись в обратный путь. К вечеру машина выехала на поляну. То, что они увидели, не вызвало сомнений, что здесь побывал черный монах.
На середине поляны стоял мотоцикл, а рядом пепелище от костра. Чуть дальше лежал Ильич. Но больше всего присутствующих поразило то, что у края поляны стоял гроб старика. Сам же он лежал на груде сокровищ в люльке мотоцикла, а голова покоилась рядом с ним.
Василь Василич поспешил к Ильичу. Перевернув его на спину, все ужаснулись. Лицо Ильича распухло, а глаза были выпучены, словно он увидел что-то жуткое.
- Собаке - собачья смерть, - изрек Иван.
И тут заговорил Василь Василич.
- Да как ты смеешь человека обзывать. Не суди и не будешь судим. Бог все это время оберегал вас, вы живы и здоровы, так зачем же из-за минутной его слабости ругать человека. Мы же не знаем, что на самом деле толкнуло его на это поступок.
Никто не ожидал от Василь Василича такой горячей речи. Все привыкли к его молчанию.
- Извините, батюшка, - вдруг, неожиданно для самого себя, сказал Иван. Степан тем временем вытаскивал сундук из машины.
- Что ты хочешь? - не понял Петр.
- Похоронить в нем старика, - ответил Степан.
- Копайте ему могилу, а я переложу сумки из мотоцикла в машину.
Уложив тело старика в сундук, Степан обвязал его буксировочным тросом.
- А с гробом что будем делать? - спросил Петр.
- Отвезем в нем Ильича, - вздохнул Степан, - надеюсь, на этом наши приключения закончились. И его семье надо будет долю дать.
Хоронили на этот раз старика без отпевания. Опустить сундук в глубокую яму постарались Петр с Иваном, Василь Василич положил сверху крест и, перекрестившись, проговорил:
- Лежи с миром. Пусть твоя душа успокоится и больше не тревожит живых. Сверху могилы Степан навалил огромный валун, и, погрузив гроб с участковым, кладоискатели тронулись домой. Следом на мотоцикле Ильича ехал Иван.
На этом закончилась история о сокровищах и проклятье черного монаха. А может, и нет...
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:13 #25085 от Витязь
Проклятье заброшенного колодца


1
Давно это было, так давно, что и хутора того не осталось, в котором происходили эти события. Лишь память людская сохранила в рассказах стариков историю о проклятом колодце.
На одном хуторе жила вдова с малолетней дочерью. Где погиб ее муж, про то сейчас никто не ведает, время смутное было. Бедно жила та вдова, одна радость в жизни у нее и осталась - красавица-малютка. Еще с ранних лет девочка обладала чудесным даром: приложит руку к больному месту, боль и проходит. Даже кровь переставала бежать из раны от ее взгляда. Эту ее особенность знали все хуторяне, и не раз казаки приходили к ней за целительной помощью. Хоть и мала была, а и стар, и млад уважительно с ней разговаривали и прислушивались к ее мнению. Каждое лето казаки бедствовали с водой: до речки далеко, в колодцах вода гнилью отдает. И как-то раз девочка-целительница и говорит хуторянам:
- Укажу я вам место, где колодец рыть, вода там на вкус родниковая и свойства лечебные имеет. Но просьба у меня к вам, постройте мне с матушкой рядом с тем колодцем хату.
Подивились казаки разумным речам маленькой девочки и пообещали выполнить ее просьбу. Недалеко от хутора указала девочка на то место, где надо было колодец рыть. И ведь действительно, вода оказалась столь вкусной, что с того дня все стали брать воду только с того колодца, а на день Ивана Купалы и хату построили вдове с ее удивительной дочерью.
Прошло какое-то время - девочка выросла и превратилась в настоящую красавицу. Полюбила она одного молодого казака, а он на нее даже внимания не обращает. У него в невестах сама атаманская дочка. Сколько переплакала бедная дивчина ночами темными, как только ни пыталась приворожить казака к себе, а он - ни в какую, не поддается ее чарам. Три дня гулял хутор на свадьбе у атамана, три дня не выходила безутешная девушка из своей хаты, а когда вышла, не узнать стало ее. Всегда приветливая и веселая, стала молчаливой и злой. Вот с того дня и навалились несчастья на хуторян. Все молодые казаки словно взбесились, на своих невест и смотреть не хотят, от колодца их не отгонишь. Каждый хочет угодить целительнице, так прозвали ее хуторяне. До того дошло, что передрались казаки, того и гляди поубивают друг дружку. Смотрели молодые казачки, как их бывшие женихи с ума сходят, и решили проучить целительницу, чтоб неповадно было чужих женихов снадобьями привораживать. Как-то дождались ее одну и по-женски за косы потаскали. И пригрозили: если, мол, не отпустишь наших женихов, то в колодце утопим.
С того дня и правда, казаки как будто проснулись, вернулись к своим суженым, но другая напасть обрушилась на хуторян. Стали все молодые казачки без видимой причины болеть и сохнуть на глазах. По хутору слух прошел, что это, видно, ведьма, так стали звать целительницу на хуторе, решила отомстить за свое унижение. Говорить-то говорили, а вот пока две молодицы не померли, ничего не предпринимали.
- Да сколько ж можно терпеть? - закричали матери погибших дочерей, и все казачки хутора бросились разыскивать целительницу. Вытянув ее из дома, они бросили ее в колодец, прибросав сверху камнями. Все это произошло на третий день праздника Ивана Купала. Говорили, что после того, как хуторяне разошлись по домам, из дома выбежала безутешная мать и, рыдая и причитая, бросилась в колодец с криком:
- Доченька, сейчас я тебе помогу
Больше ее никто и никогда уже не видел, и все стали постепенно забывать эту историю, но на следующий год на праздник Ивана Купалы многие казаки видели, как у хутора бродит прекрасная девушка с распущенными волосами. В ней сразу признали покойную целительницу.
