Этнический состав сибирских казаков

Больше
21 дек 2011 09:43 #5356 от mamin
Вячеслав, в простой человеческой речи, в простом человеческом смысле все святые - обереги. Это в нас неистребимо язычество наверно.:)
Мужик, староста... Можно между ними поставить знак равенства, т.к. старостой выбирался наиболее уважаемый житель села, читай - "мужик". :) А мужик говорил не про почитание, а про присутствие в церкви указанного образа.
И между прочим из таких вот мужиков и состояла вся Русь. Непонимание это, как там говорится, не порок...зато главное понимал. Русь - это святое.:)

С уважением, Галина.
Спасибо сказали: Doly

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
29 дек 2011 14:53 #5841 от Patriot
КАЗАКИ «ЛИТОВСКОГО СПИСКА».
ostrog.ucoz.ru/publ/f/fil_s_g/kazaki_litovskogo_spiska/87-1-0-131

ТАТАРСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В СИБИРИ.
ostrog.ucoz.ru/publ/t/tychinskikh_3_a/tatarskoe_kazachestvo_v_sibiri/86-1-0-130
Спасибо сказали: Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 сен 2012 07:37 #9444 от Patriot
Магерамов Александр Арнольдович.
Глава1. Военнопленные "Великой армии" на службе в Сибирском линейном казачьем войске.
artofwar.ru/m/maa/text_0140.shtml
Спасибо сказали: Пётр, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 сен 2012 10:07 #9451 от Пётр
Есть небольшие расхождения с фамилиями командиров полков ,с данными дела из РГИВА за 1813 год. Но в целом очень позновательно

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 сен 2012 12:46 - 25 сен 2012 12:46 #9586 от Пётр
Глава1. Военнопленные "Великой армии" на службе в Сибирском линейном казачьем войске
Сведений о командирах казачьих полков и отдельных рот пока обнаружено немного. 1м полком в 1813 году командовал ротмистр Набоков - 1й, 2м полком - ротмистр Пахомов - 2й, 3м полком командовал поручик Лукин. 4м полком руководили в разное время хорунжий Панков 2й и корнет Шкулов, но чаще упоминается все же Шкулов. 5м полком командовал корнет Вагин, 6м - ротмистр Леденев. 7м полком командовал ротмист Старков и исполнял обязанности хорунжий Сальников. 8м полком в разное время командовали ротмистр Вершинин и корнет Калугин, 9м - поручик Бедрин и есаул Пахомов, а 10м - корнет Лесков. 1й КАР руководили капитан Симанов и прапорщик Конанов, а 2й КАР - капитан Пахомов и поручик Бедрин. Цифры, следующие сразу после фамилии некоторых офицеров, говорят о том, что службу в армии проходили одновременно несколько родных братьев, из которых первый - это старший брат,".....
Какие то фамилии соответствуют списку из дела РГИВА ,какие то нет?
Набоков-есть Набоков-2
Пахомов-есть ессаул Пахомов,
Лукин-есть порутчик Лукин
Панков или Шкулов-естькорнет Шкулов и хорунжий Панков
Вагин-есть корнет Вагин
Леденев-есть Леденев
Старков и Сальников-есть есаул Старков и хорунжий Салников
Вершинин и Калугин- есть корнет Калугин
Бедрин и Пахомов- в списках РГИВА нет таких (Бедрин числится в КАР)
Лесков- нет в деле
Симанов и Конанов КАР №1-Симанов есть
Пахомов и Бедрин КАР №2-Бедрин есть
Значит почти соответствует данным РГИВА за 1812 год

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Последнее редактирование: 25 сен 2012 12:46 от Пётр.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, svekolnik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 фев 2013 16:59 - 25 фев 2013 17:06 #12432 от Андрей Машинский
mamin

...казанцы...

казанцы, это кто?

Я в Казани

А, вообще-то, русский, это тот, который думает на русском и русский для него родной язык. А предки... у меня в роду: поляки, киргиз (или казак), чех, русские, наверное ещё татары. Ну и кто я после этого? Я РУССКИЙ!
Последнее редактирование: 25 фев 2013 17:06 от Андрей Машинский.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 фев 2013 17:10 #12434 от Андрей Машинский
казаки "литовского списка" не грузятся

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
26 фев 2013 09:02 #12442 от Patriot

Андрей Машинский пишет: казаки "литовского списка" не грузятся

У меня всё открывается. Если надо то скопирую и помещу сюда.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 апр 2013 15:54 - 09 апр 2013 16:35 #13202 от otetz007
С.М.Андреев, Омск
ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ СИБИРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В КОНЦЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ ВВ.
В: Первая российская революция и буржуазно-демократический этап развития Россий-ской империи. 1900-1917 гг.: Материалы международной научной конференции. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2005. С.57-61.

