ИСТОЧНИКИ КАПИТАЛОВ В СКВ

Больше
09 апр 2013 15:24 #13197 от otetz007
С.М.Андреев (Омская академия МВД России)
Источники формирования станичных капиталов в Сибирском казачьем войске
В: Человек в контексте эпохи: Матер. регион. науч. конференции, посв., 85-летию М.Е.Бударина. Омск, ОмГПУ, 2005. С.294-299.
[/b]

Станичные капиталы впервые появились в Сибирском казачьем войске в 1861 г., когда в ходе его реформы станичным обществам было предоставлено право иметь собственные де-нежные средства и использовать их на общественные нужды. Тогда же были определены и основные источники формирования станичных капиталов: 1) сдача в аренду части юртовых земель и общественных оброчных статей; 2) разного рода денежные сборы; 4) субсидии из войсковой казны; 4) штрафы. Одной из основных задач станичного управления являлось изыскание новых источников пополнения станичных денежных средств. При этом любая до-ходная статья, однажды включенная в годовую смету станичных доходов, оставалась обяза-тельной и без разрешения войскового начальства не отменялась.
Главным потенциальным богатством станичных обществ являлись их юртовые земли. Однако в условиях сибирского многоземелья, неразвитости местного рынка, незавершенно-сти войскового межевания, а также при сохранявшемся запрете на постоянное проживание на войсковой территории разночинцев, сдача в аренду части юртовых угодий не могла при-носить станичным обществам сколько-нибудь значимых доходов.
Состояние общественных капиталов несколько улучшилось после лишь после 1868 г., когда лицам невойскового сословия было разрешено приобретать и строить дома в казачьих станицах. Земельные участки, на которых находились дома разночинцев, оставались войско-выми, и за пользование ими домовладельцы ежегодно вносили в станичные капиталы так на-зываемую посаженную плату. «Сообразно с развитием местной торговли и промышленно-сти» территория войска была разделена на несколько разрядов, для каждого из которых был установлен размер этой платы – от 1 до 5 коп. за квадратную сажень [1]. За особую плату часть юртовой земли по решению станичных обществ сдавалась в аренду для распашки, вы-паса скота, сенокошения, а также для устройства казахских зимовок. Доходными статьями многих станиц являлись участки, отводимые под ярмарочные площади, лавки, склады, сало-топенные и кожевенные заводы, переправы через реки, а также места для добычи полезных ископаемых (алебастра, извести, охры и пр.). Сведения об общественном хозяйстве станиц, находившихся в разных районах войсковой территории и имевших различный уровень дохо-дов, показывают, что их капиталы формировались, в первую очередь, за счет использования юртовой земли. Доля поземельных доходов в общей сумме денежных поступлений в капита-лы некоторых из этих станиц в 1876 г. составила: ст.Омская – 58,4%, ст.Пресновская – 89,8%, ст.Акан-Бурлукская – 45,5% [2].
Однако это не касалось казачьих поселений, расположенных в пределах Алтайского горного округа или граничивших с ним. Из-за отсутствия бесспорных границ юртовых зе-мель казачьи общества Бийской и Бухтарминской линий вплоть до начала ХХ в. не имели возможности в полной мере использовать сдачу в аренду своих земель для увеличения ста-ничных капиталов. Наиболее ярко это проявилось в ст.Антоньевской. В начале 1870-х гг. часть здешних казаков была переселена на китайскую границу. Оставшиеся в поселках Ануйском, Смоленском, Терском, Николаевском и др. казаки стали охотно принимать в свои общества крестьян-переселенцев, которые должны были вносить в общественные капиталы плату за пользование усадебными и юртовыми землями. Однако в 1875 г. начальство Алтай-ского горного округа поставило вопрос о неправомерности подобных платежей, так как счи-тало, что юртовые земли принадлежат Кабинету и находятся у казаков лишь во временном пользовании. В ноябре этого же года распоряжением генерал-губернатора Западной Сибири генерал-адъютанта Казнакова впредь до окончательного размежевания казачьих и кабинет-ских земель казачьим обществам было запрещено принимать новых крестьян и взимать арендную плату с уже переселившихся. Это решение было подтверждено журналом Совета Главного управления Западной Сибири от 25 февраля 1882 г. О запрете приема в свою среду новых членов были предупреждены и сами крестьяне, проживавшие в казачьих поселениях.