- Неспроста она ходит, - шептали старики, - жениха себе заманивает, чтоб погубить.
И правда: нашлись казаки, которые, смеясь над страхами своих сельчан, уходили за девушкой, но назад так и не возвращались.


2
Прошло много лет. Хата, что стояла у колодца заброшенной, стала разрушаться, и, казалось, уже никто не посмеет к ней приблизиться, но приехала в хутор одна семья. Мужик с бабой да малолетний сын. Атаман и говорит ему:
- Хочешь, занимай хату у колодца.
Мужик и рад, говорит:
- Я и колодец почищу, и на месте старой хаты постоялый двор сделаю.
- Ну, давай, давай, - кивают ему хуторяне, а сами - молчок о проклятом колодце. Ну не любили казаки мужиков.
Мужик рьяно взялся за дело, и через год и дом построил, устроив в нем харчевню, и колодец почистил. Вот только сильно удивился, когда стал человеческие кости из колодца доставать. Ну, по христианскому обычаю захоронил их на кладбище. Но не везло мужику на новом месте: и в харчевню его никто не приходит, и жена на глазах чахнуть стала. Коли бы не подсобное хозяйство да скотина кой-какая, совсем бы с голоду помер. Редкий путник заходил к нему чарку выпить, а уж переночевать - и того реже. Недолго жена его болела, и на праздник Ивана Купалы похоронил мужик свою жену. Живет мужик и замечает: как наступает праздник Ивана Купалы, так приходит по ночам во сне ему женщина в черном и грозит кулаком, вроде как гонит со своего подворья. Рассказал он как-то про это одному выпивохе, что захаживал к нему. Тот и поведал ему историю о колодце. Перепугался мужик, не так за себя, как за сына. И решил, что как будет наступать этот праздник, то будет сына под замком держать. А сыну к тому времени пятнадцатый годок шел. Рос он замкнутый, друзей среди казачьих детей у него не было и поэтому либо дома сидел, либо отцу по хозяйству помогал. Не знал отец, что сына его давно уже посещала красавица с распущенными волосами, на праздник Ивана Купалы. Многие годы юноша тайно был влюблен в нее и с нетерпением ждал наступления ночи, чтобы во сне увидеть ее. Лишь на семнадцатом году, в праздник Ивана Купалы, юноша внезапно проснулся среди ночи и выглянул в окно.
На улице в освещении луны стояла девушка, которая снилась ему несколько лет. Не веря своим глазам, юноша выпрыгнул в окно и пошел за ней. А она, удаляясь, призывно махала ему рукой. Всю ночь он ходил за ней, боясь приблизиться, чтобы не спугнуть, а на рассвете она растаяла, словно дым. С огромным нетерпением юноша ждал, когда наконец наступит ночь, чтобы снова увидеть свою любимую и подойти к ней. Как и прошлой ночью, девушка стояла на том же месте и призывно махала рукой. Юноша вновь пошел за ней. Набравшись храбрости, приблизился и взял за руку. Рука была холодной, словно ледяной, но не это испугало юношу, а ее взгляд. От него у хлопца побежали мурашки, ноги стали ватными. Как бы издалека он услышал голос:
- Завтра мы с тобой соединимся навсегда.
Очнулся он у колодца. Как он здесь оказался, он не мог понять, но слова, сказанные девушкой, словно окрылили его. Юноша решил пойти на хутор, чтоб купить девушке колечко. На хуторе его обступили местные казачата. Юноша не испугался, что их было несколько человек, и ввязался в драку. В результате он два дня провалялся без сознания дома, и когда узнал, сколько пролежал, то чуть не сошел с ума. Несколько ночей он бродил вокруг дома, но девушка больше не появлялась. Отец начал думать, что сын тронулся головой, и когда услышал, что тот решил уехать в город, даже обрадовался: пусть съездит, развеется.
Почти год сын не давал о себе знать, и отец стал сильно тосковать. Все валилось у него из рук, и единственным его желанием было, чтобы вернулся сынок.
На праздник Ивана Купалы опять во сне ему явилась женщина в черном. Только теперь она не гнала его, а заговорила:
- Если хочешь, - промолвила она загробным голосом, - чтобы вернулся твой сын и вы зажили богато, ты должен принести мне жертву. Первый, кто придет к тебе ночью, на третий день Ивана Купалы, должен быть убит и сброшен в колодец.
После этих слов она исчезла. Весь день мужик размышлял над словами женщины. На вторую ночь все повторилось, и мужик решил: была не была, сделаю, как она велит, и сыночек вернется, и мы заживем с ним богато и счастливо.
На третью ночь Ивана Купалы шел сильный ливень. Мужик не спал, он был уверен, что этой ночью кто-то непременно придет. Стук в ворота не удивил его, а скорее испугал. Спрятав топор под полы плаща, мужик пошел открывать ворота. На улице стоял согнувшийся под дождем мужчина в плаще с капюшоном. Когда ворота открылись, он быстро вошел во двор и направился к дому. Недолго думая, хозяин выхватил топор и ударил незнакомца сзади по голове. Тот, как подкошенный, рухнул на мокрую землю. Выглянула Луна, и мужик увидел, как от капюшона ручьем бежит кровь, расплываясь в луже. Мужик нагнулся, чтобы оттянуть труп к колодцу. Капюшон спал с головы незнакомца, и отец увидел знакомые черты, залитые кровью. Это был его сыночек. На следующий день хуторяне не могли оторвать труп юноши от обезумевшего отца. Мужчина бормотал что-то невнятное про колодец.