Исторически население Сибирского казачьего войска представляло собой достаточно сложную полиэтническую общность, в состав которой входили рус-ские, украинцы, белорусы, поляки, немцы, казахи, татары, мордва, чуваши, ев-реи и другие.
Доминирующей этнической группой в составе войскового населения были русские. Насчитывая в 1897 г. 109298 человек, они составляли 53,19% от общей численности проживавших на территории Сибирского войска. С учетом украин-цев (10945 чел.) и белорусов (3048 чел.) на долю восточнославянской части на-селения войска приходилось 60%. При этом ее удельный вес постоянно возрас-тал – с 1897 г. по 1915 г. он увеличился более чем на 7 %, а общая численность – со 123291 чел. до 206610 чел.1
В свою очередь, абсолютное большинство среди этой части населения войска составляли казаки. Однако их доля в течение этого же периода неуклонно сни-жалась – с 89,33 % до 78,03 %. Это объяснялось высокими темпами роста вос-точнославянского разночинного населения в войске. Если численность соответ-ствующей части казаков с 1897 г. по 1915 г. возросла на 68 %, то близких им эт-нически разночинцев – на 345 %.
В 1 и 3 военных отделах абсолютное и относительное увеличение доли рус-ских, украинцев и белорусов происходило преимущественно за счет естествен-ного прироста казачьего населения. Иной была картина во 2 отделе, где рост численности этой части войскового населения происходил, в первую очередь, за счет разночинцев-переселенцев. С 1897 г. по 1915 г. численность последних воз-росла на 29838 чел., т.е. более чем в 11 раз, в то время как численность казаков, принадлежавших к этой этнической группе, увеличилась на 16642 чел. или на 42 %. К 1916 г. на этот военный отдел приходилось почти 43 % восточнославянско-го населения Сибирского войска, что было больше почти на 9 %, чем в 1897 г.
Казахи традиционно составляли значительную – вторую по численности по-сле русских – часть войскового населения. В 1897 г. на территории Сибирского войска проживало 72684 казаха, представлявших 35,38 % его населения.
Небольшая их часть оседло жила при казачьих поселениях в качестве годо-вых или сезонных наемных работников. Это были «джатаки» – бедные казахи, из-за отсутствия скота не имевшие возможности вести кочевой образ жизни. В том же 1897 г. в станицах насчитывалось 5721 оседлых казахов, т.е. около 8 % казахского населения войска. Их большая часть приходилась на 1 и 2 военные отделы – 1070 и 3970 человек соответственно. Число джатаков резко возрастало после джутов в степи, сопровождавшихся массовым падежом скота.
Большинство казахов, входивших в состав войскового населения, вела коче-вой образ жизни. Часть из них только зимовала на войсковых землях, другая – проживала в войске только летом, третья – кочевала, совсем не покидая его пре-делы. Поэтому в течение года общая численность казахов, живших на войсковой территории, не была постоянной. Так, в 1894 г. из 66418 кочевых казахов круг-лый год не покидали пределов войска 9566 чел. (14,4 %), только зимовали – 50525 чел. (76,1 %), пребывали только летом – 6327 чел. (9,5 %). Т.о. летом 1894 г. в войске проживало 15893 казаха, зимой их численность возросла до 60091 чел.2
Большая часть казахов в Сибирском войске – от 81 % в 1897 г. до 93,8 % в 1915 г. – проживала в 3 военном отделе, земли которого в Павлодарском и Се-мипалатинском уездах были наиболее пригодны для экстенсивного скотоводст-ва. Меньшая их часть – от 2 % в 1897 г. до 0,7 % в 1915 г. – приходилась на 1 военный отдел.
Официальная статистика четко зафиксировала основную тенденцию в дина-мике размещения казахского населения в войске. По мере усиления переселен-ческого движения и развития земледелия в крае происходило сокращение чис-ленности казахов среди населения 1 и 2 военных отделов. В последнем эта ус-тойчивая тенденция проявилась наиболее ярко. С 1897 г. по 1913 г. численность живших в нем казахов сократилась почти в 5 раз – с 12302 до 2596 человек, их удельный вес среди всего казахского населения войска за этот период умень-шился с 16,92 % до 3,48 %3. Некоторое увеличение численности казахов в 1 и 2 военном отделах происходило в 1900, 1904-1906, 1914-1916 гг., когда из-за мо-билизации казаков в станицах ощущалась острая нехватка рабочих рук.
