ПЕСНИ СИБИРСКИХ КАЗАКОВ

Больше
29 июнь 2015 13:53 #30325 от Витязь
Вообще непонятно...
Казак дарит жене саблю с пикой, а с чем он на войну то идет???
Аника-воин, растудыть твою...
Спасибо сказали: Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 июнь 2015 00:14 #30331 от Витязь
А мне вот эта песня нравится...

Особенно в исполнении актера Валерия Золотухина, происходившего (как и я) из старинного рода "детей боярских"
..

Ой, мороз, мороз,
Не морозь меня,
Не морозь меня,
Моего коня.

Моего коня
Белогривого
У меня жена
Ох, ревнивая.

У меня жена,
Ох, красавица,
Ждёт меня домой,
Ждёт печалится.

Ой, мороз, мороз...
Ой, мороз, мороз...
Ой, мороз, мороз...

Я вернусь домой
На закате дня,
Обниму жену,
Напою коня.

Ой, мороз, мороз,
Не морозь меня,
Не морозь меня,
Моего коня.

Ой, мороз, мороз...
Ой, мороз, мороз...
Ой, мороз, мороз...
Спасибо сказали: Нечай, evstik, Alexandrov_2013

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 июнь 2015 01:57 #30332 от svekolnik
Хорошая песня, спору нет - русская народная, каких еще есть не одна сотня, но.... не по теме форума. Мне, например, и "Подмосковные вечера" очень нравится.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 июнь 2015 01:57 - 30 июнь 2015 02:03 #30333 от Витязь
Ой, то не вечер… (вариант: Ой, да не вечер…) — старинная казачья песня. Также известна под названием «Сон Степана Разина».

Ой, то не вечер, да не вечер...
Мне малым-мало спалось,
Мне малым-мало спалось,
Ой, да во сне привиделось.
Мне малым-мало спалось,
Ой, да во сне привиделось.
Мне во сне привиделось,
Будто конь мой вороной
Разыгрался, расплясался,
Ой, разрезвился подо мной.
Разыгрался, расплясался,
Ой, разрезвился подо мной.
Ай, налетели ветры злые
Да с восточной стороны.
Ой, да сорвали черну шапку
С моей буйной головы.
Ой, да сорвали черну шапку
С моей буйной головы.
А есаул догадлив был,
Он сумел сон разгадать:
"Ох, пропадет" — он говорил, —
Твоя буйна голова! "
"Ох, пропадет" — он говорил, —
Твоя буйна голова! "
Ой, то не вечер, то не вечер...
Мне малым-мало спалось,
Мне малым-мало спалось,
Ой, да во сне привиделось.
Мне малым-мало спалось,
Ой, да во сне привиделось.
Ох, да во сне привиделось...

Самый первый письменный вариант песни можно увидеть у Александры и Владимира Железновых в книге «Песни уральских казаков» СПб., 1899, стр. 12-14, № 6 под названием «Разин видит сон». Её записали в 1880-х гг. от «75-летнего старика-казака Ф. С. Ж.».

Также существует песня с похожим текстом в книге: Савельев А., "Сборник Донских народных песен", СПб., 1866, стр. 14, № 4, без названия, из раздела "Песни семейные".

Текст варианта из книги Савельева:

"Какъ и нынче доброму молодцу

Малымъ-то мало спалось, много во снѣ видѣлось:

«Будто конь мой вороной разыгрался подомной,

Разыгрался, расплясался подъ удалымъ молодцомъ

Совалилась кунья шапочка съ моей буйной головы,

Оторвался лукъ съ колчаномъ съ моей правой стороны.

Всѣ мелкія стрѣлочки посыпалися,

Въ сыру онѣ землю повтыкалися.

Ахъ вы, братцы мои, братцы, атаманы молодцы!

Не покиньте добраго молодца, вы при бѣдности такой

Какъ во всякое времечко пригожусь я братцы вамъ

Замѣню я вашу смерть грудью бѣлою моей.

Раскажите Вы мнѣ, братцы, что мой сонъ звачитъ»

Услыхала родна матушка изъ высока терема:

«Охъ ты, чадо, мое чадо, чадо милое мое!