Казаки решили сравнять с землей проклятый колодец и, похоронив юношу, так и сделали. А обезумевший отец еще долго бродил по хутору, спрашивал казаков, не видели ли они его сына.
Зимой нашли его замерзшего на могиле сына. Крепко обняв крест, он улыбался. Видно, наконец, нашел своего сыночка. Казалось бы, на этом пора было бы поставить точку, но история с проклятым колодцем имеет продолжение.


3
Вдоль посадки, громыхая и пуская клубы дыма, несся колесный трактор с подпрыгивающим сзади прицепом. Яшка Мыц торопился в станицу, чтобы успеть до темноты. 3а спинкой его сиденья булькала, согревая его душу, полуторалитровая бутылка самогона, которую ему вместе с закуской дала в счет оплаты бабка Волосатиха. Приспичило ей срочно к сыну в соседнюю станицу, вот Яшка и подрядился, а что тут такого? Тридцать километров туда и столько же обратно. Правда, чуть не потерял Волосатиху, пока вез. Бедная старушка всю дорогу подпрыгивала в прицепе на ухабах, а в одном месте ее так подкинуло, что чудом удержалась за задний борт. Не мог же Яшка для нее выбирать дорогу! раз срочно надо, так терпи. Вот и несся он, срезая путь, чтобы покороче, через поля и заросли акаций, где раньше, как говорили старики, был хутор. Яшка считал, что день прошел благополучно - на вечер уже есть выпить, а поскольку он был нежадный, то с кем выпить всегда найдется. И надо же было такому случиться, что как раз в том же месте, где был хутор, трактор занесло в какую-то яму, колесо провалилось, да вдобавок еще и лопнуло. До станицы оставалось еще километров семь, а ночь уже надвигалась. Вечер был теплый, и казак решил заночевать возле трактора, тем более что есть и выпить и закусить, да еще бабка Волосатиха сказала, что праздник какого-то Ивана Купалы. Расстелив одеяло, которым было застелено сиденье в тракторе, Яшка достал бутылку, закуску и разжег костер.

Быстро темнело, но у костра было тепло и уютно. Казак налил себе полстакана, выпил и от удивления застыл, забыв закусить. Недалеко от него стояла красивая девушка с распущенными волосами и манила пальцем Яшку. Для Яшки это был не достаточно убедительный повод, чтобы ради дивчины бросать выпивку, и казак поманил незнакомку к костру:
- Садись, составишь компанию, а там, может, что у нас и получится.
Но девушка упорно звала казака за собой. Не такой был Яшка казак, чтобы идти на поводу у юбки. Всю ночь незнакомка звала куда-то Яшку, а Яшка, наливая очередную порцию самогона, предлагал ей выпить. Через какое-то время Яшка видел уже двух совершенно одинаковых девушек. "Видно, подружку привела", - решил казак и уснул.
Быстро темнело, но у костра было тепло и уютно. Казак налил себе полстакана, выпил и от удивления застыл, забыв закусить. Недалеко от него стояла красивая девушка с распущенными волосами и манила пальцем Яшку. Для Яшки это был не достаточно убедительный повод, чтобы ради дивчины бросать выпивку, и казак поманил незнакомку к костру:
- Садись, составишь компанию, а там, может, что у нас и получится.
Но девушка упорно звала казака за собой. Не такой был Яшка казак, чтобы идти на поводу у юбки. Всю ночь незнакомка звала куда-то Яшку, а Яшка, наливая очередную порцию самогона, предлагал ей выпить. Через какое-то время Яшка видел уже двух совершенно одинаковых девушек. "Видно, подружку привела", - решил казак и уснул.
Наутро удивился казак, что полторашка почти пуста, ну, похмелился, понятное дело, и двинул в станицу за помощью. Хорошо, по дороге встретил кума Федьку. Тот на мотоцикле вез дерть на рынок. Рассказал Яшка Федьке про свою беду, а что ж то за кум, что не поможет? Решили они дерть ту поменять на самогон и поехать ремонтировать трактор. Как решили, так и сделали.
Приехали к трактору, а какая может быть работа, когда полная люлька водки, да закуски. К вечеру с горем пополам поменяли колесо, а вот уехать уже сил нет. Решили они заночевать в степи, хорошо еще, что водки хоть залейся. Тут вспомнил Яшка, что ночью ему то ли привиделось, то ли приснилось, будто молодица к нему приставала.
- Был бы я! - вздохнул Федька.
- А вот и она, - показал Яшка на показавшуюся неизвестно откуда девушку.
Не обращая внимания на Яшку, девушка призывно манила Федьку.
- Чего ей от меня надо? - засмущался казак.
- Известно, чего, - усмехнулся Яшка. - Подходи, - махнул Федька, - у нас и выпить есть, и закусить.
- Не подойдет! - махнул головой Яшка, обиженный тем, что на него незнакомка не обращает внимания. - Она, видите ли, не пьет, маньячка сексуальная какая-то.
- Я тоже не пойду, - решил Федор, - мне это тоже не нужно.
- Да не обращай на нее внимания, не хочет пить, пусть не пьет, а другого, извини, мы тебе предложить не можем, - подытожил Яков.
Всю ночь неизвестная зазывала Федора, но тот к утру был уже не в состоянии даже встать, о чем другом не могло быть вообще и речи.