Одновременно с сокращением казахского населения в этих частях Сибирско-го войска происходил его рост в 3 военном отделе. Часть казахов, постепенно вытесняемых из более благоприятных для земледелия районов войска, откоче-вывала на территорию этого отдела, где плотность населения была не такой вы-сокой. С 1897 г. по 1915 г. их численность здесь выросла почти на 15 тыс. чел. и достигла 73709 чел. – почти 93 % всех казахов, проживавших в войске.
Заметную часть войскового населения в конце XIX - начале XX вв. составля-ла мордва. Ее удельный вес в течение этого периода незначительно колебался (от 2,62 % до 3,56 %) и, в среднем, составлял чуть более 3 %. К началу 1916 г. численность этой этнической группы в Сибирском войске достигла 9557 чел. Подавляющее большинство ее представителей принадлежала к казачьему сосло-вию. Так, доля разночинцев среди мордвы в войске в 1902 г. не достигла даже 2 %. Новая переселенческая волна, начавшаяся с 1906 г., ненадолго увеличила ее до 14 % (1908 г.), но вскоре прежнее соотношение было восстановлено – в 1915 г. в Сибирском войске 98,3% мордвы были казаками. Практически, все они про-живали в 1 и 2 военных отделах, т.е. в Кокчетавском, Петропавловском и Ом-ском уездах Акмолинской области.
Немцы в составе войскового населения вплоть до конца XIX в. были пред-ставлены крайне незначительно. Так, в 1895 г. на войсковой территории прожи-вало всего 5 немцев. Однако, уже с 1898 г. их численность ежегодно возрастала на несколько сот человек. Темпы роста немецкого населения были самыми вы-сокими среди всех этнических групп в Сибирском войске: к началу 1915 г. его численность на войсковых землях по сравнению с 1898 г. увеличилась более чем в 52 раза и составила 7821 чел.
Для немцев-колонистов, переселявшихся в Акмолинскую и Семипалатин-скую области, аренда войсковых запасных земель давала возможность водво-ряться в этих, наиболее перспективных в экономическом отношении, уездах. Войсковое начальство, рассматривая немцев-колонистов как «…пионеров тех именно культурных начал, которые в силу исторических и служебных условий наименее развиты в среде казачьего населения», в определенной мере даже по-кровительствовало их дальнейшему переселению на войсковые земли.
Переселившись в Сибирское войско на арендуемые или купленные в собст-венность земли, немцы, в большинстве случаев основывали небольшие поселе-ния хуторского типа. Чаще всего они водворялись во 2 и 3 военных отделах, где была сосредоточена основная масса офицерских и войсковых запасных участков. При этом абсолютное большинство немцев-колонистов приходилось на часть Петропавловского и Омский уезды, входившие во 2 военный отдел. К началу 1915 г. здесь проживало почти 93 % немцев, входивших в состав войскового на-селения. Среди немцев-колонистов были не только русские подданные. В районе станицы Петропавловской, Черемуховской, поселков Волчьего, Ачаирского и других проживало несколько семей подданных германской короны 4.
Резкое сокращение общей численности немцев в войске – почти на 23 %, произошедшее в 1915 г., наряду с другими причинами, так или иначе, было свя-зано с ростом антинемецких настроений, царивших в российском обществе во время первой мировой войны5.
Небольшую часть населения Сибирского войска составляли татары. Несмот-ря на постепенное увеличение численности – с 1881 чел. в 1897 г. до 3007 чел. в 1915 г. – их доля среди войскового населения в этот период колебалась в районе 1 %. Размещение татар на войсковой территории было неравномерным. Боль-шинство из них – от 61 % до 76 % в разные годы – проживало в границах 1 во-енного отдела. На 2 отдел приходилось от 6,5 % до 18,7 % татарского населения войска, на 3 отдел – от 12,3 % до 20,4 %.
Долгое время более половины татар в войске принадлежало к казачьему со-словию и компактно проживало в нескольких станицах: Имантавской, Станов-ской, Семипалатинской. С 1908 г. доля разночинцев среди татарского населения в войске стала преобладающей и к началу 1916 г. составила более 65 %. Они проживали преимущественно в больших пригородных станицах (Омской, Кок-четавской, Петропавловской, Павлодарской, Семипалатинской).
Среди войскового населения поляки не представляли сколько-нибудь значи-тельной группы. До начала ХХ века их общая численность в войске не превыша-ла 100 человек. Ее существенный рост приходится на предвоенные годы. Абсо-лютное большинство поляков (с 1912 г. – более 99 %) проживало во 2 военном отделе. К началу 1916 г. 2793 поляка составляли 0,9 % населения Сибирского войска.
Общее представление о динамике этнического состава населения Сибирского казачьего войска в конце ХХ – начале ХХ вв. дает следующая таблица.