Однако, несмотря на официальный запрет, на протесты самих казаков, самовольное крестьянское переселение в последующие годы продолжалось. Войсковое начальство отме-чало: «Новые пришельцы, поселившиеся самовольно в казачьих поселениях, пользуясь тем, что крестьяне, водворившиеся ранее их, избавлены на время от взноса платы за занимаемые ими казачьи земли, также ничего не стали платить казакам, захватывая у последних все больше и больше земель… Между тем расходы казачьих обществ на содержание станичных и поселковых управлений и прочие общественные надобности с приселением к ним крестьян и с подчинением их ведению станичной и поселковой администрации увеличились настоль-ко, что … стали непосильны казакам». К началу 1890-х гг. в ст.Антоньевской крестьянское население составляло почти 73%. Большая часть станичного делопроизводства касалась кре-стьян, станичный атаман большую часть разъездов совершал по их делам, но крестьяне отка-зывались вносить в станичную казну поземельные платежи. К этому времени под усадьбами разночинцев находилось 209881 кв. сажень, т.е. ежегодные поступления в станичный капи-тал только в виде посаженной платы должны были составлять 2098 руб. 81 коп. (решением Военного совета от 21 марта 1879 г. размер посаженной платы для ст.Антоньевской был оп-ределен в 1 коп. с кв. сажени). Однако в станичный капитал вносилась лишь малая часть этой суммы: 1887 г. – 47 руб. 72 коп., 1888 г. – 10 руб. 95 коп., 1889 г. – 135 руб. 8 коп., 1890 – 117 руб. 23 коп., 1891 г. – 116 руб. 72 коп.. К началу 1890-х гг. долги крестьян в капитал ст.Антоньевской превысили 20 тыс. рублей, при этом недостаток средств на общественные нужды в этой станице регулярно компенсировался подушным сбором со всех казаков возрас-том с 17 до 55 лет.
Ходатайство войскового начальства о ликвидации долгов разночинцев в станичный ка-питал ст.Антоньевской Томское губернское правление посчитало справедливым. В январе 1890 г. Томский губернатор обязал Бийского окружного исправника взыскать посаженную плату в доход станицы. Однако из-за сопротивления крестьян это распоряжение вплоть до конца 1890-х гг. оставалось невыполненным.
Из числа денежных сборов, поступавших в станичную казну, следует отметить не-сколько наиболее значимых. В ряде станиц большую часть доходов составляли ярмарочные сборы: за пользование общественными лавками, весами, сборы с перекупщиков сельскохо-зяйственной продукции – с каждой головы скота, кожи, овчины, пуда сала и пр. Так, доходы Атбасарского общества от ярмарки, проводившейся на его юртовых землях, в 1879 г. соста-вили более 70% всех денежных поступлений в станичный капитал. Таксы ярмарочных сбо-ров для каждой станицы утверждались войсковым хозяйственным правлением.
Не менее важной станичной доходной статьей являлся денежный сбор с казаков служи-лого разряда, признанных негодными к военной службе, но способными к труду, введенный 5 июля 1880 г. положением о военной службе казаков Сибирского казачьего войска. До вы-хода в отставку такие казаки были обязаны ежегодно вносить в станичные капиталы от 3 до 7 руб., которые предназначались для выдачи беспроцентных ссуд и пособий бедным казакам при снаряжении на военную службу. В январе 1892 г. станичным обществам было разрешено увеличить размер этого сбора до 10 руб. [3].
Станичные денежные средства пополнялись сбором на содержание земской гоньбы и земской почты. С 1894 г. для уравнительного распределения повинности между населением войсковая территория разбивалась на участки, в состав которых входило несколько поселе-ний. Денежная сумма, необходимая для содержания земских ямщиков и квартир в каждом из этих участков, равномерно раскладывалась на всех казаков и разночинцев, обязанных отбы-вать подводную повинность.