- Ты знаешь, она мне уже надоела, - наконец промолвил Яшка, - а ну пошла вон!
Он попытался встать, но рухнул и уснул. Невдалеке похрапывал, чему-то улыбаясь, Федор. Проснулись казаки от нещадно палившего солнца и
надоедливых мух, ползающих по лицу.
- Федька ты что-нибудь помнишь? - спросил Яшка.
- Помню, - мотнул головой Федор.
- Я имею в виду ту бабу.
- А давай в станице хлопцам расскажем, а кто не поверит, пусть сам убедится, - предложил Яшка.
- Ага, а за это с них магарыч возьмем.
Похмелившись, кумовья сели на мотоцикл и поехали в станицу. Через два часа уже желающих поехать посмотреть и узнать, куда это зовет та дивчина, насобиралось человек тридцать. Прослышав про то, что казаки едут смотреть на бабу-маньячку, отдельно от них договорились поехать и их жены.
Уж не знаю, что там прослышали старухи, но и они с крестами и святой водой решили пойти, чтобы изгнать девку. Ну и понятное дело, куда же старики отпустят своих старух без приглядки? К вечеру возле Яшкиного трактора собралось человек триста. Молодые казаки держались отдельно. Они с умным видом ходили вокруг трактора, давая советы, вроде кроме ремонта их больше ничего и не интересует. Чуть вдали бабы вроде как бы собирали целебные травы и совсем не обращали внимания на казаков. Еще дальше старики и старухи уже организовали что-то вроде стола. Когда же наконец появился и баян, то все тут же начали на поляне накрывать столы. Вскоре по степи разнеслись веселые казачьи песни. Все давно забыли, зачем они собрались. До утра под баян казаки отплясывали, и никто даже не обратил внимания на незнакомую девушку с распущенными волосами, безуспешно пытающуюся хоть кого-нибудь заманить.
Надолго запомнили станичники веселый праздник Ивана Купалы, а вот о незнакомой девушке никто ничего не помнил, да говорят, после этого случая никто и никогда ее не видел.


4

Новый русский на "Мерседесе" объезжал свои владения. Машина не совсем была предназначена для бездорожья, и шофер каждый раз чертыхался, когда "Мерседес" цеплялся днищем на очередной колдобине. Теперь эти поля, посадка, речка были собственностью этого нового русского, внимательно осматривающего окрестности. Преданные телохранители на заднем сиденье с тупыми лицами, бычьими шеями и одной извилиной на двоих вглядывались в посадки, мелькающие за окном, и пытались обнаружить на деревьях затаившихся киллеров. Новый русский наслаждался своим могуществом. "Это все мое, - думал он, - а кем я был двадцать лет назад? Таким же быдлом, которое окружает меня сейчас и с преданностью собаки заглядывает мне в глаза в ожидании подачки". Кое-как окончил восемь классов на тройки, и будущее не светило выбиться в большие люди, но, благодаря матери, отец стал быстро идти вверх по административной лестнице. В период перестройки и приватизации отцу удалось за бесценок приобрести и элеватор, и хлебную базу, и еще кое-что. Потом, продав все это и вложив деньги в валюту, он стал быстро богатеть. Деньги нужно было куда-то вкладывать, и вот теперь он стал владельцем крупнейшей фирмы, арендатором этой земли.
- Подъезжаем, шеф, - прервал размышления своего хозяина шофер.
Перед ними стояла густо заросшая дикой акацией и травой лесополоса. "Гектаров пять, не меньше, - прикинул в уме шеф, - прислать колхозников, пусть раскорчуют и распашут", - решил он. Новый русский уже прикидывал, сколько он будет иметь прибыли с неучтенной земли. Хорошо, когда под рукой есть колхозники, это молчаливое стадо, которое покорно делает все, что ни прикажешь. И платить им не надо, раз в год дать немного, они и рады. Последние три года вообще без зарплаты жили - и ничего, молчат.
Машина стала подъезжать к зарослям и вдруг провалилась колесом в яму. Послышался хлопок лопнувшей шины, и мотор заглох. Охранники тут же выскочили из машины и направили пистолеты в сторону зарослей.
- Что будем делать, хозяин? - спросил шофер. - Запаски нет.
Новый русский потянулся в карман за сотовым: не берет. Раздраженно бросил на сиденье телефон.
- Давай пешком в станицу, оттуда позвонишь в автосервис, - приказал он шоферу.
- Да уже темнеет, - хотел отказаться водитель, но, посмотрев на шефа, вздохнул и пошел по обочине в сторону станицы. С большим трудом, отдуваясь, новый русский вытянул свои сто шестьдесят килограммов из машины.
- А ну ребятки, пока будем ждать, застелите-ка мне поляну, когда еще на дикой природе побывать придется? - приказал он телохранителям. Те послушно принялись выполнять приказание. Через несколько минут хозяин лежал под деревом на одеяле, потягивая пиво. Его телохранители, без особого труда приподняв машину, вытолкнули ее из ямы.
- Видно, когда-то был колодец, - проговорил один из них.
- Здесь когда-то был хутор, мне бабушка рассказывала, - подал голос другой.
Новый русский разглядывал кроваво-красный закат. Быстро надвигающиеся тени насторожили его.
- Часа два, не меньше придется ждать помощи, - мелькнула у него мысль, - будет совсем темно.
Один из телохранителей, поймав взгляд хозяина, разглядывающего закат, вдруг проговорил:
- А сегодня языческий праздник Ивана Купалы, и вся нечистая сила выходит из воды.