Таблица 1. Динамика общей численности и удельного веса этнических групп в составе войскового населения

1897______%
1906______%
1915______%
Русские, украинцы, белорусы________123291____60_____159291___64,37____206610___67,11
Казахи___________________________72684____35,38___73524____29,71____79300____25,76
Мордва____________________________7067____3,44_____7822____3,16_____9557______3,1
Татары___________________________1881_____0,92_____2256____0,91______3007____0,98
Немцы_____________________________279_____0,14_____3878____1,57_____6053_____1,97
Чуваши____________________________108_____0,05_____119_____0,05______119_____0,04
Поляки____________________________35______0,01_____374_____0,15_____2797_____0,91
Другие___________________________120______0,06_____188_____0,08______402_____0,13
Всего__________________________205465______100____247452____100____307845_____100


1 Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1897 г. – Омск, 1898. – Ч.2 (граждан-ская). – Приложения. Ведомость № 6; Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1915 г. – Омск, 1916. – Ч.2 (гражданская). – С.11-12. С 1898 г. данные о численности украинцев и бело-русов включались войсковой статистикой в графу «русские», и поэтому проследить динамику изменения их численности в последующие годы не представляется возможным.
2 Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г. – Омск, 1895. – Ч.2 (граждан-ская). – С.24-25.
3 Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1913 г. – Омск, 1914. – Ч.2 (граждан-ская). – С.17.
4 Ф.67. Оп.2. Д.2930, Л. 145, 158, 180, 199-199(об.).
5 Вибе П.П. Немцы на землях Сибирского казачьего войска // Известия Омского государст-венного историко-краеведческого музея. - № 5. – Омск, 1997. – С.158.

С уважением,
Андрей Иванов
Последнее редактирование: 09 апр 2013 16:35 от otetz007.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Калдаманец

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 мая 2013 15:55 #14142 от Patriot
Магерамов Александр Арнольдович.
Глава2. Военнопленные "Великой армии" на службе в Сибирском линейном казачьем войске.

artofwar.ru/m/maa/text_0240.shtml
Спасибо сказали: Светлана, Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 июль 2017 22:34 #38812 от bgleo
Не нашёл более подходящей темы, а на новую пожалуй не тянет. Но статья любопытная.

КАЗАЧЬИ ФАМИЛИИ: ЧЕМ ОНИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ОБЫЧНЫХ РУССКИХ.

Казачьи фамилии во многом повторяют судьбу русских фамилий. Однако самобытная культура и быт казачества внесли свои коррективы в образование фамилий, часть из которых мы больше нигде не встретим.

Неочевидное тождество

Несмотря на некоторые утверждения, что казаки являются отдельным от русских народом, большинством ученых они признаны русским субэтносом. Об этом говорят и казачьи фамилии, которые во многом имеют идентичное с русскими фамилиями словообразование.Такими считаются фамилии, оканчивающиеся на: «-ов», «-ев», «-ин», которых в казачьей среде большинство. Но здесь не все так однозначно. Фамилии с подобным окончанием более древнего происхождения, чем великорусская народность, формирование которой началось в XIII веке.

Так в списке договора Киевского князя Игоря с греками от 912 года встречаются прозвища Гудов, Вузлев, Утин. Изначально возникшие в Киевской Руси окончания на «-ов», «-ев», «-ин» к XVI веку получили большее хождение в среде великороссов, однако параллельно они распространились и на территорию Тмутараканского княжества, где позднее расселилось казачество. Владимир Даль в очерке «Уральские казаки» писал, «если хотите знать прозвание казака и хотите, чтобы он понял вопрос ваш, то спросите его: «Чей ты?». Казак непременно ответит: «Карпов, Донсков, Казаргин». При этом ученый добавил, «во всех без изъятия прозваниях уральские казаки кладут ударение на -ов». Еще одна особенность ряда казачьих фамилий – это тенденция к нагнетанию суффиксов, что, по мнению ученых, связано со стремлением писарей прийти к единому стереотипу окончаний на «-ов»: Бабкинов, Бородинов, Ильинов, Маминов, Харинов.

Далее по ссылке: http://welemudr.mirtesen.ru/blog/43262793649/Kazachi-familii:-chem-oni-otlichayutsya-ot-obyichnyih-russkih?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1

С уважением, Борис Леонтьев
Спасибо сказали: Patriot, Нечай, аиртавич

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 март 2018 15:27 #39970 от Семирек верненский
Спасибо сказали: Пётр

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 март 2018 15:53 #39971 от Пётр
Обо всём и не со чём!

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 март 2018 15:56 #39973 от Пётр

bgleo пишет: Не нашёл более подходящей темы, а на новую пожалуй не тянет. Но статья любопытная.