В 1892 г. казачьи общества получили право взимать сбор за разрешение открытия пи-тейных заведений и продажи алкогольных напитков на своих землях. Для значительной час-ти обществ эта доходная статья стала, по меткому замечанию Г.Е.Катанаева, «…новейшим источником всех благ и дойной коровой при всяком удобном и неудобном случае». В обще-ственный капитал только одного из поселков ст.Вознесенской ежегодно поступало около 1300 руб. из «кабацких денег». За получение разрешения станичного сбора на открытие и использование кабака в течение 3 лет казак А.Л.Бородавкин построил в ст.Новорыбинской здание школы стоимостью в 2,5 тыс. руб. Наконец, нередко при недостатке общественных средств станичные общества вводили денежные сборы с казаков для покрытия станичных расходов.
Несравненно меньшую часть станичных доходов составляли субсидии из войскового капитала, которые направлялись, например, на частичное финансирование станичных и по-селковых школ (с 1878 г.), на содержание в течение нескольких лет администрации новых станиц и поселков и т.д.
В какой-то мере станичные денежные средства увеличивались и за счет разного рода штрафов, налагаемых атаманом военного отдела, станичным атаманом и станичным судом на казаков за проступки, за незаконную порубку леса, за нарушение санитарных норм, за ук-лонение от отбывания земских повинностей, за неявку на станичные сборы без уважитель-ных причин и пр.
Вместе с тем, следует отметить, что станичные общества далеко не всегда могли ра-ционально использовать имевшийся в их распоряжении хозяйственный потенциал, и в пого-не за малым упускали реальные возможности существенно увеличить свои денежные средст-ва. К их числу относилось общество станицы Семипалатинской. Располагая землями, на ко-торые был повышенный спрос со стороны арендаторов, и будучи немногочисленным по со-ставу, оно, казалось бы, имело все необходимое для активного развития своего общественно-го хозяйства. Однако этого не происходило. В 1900 г. войсковой наказной атаман отмечал по данному поводу: «Общество, как внезапно разбогатевший человек, не в состоянии было дать разумного употребления своему богатству: оно разбрасывало его на все стороны. Под бога-тейшие предприятия, пристани, заводы, склады товаров и т.п. участки общестаничной земли сдавались за нищенскую плату, отводились на глазомер, благодаря чему редкий из арендато-ров не захватывал излишнего против условленного количества земли». Это сопровождалось «беспрерывным наследственным рядом хищений» общественных средств станичными долж-ностными лицами [4].
По ряду причин войсковой администрации не удалось организовать систематического контроля за состоянием станичных капиталов. Поэтому, несмотря на ее достаточно активную борьбу с подобными злоупотреблениями, последние продолжали оставаться хронической болезнью станичного общественного хозяйства.
К началу Первой мировой войны самые большие общественные капиталы принадлежа-ли казакам станиц Атбасарской (89933 руб.), Каркаралинской (38140 руб.), Атаманской (33250 руб.). На их долю приходилось 35% всех станичных денежных средств в Сибирском казачьем войске [5].

Библиографический список
1. Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1868 г. – СПб, 1871. – Т.4. – С.63-64.
2. Усов Ф. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб, 1879. – С.123.
3. Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам за 1892. – СПб, 1893. – Т.28. – С.396.
4. Приказ по Сибирскому казачьему войску №14 от 20 января 1900 г.
5. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1913 г. – Омск, 1914. – Часть II (гражданская). – С.84.

С уважением,
Андрей Иванов
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Калдаманец

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.