Хозяин с удивлением посмотрел на него:
- Надо же, сколько информации поместилось на твоей извилине, - проговорил он. Телохранитель, посчитав слова хозяина за похвалу, радостно заулыбался. "Они совсем как дети, - подумал новый русский, - глупые и преданные. Лишь похвали, и они за тебя на все пойдут". Хозяин стал вспоминать, как он только что приобрел эти земли и поручил им охранять его владения. Тогда эти ребята до смерти перепугали всех грибников и желающих собрать в посадках жердёлы. Расстреляли одну лодку рыбака и потопили три каюка, и теперь не только на речке, но и по дорогам, что проходили по его полям, местные жители боялись ездить. Так что на помощь случайной машины надеяться не приходилось.
Петька, шофер "Мерседеса", ехал уже второй час. "Наверно, заблудился", - мелькнула у него тревожная мысль. Ему показалось, что он идет по кругу. Вдруг он увидел пачку сигарет "Мальборо". Это была его пачка: час назад он выбросил ее, и теперь она снова повстречалась ему. Начинало темнеть. Петька стал оглядываться, и вдруг впереди себя увидел фигуру девушки с распущенными волосами.
- Подожди! - закричал Петька и побежал за ней.
Но как он ни бежал, догнать ему ее так и не удавалось. Было уже темно, когда, наконец, он остановился, чтобы отдышаться. Девушка тоже остановилась и призывно помахала рукой. Петька покорно побрел за ней.
Телохранители разожгли костер и растянулись на почтительном расстоянии от своего хозяина, на поляне. Новый русский с нетерпением поглядывал на часы. Прошло более трех часов, давно стемнело, а помощь так и не появилась. Вдруг его внимание привлекла тень за костром. Повскакивали телохранители, схватившись за оружие. В свете костра возникла фигура женщины в черном. Она указала рукой в сторону ямы, в которую провалилась машина.
- Рой колодец, - промолвила она леденящим душу голосом и исчезла.
Телохранители стали креститься.
- Что бы это могло быть? - тяжело поднимаясь, промолвил новый русский. - Копайте, - приказал он охранникам, указав на яму. "Неспроста явилось это привидение, наверно золото здесь припрятано", - размышлял он.
Копать было нелегко, так как не было лопаты, а колодец был засыпан камнями. Перед утром появилось новое привидение, молодая красивая девушка с распущенными волосами. Она призывно махала рукой, зовя одного из охранников.
- Сходи, - кивнул новый русский, - может, эта покажет еще место, где зарыто золото.
Телохранитель послушно пошел за девушкой. Когда новый русский проснулся, был обед. Обеспокоенный исчезновением напарника и боязнью разбудить шефа, второй телохранитель не знал, что делать.
- Наверно, заблудился, - махнул рукой хозяин. - Придет, никуда не денется, давай пока пообедаем.
Он никак не мог понять, почему нет помощи. Попытавшись еще несколько раз позвонить, он махнул рукой и приказал охраннику дальше копать колодец.
К вечеру охранник углубился метра на два, а конца еще не было видно. Новый русский с нетерпением ходил вокруг колодца. Ему уже не хотелось, чтобы кто-нибудь приехал, пока он не достанет клад. В том, что в колодце клад, он не сомневался ни одной секунды. Телохранитель был изрядно вымучен, но все же ему пришлось разжигать костер и накрывать ужин на поляне. Хорошо еще, что продукты всегда лежали в багажнике, на случай пикника, которые шеф любил проводить с девицами легкого поведения. Куда делись шофер и телохранитель, его нисколько не волновало. Стоит свистнуть - и целая толпа будет стоять в очереди к нему на работу. Все мысли его были поглощены кладом. "Видно, хозяин не зря забросал колодец камнями, - думал новый русский, - видно, большие сокровища там припрятал". Из размышлений его вывел окрик охранника. На поляне стояла та же девушка, что и вчера, и так же махала рукой.
- Иди, посмотри, может, что случилось с твоим напарником, - распорядился новый русский, - но далеко не уходи.
Телохранитель кивнул головой и, выхватив пистолет, двинулся за удаляющейся девушкой. После его ухода на нового русского навалилась зловещая тишина. Только сейчас он понял, что остался один, без защиты. Страх парализовал его тело. С трудом поднявшись, он залез в машину и притаился. Ему казалось, что возле окон стоит та женщина в черном и грозит ему пальцем. А может, ему это и не казалось, а было на самом деле.
Утром новый русский с трудом вылез из машины, все члены его тела болели от неудобного положения, в котором он находился всю ночь. Телохранитель так и не появился. "Куда они подевались", - с раздражением думал он. Сейчас бы он заплатил любые деньги, чтобы искупаться в бассейне и отдохнуть на настоящей кровати. Перекусив, он подошел к колодцу. Ему показалось, что из глубины что-то сверкнуло. Нагнувшись, он стал вглядываться, и вдруг словно неведомая сила подтолкнула его. С его комплекцией колодец показался очень узким. Посмотрев вверх, новый русский понял, что никогда в жизни ему не выбраться отсюда самостоятельно.
- Помогите! - закричал он в ужасе и заплакал.
Начинало темнеть. Новый русский то умолял Бога помочь ему, то его переполнял гнев и он давал себе клятву, что если он выберется из этого проклятого места, то всем будет плохо. Кому "всем", он и сам не знал, но за все его унижения должен же хоть кто-то понести наказание!
Вдруг сверху посыпалась земля. Новый русский поднял голову, и у него начали шевелиться волосы. На краю колодца стояла улыбающаяся женщина в черном, а рядом с ней - девушка с распущенными волосами. Последнее, что почувствовал новый русский перед тем как потерять сознание, что на него падают камни.