КАЗАЧЬИ ФАМИЛИИ: ЧЕМ ОНИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ОБЫЧНЫХ РУССКИХ.

Казачьи фамилии во многом повторяют судьбу русских фамилий. Однако самобытная культура и быт казачества внесли свои коррективы в образование фамилий, часть из которых мы больше нигде не встретим.

Неочевидное тождество

Несмотря на некоторые утверждения, что казаки являются отдельным от русских народом, большинством ученых они признаны русским субэтносом. Об этом говорят и казачьи фамилии, которые во многом имеют идентичное с русскими фамилиями словообразование.Такими считаются фамилии, оканчивающиеся на: «-ов», «-ев», «-ин», которых в казачьей среде большинство. Но здесь не все так однозначно. Фамилии с подобным окончанием более древнего происхождения, чем великорусская народность, формирование которой началось в XIII веке.

Так в списке договора Киевского князя Игоря с греками от 912 года встречаются прозвища Гудов, Вузлев, Утин. Изначально возникшие в Киевской Руси окончания на «-ов», «-ев», «-ин» к XVI веку получили большее хождение в среде великороссов, однако параллельно они распространились и на территорию Тмутараканского княжества, где позднее расселилось казачество. Владимир Даль в очерке «Уральские казаки» писал, «если хотите знать прозвание казака и хотите, чтобы он понял вопрос ваш, то спросите его: «Чей ты?». Казак непременно ответит: «Карпов, Донсков, Казаргин». При этом ученый добавил, «во всех без изъятия прозваниях уральские казаки кладут ударение на -ов». Еще одна особенность ряда казачьих фамилий – это тенденция к нагнетанию суффиксов, что, по мнению ученых, связано со стремлением писарей прийти к единому стереотипу окончаний на «-ов»: Бабкинов, Бородинов, Ильинов, Маминов, Харинов.

Далее по ссылке: http://welemudr.mirtesen.ru/blog/43262793649/Kazachi-familii:-chem-oni-otlichayutsya-ot-obyichnyih-russkih?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1

Кому что нравиться!

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Спасибо сказали: Patriot, sibirec

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 янв 2020 11:44 #44252 от ОлегА
День добрый.
На форуме нашёл упоминание о моём предке: 1819 год, 26 генваря венчан дер. Коровашковой крестьянин Игнатий Степанов Коклягин 20 лет, ред. Гагарьего казака Киприяна Одуевского с дочерью его девицей Василисой 18 лет. Ранее предполагал(и семейные легенды подтверждали), что он из поляков и ориентировочно появился после 1813 года. Но оказалось что у него дочь 18 лет и скорее всего он уже был в казаках на много раньше. В списках польских и литовских я его пока не обнаружил. Может кто подскажет, где искать.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 янв 2020 15:28 #44253 от Нечай

ОлегА пишет: День добрый.
На форуме нашёл упоминание о моём предке: 1819 год, 26 генваря венчан дер. Коровашковой крестьянин Игнатий Степанов Коклягин 20 лет, ред. Гагарьего казака Киприяна Одуевского с дочерью его девицей Василисой 18 лет. Ранее предполагал(и семейные легенды подтверждали), что он из поляков и ориентировочно появился после 1813 года. Но оказалось что у него дочь 18 лет и скорее всего он уже был в казаках на много раньше. В списках польских и литовских я его пока не обнаружил. Может кто подскажет, где искать.


Ваши Одуевские из отставных драгун и солдат редута Гагарьего, поселенные там в отставке. Они упоминаются еще в 1795 году:
Одуевской Семен Васильев
Одуевской Федосей Семенов

Но подробности здесь поставить не могу, поскольку тема не та. Заведите себе страничку в теме "Запросы на поиск информации". Это будет Ваша тема.
Спасибо сказали: bgleo, Куренев

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 янв 2020 12:04 #44261 от ОлегА
Спасибо.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 мая 2020 07:06 #45086 от Нечай
А.А. Крих

Тюркский компонент в составе западносибирского казачества
(первая половина XIX в.) 2005 г