Вотъ я тебѣ, чадо, этотъ сонъ раскажу:

Какъ тебѣ-то, мое чадо, да на слушбицу итить:

Да на службицѣ, чадо тебѣ убитому быть,

Вороному твоему коню быть подстрѣлену,

Молодой твоей женѣ быть удовушкою,
Малымъ дѣтушкамъ твоимъ сиротинушками."
Последнее редактирование: 30 июнь 2015 02:03 от Витязь.
Спасибо сказали: Нечай, evstik, Alexandrov_2013

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
22 июль 2015 11:51 #30756 от Витязь
Мы - кубанцы
(историческая походная)

Ой, да вспомним, братцы, мы кубанцы,
Двадцать первого сентября,
Как дралися мы с германцем
От рассвета допоздна.
Ой, да как дралися мы с германцем
От рассвета допоздна,
С нами музыка играла,
Барабаны громко бьют.
Ой, да с нами музыка играла,
Барабаны громко бьют,
Сигналисты заиграли:
«Вынуть шашки нагало!»
Ой, да сигналисты заиграли:
«Вынуть шашки нагало!»
А мы шашки вынимали
И в атаку поняслись.
Ой, да а мы шашки вынимали
И в атаку поняслись,
Командир наш нетрусливый
Был все время впереди.
Ой, да командир наш нетрусливый
Был все время впереди,
Получил большую рану
От германца на груди.
Ой, да получил большую рану
От германца на груди,
«Уж вы, братцы, вы, кубанцы,
Не бросайте вы меня,
Ой, да уже вы, братцы, вы, кубанцы,
Не бросайте вы меня,
Жив я буду, не забуду,
Всех крестами награжу.
Ой, да жив я буду, не забуду,
Всех крестами награжу,
А когда домой вернемся,
Всех на свадьбу приглашу».
Спасибо сказали: evstik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
22 июль 2015 11:52 - 23 июль 2015 12:28 #30757 от Витязь
Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,


В конце Русско-турецкой войны, в 1774 году, Матвей Иванович Платов (1753—1818), будущий легендарный атаман Всевеликого войска Донского, а в то время ещё полковник, вёл один из полков донских казаков (штатный состав полка — 501 человек) в авангарде обоза с беженцами, уходившими с Кубани, и продовольствием для снабжения русских войск на Кавказской линии. Командир второго авангардного казачьего полка —полковник Степан Ларионов. Возглавлял обоз полковник Бухвостов.

В степи у р. Калалах (в переводе с тюркского — Великая Грязь) транспорт подвергся внезапному нападению объединённых ногайской и крымско-татарской орд численностью в 16 тысяч всадников. Каждый всадник вёл ещё по три «заводные» (то есть в поводу) лошади. Одну сменную верховую и две вьючные, так как при набегах ни ногайцы, ни татары, так же как и донские казаки, обозов не использовали.

И первоначально песня начиналась следующими словами:

На Великой Грязи, там где Чёрный Ерик,
Татарва нагнала сорок тысяч лошадей. (или по другой версии: Выгнали ногаи сорок тысяч лошадей.)
И взмутился ерик, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей!

Поставив традиционный для казачьей тактики обороны гуляй-город из телег с мешками с мукой, тысяча казаков двое суток держала активную оборону. После ружейных залпов, для того чтобы дать оборонявшимся время на перезарядку ружей, казаки бросались врукопашную. И дождались подмоги — «С нашим атаманом не приходится тужить!» Донские казаки третьего арьергардного полка, возглавляемого полковником Уваровым, не дожидаясь эскадронов ахтырских гусар и драгун, шедших в числе обоза, первыми устремились на выручку полкам Платова и Ларионова. 300 казаков с пиками наперевес «лавой» атаковали татар и ногайцев с тыла, чем вызвали у врага панику. Многотысячное войско Давлет Гирея было рассеяно. На берегу ерика остались лежать «порубанными и пострелянными» более 500 басурман. Казаки потеряли убитыми 82 человека и треть лошадей.

Жена погорюет — выйдет за другого!
За моего товарища, забудет про меня!

П. С. Кирсанов, друг М. И. Платова, пал в бою. А его вдова Марфа Дмитриевна (в девичестве Мартынова) — вышла за Платова. Первая жена Платова — Надежда Степановна (в девичестве Ефремова) (1751) родила в 26 лет, имя рожденного сына — Иван Матвеевич Платов. Сын же П. С. Кирсанова —Кирсан (Хрисанф) Павлович Кирсанов, воспитанный М. И. Платовым, впоследствии —командир легендарного Атаманского имени Атамана графа Платова казачьего полка.