Только на третий день в станице обратили внимание на исчезновение хозяина. Может, и не обратили бы, но его стали разыскивать поставщики для подписания контракта. Кто-то вспомнил, что он отправился осматривать поля. С вертолета обнаружили машину, одиноко стоящую у зарослей дикой акации. На заброшенный камнями колодец никто и внимания не обратил. Через некоторое время нашли труп одного из охранников в посадке. Его голова была пробита сучком дерева, на который он, видимо, наткнулся, а в речке нашли труп другого охранника. Удивительно было, что он утопился в том месте, где воды ему было по колено. Вскоре нашли и шофера. Заросший и оборванный, он бродил по посадке и просил поесть. Что с ними произошло и куда девался хозяин, так и осталось тайной для станичников.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:14 #25086 от Витязь
Как казак поругался с Дедом Морозом.

Как-то перед новым годом шел казак от кума домой. Он, может, и не шел бы так рано, не было еще двенадцати часов ночи, да сильно они поругались.
Кум Федор доказывал Гришке, что при советской власти жилось лучше и что надо все вернуть назад. А Григорий доказывал, что советская власть уничтожила всех казаков и настоящих, как он, уже не осталось. Даже чуть до драки не дошло, вовремя жена кума разогнала их.
И вот в таких обиженных чувствах и заплеванном настроении шел Гришка домой. "Хорошо еще, что водку всю допили",- мысленно успокаивал он себя.
А здесь еще собаки как взбесились, до забора не дотронешься. А как идти, если тебя заносит? Да еще лед на дороге, пока шел, пять раз в сугроб упал. Словом, не казак, а новогодний снеговик. В другое время песню запел бы, а сейчас в самый раз подраться.
И вот смотрит Гришка, навстречу ему Дед Мороз с мешком идет. Казак даже глаза протер.
"Может, привиделось?"- подумал он.
- Эй! - окликнул он Деда Мороза, - ты кто?
- Кто-кто, Дед Мороз,- ответил незнакомец.
- А если ты Дед Мороз, то исполни мое желание, - с ехидством в голосе попросил казак.
- И что же у тебя за желание? - поинтересовался Дед.
Мысли, словно шальные, забегали в обиженной голове пьяного казака, в другом случае, он никогда бы не додумался до такого.
- А чтоб у кума на Новый год ни капли спиртного не было, и чтобы он горько пожалел, что поругался со мной,- выпалил Гришка на одном дыхании.
- За что же, сын мой, так ненавидишь кума, что такое страшное пожелал для него?
- Не твое дело, - огрызнулся Гришка,- твое дело - выполнять желание.
Дед Мороз, молча, взвалил мешок на плечо и хотел пройти мимо казака, но Григорий, раскрыв объятия, решил удержать его.
Дед Мороз попытался увернуться от объятий, но не смог. Вдвоем они упали в сугроб. Гришка очутился сверху Деда, но это не смягчило удара мешка, грохнувшего его по спине. От удара у казака перехватило дыхание. Он попытался встать, но запутался в бороде Деда.
- Ты что же, кирпичи в мешке носишь? - прохрипел Гришка, стараясь проползти между мешком и Дедом Морозом.
Наконец, заговорил и Дед Мороз:
- Что ж ты, нехристь, на добрых людей нападаешь?
Он вместе с мешком сбросил с себя Григория. Только теперь казак разглядел, что это был не Дед Мороз, а батюшка.
- Это чего ты ночью с мешком бродишь?- подозрительно спросил Григорий, поднимаясь и отряхиваясь.
- Я-то, покойника отпевал, а вот где ты так накукарекался? - недовольно проговорил батюшка, отряхивая с рясы снег.
- А мы с Федором репетировали встречу Нового года. Так поругались, что вовек не прощу ему обиды.
- Это не Прохоров ли Федор? - спросил батюшка.
- Во-во,- подтвердил Гришка.
- А я как раз к нему иду,- сообщил батюшка, - сказали, что при последнем издыхании, до утра не дотянет, грехи отпустить просит. Еще сказали, что плохо ему стало после того, как поругался с любимым кумом.
У Григория от этой новости глаза на лоб чуть не вылезли:
- Да я же только от него. Резко повернувшись, он бросился бежать к дому кума. Хмель словно рукой сняло. Еще с порога стал кричать:
- Кумец, прости меня, дурака. Я же не думал, что мое пожелание взаправду сбудется.
А батюшка, взвалил на спину мешок, пошагал дальше, чему-то улыбаясь в бороду.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:15 #25087 от Витязь
КАК КАЗАК ЖЕНУ ИЗ РОДДОМА ЗАБИРАЛ

Отправил как-то казак жену в роддом, и, понятное дело, загулял. Тут, кстати, и брат жены подошел. Дня три отмечали родственники радостное событие. Просыпаются они раз, в незнакомой комнате, кругом беспорядок, на столе грязная посуда, а они на полу на каких-то тряпках лежат.
- Где мы? - спрашивает шурин.
- Не знаю,- отвечает казак.
И тут вскоре прояснилось. Вылезает из-под тряпок трясущийся, небритый местный алкаш Манечка.
- Проснулись? Может, похмелимся, - говорит он, - у меня со вчерашнего дня одеколон остался.
- Не! - закричали в один голос собутыльники Манечки и быстренько убрались с его двора.
- Вот это мы допились, Федор, - говорит брат жены, - не помним, как к Манечке попали.