Изучение тюркской составляющей является своеобразным лейтмотивом истории казачества: пытаясь объяснить казачество как этносоциальный феномен, исследователи обращались к истории тюркских кочевых племен 167.
В ходе своего исторического развития российское казачество включало в себя различные этническиегруппы, что выразилось в этнографическом своеобразии казаков из различных войск. На Дону в состав казаков вошли калмыки, на Урале, помимо калмыков, казаками стали башкиры, на Тереке – осетины, в Оренбургском и Сибирском войсках – татары, в Забайкалье – буряты и эвенки. В целом российское правительство охотно прибегало к практике включения в состав казачества целых народов или же крупных этнических групп. Но, помимо этого, существовали и другие способы пополнения казачества иноэтническими элементами, о которых и пойдет речь в данной работе.
Первая половина XIX в. интересна тем, что в 1808 г. законодательно оформляется Сибирское линейное казачье войско, определяются права и обязанности казаков, принципы пополнения войска. Конец данного периода связан с последними крупными «вливаниями» иноэтнических групп в состав линейных казаков. Одним из источников пополнения казачества в Западной Сибири являлся институт дворовых людей 168, который сформировался в XVII–XVIII вв. Покупка так называемых «азиатцев» была санкционирована властью 16 ноября 1737 г., когда купцам и чиновникам было разрешено выменивать и покупать калмыков (джунгар) и киргизов (казахов), обращать их в христианство «и у себя держать без всякого платежа подушных денег» 169.
С этого времени у офицеров, чиновников, купцов, зажиточных мещан и даже крестьян появляются «дворовые люди из калмык», по терминологии XVIII в. Дворовых крестили, давали им «русские» имена и фамилии 170,женили на русских. Если в XVIII в. дворовыми людьми были преимущественно калмыки, то в XIX в. ими по большей части становились киргизы, которые на протяжении 1811 -1814 гг. в связи с массовым падежом скота находились в бедственном положении 171.
23 мая 1808 г. вышел указ, регулирующий покупку киргизских детей: теперь их разрешалось покупать всем лицам свободного состояния, т. е. было узаконено фактическое участие в торгах рядовых казаков на Сибирских линиях. По достижении 25-летнего возраста киргизы должны были отпускаться на волю. Даже если закабаленный таким образом киргиз женился на крепостной (!), по достижении указанного возраста он и его семья считались свободными 172.
На практике, как замечал С.С. Шашков, этот закон всячески игнорировался. Обретя свободу, киргизы должны были выбрать себе состояние 173, к которому они будут приписаны. Причем закон ничего не говорил о возможности возвращения этих людей к своим семьям и к прежнему, кочевому образу жизни 174.
Несколькими месяцами позже, 19 августа 1808 г. был принят «Штат Сибирского линейного казачьего войска», в котором «заграничные иноверцы» (т. е. казахи) указывались как один из источников пополнения казачьего войска. Параграф 19 «штата» гласил: «Касательно приумножения сего войска, то войсковой канцелярии прилагать возможные способы склонять иноверцев из-заграницы к переселению и обращению в нашу веру» 175. Сенатор Карнилов, бывший Тобольский гражданский губернатор, в своих «Замечаниях о Сибири» подчеркивал выгоду «вымена детей у азиатцев» с точки зрения пополнения народонаселения Сибири. «Вымен» детей сенатор считал почти благородным делом, так как при этом спасались тело (от голодной смерти) и душа (при обращении в православие) «детей природы». Сенатор предлагал использовать «сих вновь приобретенных сынов России» в войсках: по достижении 20-летнего возраста дворовый киргиз должен был бы «служить в войсках наших пять лет за своего воспитателя или хозяина и потом быть причислен к военным поселенцам (т. е. к казакам. – А.К.) и уравнен во всех правах и повинностях со всеми прочими» 176. Причем сенатор считал, что «азиатцы» должны служить эти пять лет не на границе, «где близость отчизны много может иметь влияния на дух» обращенных в православие, а в других местностях России 177.
В 1822 г. вышло распоряжение, по которому владельцам выменянных «азиатских» детей при выпуске их на волю по достижении 25-тилетнего возраста должны были выдавать вознаграждение от казны 178. Наличие этого распоряжения указывает на то, что владельцы «азиатских» детей не стремились выполнять указ 1808 г. и продолжали удерживать своих дворовых после исполнения 25-ти лет. Это, в свою очередь, сокращало число потенциальных казаков, так как отпущенные на волю дворовые должны были, как уже отмечалось, выбрать себе состояние, причем войсковое начальство стремилось поощрять выбор казачьего сословия. В итоге в 1825 г. законодательно было запрещено покупать «киргизов, калмыков и других азиатцев, но для пополнения
недостатка женщин в Западной Сибири разрешено выменивать у соседних кочевников детей женского пола» 179. Характерно, что исследователи отмечают недостаток женщин применительно к XVII в. для Западной Сибири и XVII–XVIII вв. для Восточной 180. Нельзя согласиться с точкой зрения исследователя казачества В.И. Петрова, что указ 1822 г. должен был «повысить заинтересованность» казаков в приобретении «азиатских детей», так как в 20-х гг. XIX в. количество купленных детей резко упало 181. Надо полагать, на уменьшение числа купленных детей повлиял именно запрет 1825 г. Это привело к тому, что киргизы стали оставлять своих детей, которых не могли прокормить, в степи поблизости от казачьих и крестьянских поселений или на меновых дворах. В 1835 г. было принято решение содержать часть брошенных детей на попечении государства, а часть – отдавать частным лицам на воспитание «с тем, чтобы обращать в христианство и отпускать на волю по достижении ими 25-летнего возраста» 182.
По всей видимости, нахождение брошенных киргизских детей было распространенным явлением в первой половине XIX в. На основании этого в омском обществе начала 40-х гг. XIX в. Бытовало мнение, что киргизы не любят своих детей и оставляют их в степи «без всякого призрения», о чем писал Иосиф Белов в своих «Путевых заметках» 183.