Как за Чёрный ерик, как за Чёрный ерик *
Ехали казаки – сорок тысяч лошадей,
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.

Припев (дважды) :
Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
С нашим атаманом не приходится тужить.

А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля вдарила коня,
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля, братцы, ранила меня.

Припев (с повторением).

Атаман наш знает, кого выбирает,
Грянула команда, тай забыли про меня.
Им досталась воля да казачья доля,
Мне ж досталась пыльная, горючая земля.

Припев (с повторением).

А жинка поплачет, выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня,
Жалко только волюшки во широком полюшке,
Жалко мать-старушку да буланого коня.

Припев (с повторением).

Кудри мои русые, очи мои светлые
Травами, бурьяном да полынью порастут,
Кости мои белые, сердце моё смелое
Коршуны да вороны по степи разнесут.

Припев (с повторением).

* Текст первого куплета, по версии музыковеда Б. Алмазова:
На Великой Грязи, там, где Чёрный ерик,
Татарва нагнала сорок тысяч лошадей,
Замутился ерик, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей…


Продолжение времен ВОВ

Болванкой в танк ударило,
Болванкой в танк ударило,
Болванкой в танк ударило,
И лопнула броня.
И мелкими осколками,
И мелкими осколками,
И мелкими осколками
Поранило меня…

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

Очнулся я в болоте,
Очнулся я в болоте,
Очнулся я в болоте,
Глядь: вяжут раны мне.
А танк с броней пробитой,
А танк с броней пробитой,
А танк с броней пробитой
Догорает в стороне.

Любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

И вот нас вызывают,
И вот нас вызывают,
И вот нас вызывают
В Особый наш отдел. -
Скажи, а почему ты,
Скажи, а почему ты,
Скажи, а почему ты
Вместе с танком не сгорел?

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

- Вы меня простите,
Вы меня простите,
Вы меня простите,
-Это я им говорю,
-В следующей атаке,
В следующей атаке,
В следующей атаке
Обязательно сгорю.

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

Варианты

1. Первая болванка...

Первая болванка
Попала в бензобак.
Выскочил из танка,
Эх, да сам не знаю как.

Припев:

Любо, братцы, любо,
Любо, братцы, жить,
С нашим атаманом не приходится тужить.

Тут и вызывают
Меня в Особотдел:
- Что же ты, собака,
Вместе с танком не сгорел?

А я им отвечаю,
Я им говорю:
В следущей атаке
Обязательно сгорю.

А наутро слово
Я свое сдержал:
На опушке леса
Вместе с танком догорал.

2. Первая болванка влетела танку в лоб…

Первая болванка влетела танку в лоб,
Механика с водителем вогнала сразу в гроб.

Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.

От другой сердитой загорелся бензобак,
Из танка-то я вылез, но не знаю, как.

Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.

Башенный с радистом бинтуют раны мне,
А моя машина догорает в стороне.

Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.;

После вызывают во Особый во отдел:
- Почему ты вместе с танком не сгорел?

Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.

- Вы меня простите, - я им говорю,
-В следующей атаке обязательно сгорю.

Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.
Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
В танковой бригаде не приходится тужить.

3. Первая болванка попала танку в лоб...

Первая болванка попала танку в лоб,
Водителя-механика загнала прямо в гроб.

Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
В танковой бригаде не приходится тужить!

От второй болванки лопнула броня,
Мелкими осколками поранило меня.

(Припев после каждого двустишия)

Третяя болванка попала в бензобак,
Вырвался из танка я, и сам не знаю как.

Наутро вызывают меня в особотдел:
- Что же ты, мерзавец, вместе с танком не сгорел!?

- Товарищи начальники, - я им говорю,
-В следущей атаке обязательно сгорю!..

4. Первая болванка…

…Первая болванка
Попала танку в лоб,
Водителя-механика
Загнала прямо в гроб.

Припев:

Любо, братцы, любо,
Любо, братцы, жить,
В танковой бригаде не приходится тужить!

От второй болванки
Лопнула броня,
Мелкими осколками
Поранило меня.

Припев.

Третья болванка
Попала в бензобак.
Выбрался из танка,
Да сам не знаю, как.

Припев.

Наутро вызывают
Меня в Особотдел:
- Что же ты, собака,
Вместе с танком не сгорел?

Припев.

- Товарищи начальники,
-Я им говорю,
-В следующей атаке
Обязательно сгорю!