- Давай по пивку, что ли? - предлагает Федор шурину.
Стали они шарить по карманам, а там ни копейки.
- Ладно, - говорит Федор, - пойдем в ларек. Я под запись возьму.
А в ларьке им говорят:
- Вы что, ребята? За два дня вы и так на тысячу рублей набрали.
Идут казаки возмущаются:
- И когда мы это успели?
Зашли во второй ларек, а там они записаны еще на семьсот рублей.
- Пойдем к теще, - предлагает Федор, - позычим у нее тысячи три. И жену из роддома привезти, и на похмелку хватит.
Идут казаки, головы почесывают. Посмотрела теща на зятя и на сынка да покачала головой:
- А вы знаете, что вчера из роддома звонили. Сын у тебя, Федор, родился. Через три дня забирать, а вы, бисовы дети, пьете не знамо где. Но все же, ради такого случая, заняла она зятю деньги.
- Ты, Ванька, долг в ларьки, пополам со мной будешь отдавать,- заявил Федор.
- С какой это радости? - возмутился шурин, - У него сын родился, он угощает, а я платить должен? Да если б не ты, то я, может, вообще б не пил.
Чуть не поссорились родственники и решили, что Федор отдает долг в один ларек, а Иван в другой, где долг поменьше. Идут они, головы почесывают.
- Слушай, Ваня, что это у меня так голова чешется?
- И у меня,- говорит Иван, и их взгляды встретились.
Примчались они домой и давай головы гребешком вычесывать, а оттуда вши как посыплются.
- Ну, сука Манечка, наградил,- выругался Федор.
- Я знаю что делать,- говорит Иван,- их нужно утопить. Засунуть голову в воду, они и захлебнуться. Набрали казаки полное корыто воды, засунули туда головы, один нос торчит, и ждут, когда вши захлебнутся. С полчаса сидят, уже и спины затекли от неудобной позы. Наконец, вытерли головы и стали ждать результата
- Вань, а все равно чешется, - жалуется Федор.
- И у меня, - отвечает шурин.
- Надо их соляркой душить,- предлагает Федор,- намажем волосы и замотаем тряпками, вот они и задушатся.
Сказано, сделано. Сидят они, как два мусульманина, на голове чалма, а из-под нее солярка течет.
- Ой, Федор, не могу! - кричит Иван, - они мне скоро голову сгрызут.
- Терпи казак, атаманом будешь, - отвечает Федор, а сам готов голову себе разодрать. Часа два терпели казаки. Первым не выдержал Иван, а за ним и Федор, бросились мыть головы. Долго мылили, а волосы не промывается.
- Что делать будем? - спрашивает Иван.
- А, была, не была, - махнул рукой Федор, - брей наголо.
- Действительно, - соглашается Иван
И вот, сидят они, как два болванчика, любуются.
- Ты, Вань, на тибетского монаха похож, - говорит Федор.
- Зато ты - на пятнадцатисуточника, - отвечает Иван.
- А ведь точно, так и подумают, - спохватился Федор, - смотри, морды у нас загорелые, а лысины белые. Где-то у жинки был тональный крем.
Стали они пробовать втирать крем.
- Не, это не то,- проговорил Федор,- лысина блестит, как будто маслом смазана, и липкая какая-то.
- Надо на солнце подержать, - предлагает Иван.
- А они загорят к тому времени, как жену из роддома забирать?
- Да за день загорят,- убеждает Иван.
И вот, усевшись на самый солнцепек с холодной бутылкой пива, чтобы солнечный удар не хватил, казаки стали ждать, когда загорят у них лысины.
- Слушай, Федя, у меня еще не загорела? - через каждые полчаса спрашивает Иван.
- Не, - отвечает Федор, - только чуть-чуть покраснела.
К вечеру Ивану стало плохо. Его даже стошнило.
- Слушай, Ваня, - признался Федор, - у меня так голову печет.
- Неудивительно,- усмехнулся Иван,- она же, как помидор красная.
- Посмотри на свою, - обиделся Федор, - у самого не лучше.
- Нужно кефиром намазать, чтоб не облезла, - предлагает Иван.
Кефира в доме не оказалось, но была сметана, правда скисшая, но Иван заверил, что это даже лучше, будет сильней эффект. Наверное, мухи слетелись со всей станицы, чтобы отведать сметаны на лысинах Ивана и Федора.
- Может побрызгать голову дихлофосом? - предложил Иван.
- Тогда ты сдохнешь быстрее мухи,- отмахиваясь от назойливых насекомых, ответил Федор.
- Все, хватит, - не выдержал он натиска мух, - промываем головы.
Утром у казаков появилась новая проблема: мало того, что начали появляться колючие волосы, да еще и шкура на голове покрылась мелкими пупырышками.
- Ваня, у меня кажется, кожа на голове облазит, - пожаловался Федор.
- Посмотри на мою, - простонал Иван, - завтра жену забирать, а у меня не голова а бритый ананас.
- Я знаю, что делать,- решительно заговорил Иван,- у меня есть знакомая парикмахер, мы у нее парики возьмем.
В назначенный день, Федор с Иваном, с цветами, подъехали к роддому.
- Тебе не кажется, что ты странно выглядишь? - спросил Федор Ивана, - голубенький паричок и черные усы.
- На себя посмотри: рыжий парик и черная щетина.
- Надо было, все-таки побриться, - вздохнул Федор, трогая щетину.
У больницы медперсонал подозрительно посматривал на странную парочку с длинными крашеными волосами. Медсестры вывели жену с младенцем на руках.
- И кто ваш муж?- спросила одна из медсестер, подозрительно поглядывая на парочку с цветами.