Сами дворовые знали о том, что по достижении 25-летнеговозраста они становились свободными людьми. Показательно в этом отношении дело дворового человека Василия Петрова, принадлежащего есаулу 2-го казачьего полка Петру Куликову, которое рассматривалось в апреле 1831 г. в Петропавловском окружном суде. Во время экспедиции Омского областного правления по казачьим линиям в октябре 1828 г. дворовой человек «из киргиз» Василий Петров подал прошение «об освобождении его от рабства и услуг означенному Куликову» 184.
Петропавловский суд запросил у Пресногорьковской таможни документы, подтверждающие акт покупки есаулом Куликовым Василия Петрова, «по азиатски называвшемуся Коржумбаем». Выяснилось, что на момент покупки в 1819 г. Коржумбаю-Василию было 12 лет, т. е. в 1831 г. ему еще не исполнилось 25-ти лет. На основании этого Василия Петрова оставили «в услугах» до 3 мая 1832 г.185
История с Василием Петровым получила продолжение: в феврале 1835 г. он подал прошение в Петропавловский земский суд о причислении его в казаки. Из этого прошения узнаем, что «новокрещенный из киргиз» женат и имеет сына 5-ти лет и дочь 7-ми лет. Иными словами, еще будучи дворовым человеком есаула Куликова, Василий Петров уже имел семью и его крепостное состояние не распространилось на его детей. Причиной подачи прошения о зачислении в казаки послужило то, что, освободившись в 1832 г. «от рабства», Петров не приписался ни к какому состоянию и казачьи власти крепости Пресновской, в которой жила семья бывшего дворового, попытались записать его в крестьяне. Петропавловский земский суд передал дело в Войсковую канцелярию, попутно велев выяснить, кто был хозяином Петрова и есть ли у последнего бумаги об освобождении 186.
Получив необходимые справки, 2 марта 1835 г. Войсковая канцелярия издала «указ» о причислении «выкрещенного из киргиз» Василия Петрова в резервные казаки, а его сына Григория – «в малолетние казачьи дети с определением на полу-провиант» с 1апреля 1836 г. 187
Характерно, что В. Петров был зачислен не в строевые казаки, которые непосредственно несли военную службу, а в резервные, хотя на момент зачисления в казаки «выкрещенному из киргиз» было 28 лет и в документах, оформляющих это зачисление, не было сказано о каких-либо физических недостатках Петрова, не позволяющих ему нести строевую службу. В рапорте о зачислении Петрова и его сына в казаки упоминается свидетельство штаб-лекаря Чучкина, который осмотрел будущего казака и пришел к заключению, что последний «к продолжению резервной службы оказался способен» 188. Понятно, что многие киргизы, подававшие прошения о зачислении в казачье сословие, хотели стать «уволенными от службы» казаками. К примеру, 1 октября 1830 г. командующий 4 казачьим полком сотник Жуков рапортовал в Войсковую канцелярию о том, что пятеро «новокрещенных киргиз» – Иван Папков 38-ми лет, Василий Алексеев 40-ка лет, Федор Сидоров 45-ти лет, Дмитрий Дмитриев 39-ти лет и Григорий Иванов 15-ти лет, – проживающих в крепости Николаевской и не приписанные после крещения ни к одному из сословий, пожелали стать уволенными от службы казаками. При этом сотник ссылался на указ № 29 Корпусного командира от 19 июля 1830 г., в котором говорилось «о приумножении войска людьми из подобных им азиатцев»189. Из Войсковой канцелярии пришло распоряжение собрать у «новокрещенных киргиз» сведения о возрасте, семейном положении, количестве и возрасте детей и объявить им, что их зачислят в резервные казаки 190.
Необходимые сведения были собраны. Выяснилось, что четверо киргиз были женаты, но только двое из них имели детей. Все пятеро наотрез отказались становиться резервными казаками, равно как и приписываться в другое сословие, мотивировав свой отказ следующим образом: «в первобытном состоянии», т. е. до крещения, они находились у русских в поденщиках, но «возлюбив веру греческого исповедания» они окрестились с целью быть причисленными в уволенные казаки, чтобы иметь возможность «обзавестись по времени домашностию как и прочие христиане» 191.
От себя сотник Жуков добавил, что данные киргизы русский язык знают плохо, «состояние имеют худое» и поэтому не смогут наравне с резервными казаками нести службу, совершенно разорятся, что будет плохим примером для остальных киргиз, желающих окреститься 192.
Войсковому правлению пришлось пойти на уступки, и киргизы были приписаны в «уволенные от службы казаки» 193.