Припев.

А наутро слово
Я своё сдержал:
На опушке леса
Вместе с танком догорал.

Припев.
Последнее редактирование: 23 июль 2015 12:28 от Витязь.
Спасибо сказали: evstik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 июль 2015 12:33 - 23 июль 2015 12:46 #30809 от Витязь
Бывший подъесаул

Музыка и слова Игоря Талькова

В основе содержания песни заложены реальные исторические события, связанные с судьбой бывшего казачьего подъесаула, Филиппа Миронова, на самом деле войскового старшины, перешедшего на службу к большевикам, а затем по ложному обвинению ставшего в 1921 году жертвой красного террора. Песня получила известность после исполнения её Игорем Тальковым в 1990 году на фестивале «Песня года».

Бывший подъесаул уходил воевать
На проклятье отца и молчание брата.
Он ответил «Так надо, но вам не понять»
Тихо обнял жену и добавил «Так надо!»
Он вскочил на коня, проскакал пол-версты
Но, как вкопанный встал у речного затона
И река приняла ордена и кресты
И накрыла волна золотые погоны
Ветер сильно подул, вздыбил водную гладь
Зашумела листва, встрепенулась природа
И услышал казак: «Ты идешь воевать за народную власть со своим же народом»
И услышал казак: «Ты идешь воевать за народную власть со своим же народом»
Он встряхнул головой и молитву прочел
И коню до костей шпоры врезал с досады.
А конь шарахнулся так, как от ладана черт
От затона, где в ил оседали награды.
Любо, братцы, любо
Любо, братцы жить!
С нашим атаманом не приходится тужить
И носило его по родной стороне,
Где леса и поля превратились в плацдармы
Бывший подъесаул преуспел в той войне
И закончил ее на посту командарма.
Но, природа мудра и Всевышнего глаз
Видит каждый наш шаг на тернистой дороге
Наступает момент, когда каждый из нас
У последней черты вспоминает о Боге.
Вспомнил и командарм о проклятии отца
И, как Божий наказ у реки не послушал
Когда щелкнул затвор и девять граммов свинца
Отпустили на суд его грешную душу
А затон все хранит в глубине ордена
И вросли в берега золотые погоны
На года, на века да на все времена
Непорушеный памятью Тихого Дона

Файл можно получить по ссылке:
igor_talkov_-_byvshiy_podesaul.mp3
yadi.sk/d/XUHYvLVai46vd
Последнее редактирование: 23 июль 2015 12:46 от Витязь.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
27 дек 2015 17:24 #32915 от Семирек верненский
Н.А. ЕРШОВА. Историческая песня сибирского казачьего войска в контексте времени

zhurnal-prostor.kz/assets/files/2015/2015-10/10---2015---11.pdf
Спасибо сказали: Patriot, sergey75, Куренев, Нечай, evstik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
27 фев 2016 03:25 - 27 фев 2016 04:07 #33884 от Витязь
Не для меня придет весна,
Не для меня Дон разольется.
И сердце девичье забьется
С восторгом чувств – не для меня.
И сердце девичье забьется
С восторгом чувств – не для меня

Не для меня река, шумя,
Брега родные омывает,
Плеск кротких волн душу ласкает:
Она течет не для меня.
Плеск кротких волн душу ласкает:
Она течет не для меня.

Не для меня текут ручьи
Бегут алмазными струями,
Там девка с черными бровями,
Она растет не для меня.
Там девка с черными бровями,
Она растет не для меня.

Не для меня цветут сады,
В долине ландыш расцветает.
Там соловей весну встречает.
Он будет петь не для меня.
Там соловей весну встречает.
Он будет петь не для меня.

Не для меня цветы цветут,
Распустят розы цвет душистый,
Сорвешь цветок, а он завянет,
Такая жизнь, брат, для меня.
Сорвешь цветок, а он завянет,
Такая жизнь, брат, для меня.

Не для меня куют коня,
И ветер гривою играет,
Он бьет копытом и не знает -
Его куют не для меня.
Он бьет копытом и не знает -
Его куют не для меня.

Не для меня придет Пасха,
За стол родня вся соберется
"Христос воскрес" из уст польется–
Такая жизнь не для меня.
"Христос воскрес" из уст польется–
Такая жизнь не для меня.