- До роддома был этот, - показала она на Федора,- а теперь и не знаю. Может, он теперь его муж, - кивнула она на Ивана.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:15 #25088 от Витязь
Сухой закон

Много разных трагических событий выпало на долю казаков: об одном из таких я вам и хочу рассказать. Происходило это уже в наши дни, и я уверен, что многие были очевидцами трагедии. Ввели сухой закон. Для казака это как серпом по пальцам. Но нет таких преград, чтоб казак не смог преодолеть.
Надо же было такому случиться, что накануне свадьбы детей Витьки Дрисли и Нюрки Галушихи, ввели этот сухой закон. Участковый лично пообещал:
- Смотрите у меня, приду - проверю. Нюрка с матерью целую неделю гнали самогон, а тут такой конфуз.
Дня за три до свадьбы пошел участковый с двумя понятыми по дворам проверять наличие самогонного аппарата или браги. У Зинки Криворотой, изверги, вылили сто литров. Таких матов даже бывалые казаки не употребляли в своем лексиконе, каким Зинка провожала участкового. А тут еще гуси наелись браги и, как один, передохли. В слезах казачка всю ночь общипывала гусей, не пропадать же добру, а под утро уснула. Какое же было ее удивление, когда проснувшись, она увидела, что ее общипанные гуси бродят по двору. Но это было позже. А со двора Зинки, процессия блюстителей порядка двинулась к дому Верки Галушихи. К приходу гостей Верка подготовилась, и аппарат будущий зять с дочкой вынесли к речке и спрятали в камыши, а вот самогон убрать не успели. Вылила тогда Верка питьевую воду из ведра, а в него налила самогон. И клянется участковому, что водку сроду дома не держала, но запах был такой, что спутать было невозможно. Когда поиски не дали результатов, уходя, участковый решил выпить воды. Набрав полный ковшик воды, он стал пить. Верка с замиранием сердца следила за ним. Ковшик был литра на полтора. Участковый на одном дыхании выпил все до дна. Вытерев рукавом губы, он крякнул и молча вышел.
Наступил день свадьбы, а какая же это свадьба без спиртного. Все равно, что в бане без веника парится. Правда, в виде исключения, участковый разрешил чисто символически поставить на стол казённую водку, то есть, магазинную, но не более десяти бутылок.
- Ну десять, так десять, - подумала Верка,- выпьют казёнку, потом долью самогоном. Бутылка с этикеткой, попробуй, придерись.
А тут опять участковый пришел, да не один, а снова с понятыми. Человек десять с собой привел, наверное, собрал всю свою непьющую родню.
- Буду, - говорит,- чтобы не было пьяных, с водки пробу снимать.
А к его приходу уже поставили самовар, полный самогона. Кто же его ждал? Казаки подходят, наливают в стаканы из самовара. А водка закрашена под цвет чая. Выпьют стакан, конфеткой закусят и на участкового поглядывают. А в самоваре первач такой, что через пару часов большая часть гостей еле на ногах стоит. Участковый с понятыми на казенку нажимают, на казаков с завистью посматривают. Не вытерпев, представитель власти подходит к Верке и спрашивает:
- А нет ли у тебя такой воды, что на днях я у тебя из ведра пил?
- Найдется, - ухмыльнулась Верка. Пошел участковый с ней в хату да и отвел душу, выпил пару ковшиков. Позже ночью участкового и понятых казаки на руках разнесли по домам, и еще два дня с теми десятью бутылками казенки справляли свадьбу, как и положено у настоящих казаков. Так, что казак из любого положения выход найдет, на то он и казак.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 нояб 2014 05:16 #25089 от Витязь
Дурачок.

Олег третий час сидел у гроба умершего брата и не слышал даже, как две старушки, склонившиеся над Псалтырью, читают молитвы: он был поглощен разговором с братом. Брат сидел рядом с ним на табурете и затуманенным взглядом смотрел вдаль.
Их беседу никто не мог слышать, так как она была мысленной. Никто не знал секрета Олега - способности общаться с мертвыми, кроме его семьи. После нелепой аварии Олег остался круглой сиротой, и он не представлял, как будет дальше жить. Брат заменил ему и отца, и мать, скончавшихся несколько лет назад. Первой умерла мама. После похорон, она явилась ночью к Олегу. Он не испугался, наоборот, сильно обрадовался. Они долго разговаривали. Утром мать исчезла, а следующей ночью вновь пришла к сыну. Это продолжалось несколько месяцев, но как-то мать сказала, что больше не придет. Она нашла себе подходящую семью и скоро снова должна родиться. Мать наказала Олегу, чтоб во всем слушался старшего брата, и после этого исчезла навсегда.
Когда были живы родители, Олег, в основном, молчал. Он не понимал, для чего нужна звуковая речь. Мысленно задавая вопросы родителям, он также мысленно получал ответы.
Брат был последним, с кем мог подобным образом общаться.
Брат погладил Олега по плечу и тяжело вздохнул.
- Как же ты теперь без меня будешь? - спросил брат и стал медленно растворяться.
- Как-нибудь проживу, - печально ответил Олег.
Он устало поднялся со стула и медленно направился мимо старух, к выходу.
- Ты куды, сынку? - спросила одна из них.
Олег почесал недельную щетину и, улыбнувшись, с трудом выговаривая слова, ответил:
- Я, ба-ба, пи-пи, - и вышел на улицу.
- Бачишь, якый гарный хлопэць, а дурачок, - горестно покачала головой старушка.
Спасибо сказали: Светлана

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.