А для меня кусок свинца,
Он в тело белое вопьется
И кровь горячая прольется
Такая жизнь, брат, ждет меня.
И кровь горячая прольется
Такая жизнь, брат, ждет меня.
Последнее редактирование: 27 фев 2016 04:07 от Витязь.
Спасибо сказали: Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 март 2016 05:17 #34137 от Витязь
"Братья"
Слова Евгения Меркулова

Музыка и исполнение Михаила Воскресенского

Файл можно получить по ссылке:
brothers.mp3
yadi.sk/d/8r-P0hVOq6nvA

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 апр 2016 09:34 - 21 апр 2016 09:35 #34585 от Нечай
Библиографическое описание
Голубинцев, Н. Н. Песни донских казаков : песни, напевы / сост. Н. Н. Голубинцев. - М., 1911. - 79 с. : портр., ноты.

elib.shpl.ru/ru/nodes/20714-golubintsev-n-n-pesni-donskih-kazakov-pesni-napevy-m-1911#page/1/mode/grid/zoom/1

Знаю, что не Сибирцы, но дабы не создавать отдельную тему... К тому же, возможно, кто - то найдет связующее звено в песнях двух войск?
Последнее редактирование: 21 апр 2016 09:35 от Нечай.
Спасибо сказали: bgleo, Юрий

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 апр 2016 12:19 #34595 от GalinaPavlodar
Не для меня придет весна,
Не для меня Дон разольется.

А это не казачья песня, хотя по теме подходит. Недавно в газете читала статью, это старинный романс, автора не запомнила.
Спасибо сказали: bgleo

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 мая 2016 05:39 #34697 от Нечай
406 Ноября 7 - Об отпуске из общего войскового капитала Сибирского казачьего войска денежных сумм на издание первого тома песен этого войска.

Военный Совет журналом 7 ноября положил:
1. На издание первого тома песен Сибирского казачьего войска ассигновать из общего войскового капитала этого войска 600 руб., с отпуском таковых по текущей расходной смете сверх сметы особым последним параграфом.
2. То количество экземпляров этого тома, которое останется свободным за бесплатною раздачею и разсылкою, пустить продажей по цене, какую определит войсковое начальство, а вырученные деньги обратить в войсковой капитал.

(Сообщено в н. ат. Сиб. к.в. 9 ноября №21571; Канц - 2,86 - 1906)

Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам / Россия. Глав. упр. казачьих войск. - СПб. : Глав. упр. иррегуляр. войск, 1870-1912. - Изд-во т. 15-45 : Глав. упр. казачьих войск ; т. 46-51 : Казачий отд. Глав. штаба
Спасибо сказали: bgleo, svekolnik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 мая 2016 10:21 - 17 мая 2016 12:53 #34914 от Витязь
ОДИН ИЗ КАЗАКОВ, НАЕЗДНИК ЛИХОЙ

Один из казаков, наездник лихой,
Он году не прожил с женой молодой.
Сбирался на битву, прощался с семьей,
Прощался с семьею, с женой молодой:
«Ну, жена милая, ты будь мне верна».
—«Верна до могилы», — сказала она.
Окончив сраженье, поехал домой.
Мать его встречает с иконой святой.
А сестра родная с горючей слезой,
Жена молодая с пригульной дитей.
Мать его просила: «Прости, сын, жену».
—«Тебя, мать, прощаю, жену — никогда».
Заблестела шашка в могучих руках,
Скатилась головка с неверной жены.

Как ввриант:

Ехали казаки, да со службы домой,
На плечах погоны, да на грудях кресты.

На плечах погоны, да на грудях кресты...
Едут по дорожечке, да родитель стоит.

Едут по дорожечке, да родитель стоит...
- Здорово, папаша! - Да здорово, сынок!

- Здорово, папаша! - Да здорово, сынок!
Расскажи, папаша, да про семью про свою!

Расскажи, папаша, да про семью про свою!
- Семья, слава Богу, да грибавилася!

Семья, слава Богу, да прибавилася
Жена молодая, да сыночка родила...

Жена молодая, да сыночка родила...
Сын отцу ни слова, да садился на коня.

Сын отцу ни слова, да садился на коня.
На коня гнедого, да скакал он со двора...

На коня гнедого, да скакал он со двора...
Подъезжает к дому, мать стоит у ворот.

Подъезжает к дому, мать стоит у ворот.
Жена молодая, да стоит слезы льет.

Жена молодая, да стоит слезы льет...
Мать сына просила: - Да прости, сын, жену!

Мать сына просила: - Да прости, сын жену!
- Тебя, мать, прощаю, да женёнку никогда.

Тебя, мать, прощаю, а женёнку никогда...
Закипело сердце во казацкой груди.

Закипело сердце во казацкой груди,
Заблистала шашечка да во правой руке.

Заблистала шашечка да во правой руке
-Слетела головушка да с неверной жены.

Слетела головушка да с неверной жены...
- Боже ты мой, боже, да чего ж я наробил!

Боже ты мой, боже, да чего ж я наробил!
Жену молодую, ой же, я-то погубил...

Жену молодую, ой же, я-то погубил
А дитя навеки, ой же я-то (о) сиротил!
Последнее редактирование: 17 мая 2016 12:53 от Витязь.
Спасибо сказали: evstik, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 янв 2017 07:30 #37076 от аиртавич
К большому сожалению, не могу пока назвать автора высказывания. Ручаюсь, что оно подлинно и относится к середине - концу 19 века. Привожу его как одно из доказательств глубоких песенных традиций в среде сибирского казачества. Причём, традиций достаточно оригинальных и связанных даже с классикой русского поэтического творчества, что и отметил автор. "В начале перехода, обыкновенно отряд наш представлял из себя картину чрезвычайного одушевления, которое составляло резкую противоположность с могильною тишиною степи. Казаки пели свои заунывные песни, которые нравились мне выражением глубокого чувства, в них сокрытого, и оригинальностию мелодии. Вообще, мне редко случалось слышать в Сибири песни, которые распевает простой народ в великороссийских губерниях или Малороссии. Сибирь обладает для пения собственным своим репертуаром, который недурно бы видеть напечатанным. Путешествующий здесь естествоиспытатель г-н Ш–к показывал мне составленное им довольно большое собрание сибирских песень. Очень жаль, если он не поделится им с публикою. Кроме своих народных песень, казаки щеголяют иногда и русскими романсами, которых голос и отчасти слова они переделывают на свой лад. Так как почти все казаки грамотные, то каждый песенник, попавшийся каким-нибудь случаем в сибирскую казачью станицу, оставляет в ней следы своего пребывания. Раз как-то долго слушал я рассеянно казака, ехавшего подле меня отдельно от других и напевавшего речитативом что-то бесконечно длинное. Наконец, продолжительность его пения привлекла мое внимание, и представьте себе мое удивление, когда я прислушался хорошенько к словам: казак, которому следовало бы дать премию за отличную память, пел от начала до конца «Анжело» Пушкина!".
Спасибо сказали: bgleo, Юрий, Нечай, Полуденная

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 янв 2017 09:49 #37078 от Нечай
Перекликаясь с темой выше о заунывных протяжных песнях Сибирских казаков...
Как известно, Григорий Николаевич Потанин собирал фольклор, но, как оказалось, не только казахско - киргизский. Ему удалось записать несколько песен Сибирских казаков. Эти песни записаны у Семиполатинска и можно увидеть в них связь с Семиречьем: Копала, Лепсинск.
Так же упоминаются Бая - Аул, Коряков и Актав. Заунывная печаль этих песен,наверное, отражает душевное состояние казаков. По времени они совпадают с пикетной службой в степи еще до раздела войска на отделы.

Несколько примеров этих сохранившихся, благодаря Григорию Николаевичу песен, здесь:

По дорожке вдоль ко батюшке в дом.
Ах ты батюшка, отворяй ворота!
Родна мамонька, встречай моего коня!”
Молодая жена вышла, спрашивала:
“Ах ты конь, ты мой конь, где хозяин твой?”
– Мой хозяин в зеленых лугах,
Он убит, лежит крепко раненый,
Острой шашечкой весь изрубленный.

Туманы вы мои, туманчики синеморские,
Не подняться вам, туманы, прочь от синя моря,
Не отстать тоске, кручинушке от ретива сердца.

Мне ночесь, вечор красной девице мало ночка спалась,
Мне привиделся, пригрезился чужестрашен сон во сне.
На степи, степи саратовской, в азиатской стороне,
Тут убит лежит добрый молодец за напраслину, за таку,
Он буйной своей головушкой во ракитов частой куст,
Резвые ноженьки у доброго молодца ко дороженьке ко пути,
Белые рученьки у доброго молодца на размет лежат,
Сквозь ребрышек, суставчиков трава муравая проросла,
Из ясных очей у доброго молодца речки быстры протекли,
Сквозь ретивое сердечушко змея лютая проползла.

Не туманы с моря подымалися,
Подымалися гуси, лебеди,
Гуси, лебеди, утки серые.
Наперед летит млад-ясен сокол,
Во когтях несет шашку острую,
Шашку острую, подпущенную:
Позади летит млад сизой орел,
Во когтях несет тело белое,
Тело белое, молодецкое,
Молодецкое с могучим плечом,
С могучим плечом, с белой рученькой,
С белой рученькой, со мизинчиком.
На мизинчике золотой перстень,
Золотой перстень о трех ставочках,
Перва ставочка во пятьсот рублей,
Втора ставочка в восемьсот рублей,
Третья ставочка ровно в тысячу.
Самому перстню цены нету-ка;
Что под тем перстнем подпись есть:
Родну батюшке низкий поклон,
Родной мамоньке челобитьице,
Малым детушкам бласловленьице,
Молодой жене своя волюшка.
Из Расеюшки пролегала в Сибирь дороженька,
Шириной-то она не широкая,
Долиной-то дороженьке конца краю нет,
Что никто-то по ней не прохаживал,
Никто следичку не прокладывал.
Тут шли, прошли два полковничка,
За собой провели два полка казак.
Веселы-то полки, весьма радостны,
Золоты-то знамена прираспущены,
Впереди трубачи во трубы гудят,
Как казаченьки во строю стоят.
Казаченьки ружьями сбрякали,
Молодые жены слезно сплакали.

Что не черны вороны с гор солеталися,
Солеталися, соезжалися все бравы казаченьки.
Собирались казаченьки на зеленый луг,
На зеленый луг, во единый круг,
Зачинали же казаченьки песню новую.
Что ни песню они пели, горе мыкали,
Своих-то ли начальников много тешили.
Не бывал-то наш начальник на синем море,
Не видал-то наш начальник страсти, ужаса.
Подымалася погодушка полуденная,
Разбивала-то погодушка наш черной корабль.

Не шуми-ка-ся, зеленая дубравушка,
Не мешай мне, доброму молодцу, думу думати!
Что придет на тебя, зеленая дубравушка, невзгодушка,
Невзгодушка, зиманька холодная,
Исповысушит, исповыкрушит все листье-коренье.
Что на крутеньком, на прекрасненьком было на ярочке,
Что на желтеньком, на рассыпчатом было на песочке,
Что не черные, братцы, вороны солетались,
Солеталися, соезжалися всех полков казаки,
Жалоботу творят наши казаченьки на мать-речку Волгу:
“Еще, Бог судья, Волга быстрая, долго не проходишь,
Ледку тоненького, ледку осеннего долго не проносишь,
Уж сами-то, добрые молодцы, сами переедем,
Что на этих, на вороненьких, на конях.

Соберемтесь-ка, братцы, на зеленый луг,
Запоемте-ка, братцы, песню новую,
Громким голосом жизнь веселую.
Широка-то, братцы, степь киргизская,
Велика-то орда азиатская!
Мы ходили по ней цело летичко,
Жарко грело нас красно солнышко.
Нам сине море показалося.
Широко-то шумит во желтых песках,
Глубока-то Лепса в зеленых лугах,
Что мы плавились по ней на добрых конях,
Скорым маршем шли за Коксу реку.
Что ты, реченька, ты шумишь, гремишь?
Что ты, быстрая, молвишь, взговоришь?
Слово молвила, быль бывалую:
Трех врагов несу с кровью алою,
С кровью алою царю белому.

Не кукуй, кукушка, во сыром борочке,
Не горюй, горюшка, на сухом дубочке,
Не давай назолы молодым казакам.
Без того мы, казаки, в Баяне год жили,
В Баяне мы жили, царю службу служили,
Царю службу служили, сами Бога просили:
Не давай нам, Боже, часты зимни походы,
Часты зимни походы, они нам не способны –
Коню-то уморны, казаку не спокойны,
Ко ружью ручки щиплет, к стремену ножки зябнут,
Из казны выдавали нам худые товары,
Худые товары, гнилые, они нам не милые.

Из-за Дону тихого пролегала в степь дорожка широкая,
Долиной-то дорожки конца-краю нет.
Никто-то по ней не прохаживал,
Никто следичку по широкой не прокладывал.
Шли-то, прошли два полка казаков,
Вороных своих добрых коней в поводу ведут,
Разноцветное свое платьице в тороках везут;
Разогнистые чисты ружьицы за плечьми несут,
Разуланские остры шашечки на бедрах висят,
Бургомецкими копьями сами подпираются,
Горючьми слезьми казаченьки уливаются,
Вынесет ли Бог нас на святую Русь,
Сослужили мы, казаченьки, службу царскую.

По славной крепости Копальской
Тут гуляли казаченьки все отряды,
Под ними-то идут кони строевые,
На лошадках уздечки кармазинны,
На волтрапиках вензелы золотые,
За ними-то идут сударушки молодые,
Идучи они, красотки, слезно плачут,
Во слезах пути-дороженьки не видят,
С возрыданьица словечушка не молвят.
“Не плачьте, матери родные,
Не рыдайте, сударушки молодые!
Не смочить вам мать сыру землю слезами,
Не напоить син-море, горючими,
Не сходить по белу свету за нами.
Что не дай, Боже, калинушке родиться,
Старой сменушке с Копала возвратиться,
Создай, Боже, попутную погоду,
Воротиться бы казакам из походу.

Забедуют крестьяне казачьему житью:
“Хорошо казакам жить, во своем полку служить!”
– Уж вы глупые крестьяне, нерассудливые,
Послужили бы вы с нами, обо всем в свете узнали,
На работу гонят рано, с собой хлеба дают мало;
Работаем, что заставят, а едим, чего поставят.
Куды пошлют, беги скоро, чтобы дело было споро
Я немножко застоялся, с сударушкой забавлялся,
Оглянулся я назад, сзади палками грозят.
Вот назавтра поутру несут палок по нуку.
Уж я стал было божиться, приказали мне ложиться.
Не успел я молвить речи, обстегали спину, плечи,
Хотя спина избита, сударушка нажита,
Хотя спине было больно, с сударушкой стоять вольно.

От Корякова до Актава семисотны версты,
Прознобили казаченьки у рук, у ног персты
У рук, у ног персты, считаючи версты.
Мы к Актаву подходили, на гору всходили.
Что на той ли на горе стояла палатка.
Как из этой из палатки выходил молодчик,
Выходил молодчик анджинер-поручик.
Выдавает он расплату, кирки и лопаты.
Уж мы кирки получали, саженцы копали,
Землю выкидали, дерном устилали,
Дерном устилали, житье проклинали.
Распроклятое житье, все казачья доля!
Над рекою Монакою вырастало древо,
Вырастало древо, березонька бела.
Как на этой на березе сидит птица пава.
Кричит пава: “Запропала вся казачья слава!
Господа вы, казаченьки, где же ваши домы?”
– Наши домы – круты холмы в широком раздолье.
– Господа вы, казаченьки, где же ваши матки?
– Наши матки – сосны гладки во сыром борочке.
Господа вы, казаченьки, где же ваши отцы?
– Наши отцы, мореходцы – копаны колодцы.
– Господа вы, казаченьки, где же ваши жены?
– Наши жены – заряжены, в штыки присажены.
– Господа вы, казаченьки, где же ваши братья?
– Наши братья – пистолеты на правом бедерке.
– Господа вы, казаченьки, где-то ваши сестры?
– Наши сестры – шашки остры на левом бедерке.
– Господа вы, казаченьки, где-то ваши детки?
– Наши детки – пули метки в сумках отдыхают.

(все записано около Семипалатинска)

Григорий Николаевич Потанин пишет:

Последние песни, очевидно, солдатские или заимствованы у нынешних солдат, или остались в наследство от драгунов, которые прежде стояли на Иртыше. Они называются здесь отрядными, потому что поются во время походов в киргизской степи, которые называются отрядами. Некоторые из них, как видно, туземного происхождения: казаки, живя, холостыми артелями человек в десять на уединенных пикетах в степи, часто сочиняют песни, причем участвует почти вся пикетная компания; содержанием песни бывают разные пикетные приключения; сменившись со степной службы, казаки расходятся, и песня вместе с этим умирает.

Юго-Западная часть Томской губернии в этнографическом отношении // Этногр. сборник. 1864 . Вып. 6. С. 107–116
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, sibirec, Юрий, Куренев, evstik, Полуденная, Аввакум, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.