Аналогичный пример приводит В.И. Петров: в сентябре 1830 г. два человека, «новокрещенных из киргиз», просили причислить их к разряду «уволенных от службы казаков» 9 полка. Войсковая канцелярия, собрав необходимые сведения о возрасте и социальном положении новокрещенных, настаивала на зачислении их в разряд «резервных». Киргизы на предложение Войсковой канцелярии не согласились, и последней пришлось уступить 194.
Фактически киргизы, зачисляемые таким образом на службу, становились «пенсионерами», будучи в самом расцвете сил, как, например, Василий Петров или пятнадцатилетний Григорий Иванов. «Уволенные от службы» казаки не принимали участия в военных действиях, их не заставляли выполнять различные поручения, в отличие от резервных казаков, которых часто отрывали от хозяйственных занятий. Одновременно эти «пенсионеры» пользовались всеми правами и привилегиями военного сословия, в частности, правом на значительный участок земли, на продуктовый паек для детей мужского пола, на занятия промыслами и торговлей в степи и т. п. Если учесть, что на протяжении 20– 40-х гг. XIX в. в степи постоянно приходилось усмирять восставших казахов, становится ясным, почему казачья администрация шла на подобные сделки. Как известно, подчиненные могут убедить администрацию принять выгодное для них решение, если общая ситуация окажется неблагоприятной. Однако есть и свидетельства о желании новокрещенных «из азиатцев» зачислиться в разряд резервных казаков. Так, двое бывших дворовых людей коллежского секретаря Экатова Федор Петров сын Исупов и Дмитрий Степанов сын Степанов изъявили желание стать резервными казаками крепости Пресновской, что и было выполнено195.

Были случаи, когда киргизы, написав заявление о причислении в казачье сословие, впоследствии отказывались от своего намерения. Например, бывший дворовой человек подполковника Реброва Семен Васильев передумал поступать в резервные казаки и записался в податное сословие 196.
Войсковая канцелярия строго отслеживала категории людей, желающих записываться в казаки. «Претендентов» расспрашивали об их возрасте и семейном положении, затем мужчин осматривал полковой врач, который решал, годен ли данный человек для службы. К примеру, в апреле 1835 г. после осмотра «новокрещенного из киргиз» Логина Иванова, 20-ти лет, холостого, полковой врач пришел к заключению, что «Иванов слабоумен и ни к какой службе не способен» 197 На основании этого заключения прошение Иванова о причислении его в казаки было отклонено.

Приписка в казачье сословие давала множество выгод для «новокрещенных калмык и киргиз». Причем при определенных условиях записаться в казачье сословие могли женщины, которых привлекало прежде всего продуктовое довольствие для малолетних детей казаков. В источниках имеются сведения о зачислении в казачки бывших дворовых девок «из калмык и киргиз» с малолетними незаконнорожденными детьми. Собрав необходимые сведения о социальном положении потенциальных казачек, бывшую дворовую калмычку Елизавету Федорову с 7-летним сыном Павлом Алексеевым Алексеевым приписали к редуту Новорыбинскому с назначением сыну половинного провианта 198.
Причем Канцелярия отслеживала, не были ли приписаны претендентки к гражданскому ведомству. Выяснив, что бывшая дворовая девка «из киргизского рода» Надежда Иванова, проживающая с незаконнорожденным двухлетним сыном Андреем Васильевым Рудаковым в крепости Становой, была приписана к гражданскому ведомству, ее прошение о зачисление в казачье сословие отклонили 199.
Таким образом, в 40-е г. XIX в. в казачьих поселках проживало значительное количество киргизов в качестве дворовых, приемных детей либо наемных работников – джатаков. Согласно «Положению о Сибирском линейном казачьем войске», утвержденному 5 декабря1846 г., было «разночинцам и киргизам, проживавшим в станицах, вменено в обязанность или выселиться из них, или поступить в казаки»200.
По всей видимости, в Положении имелись в виду именно вышеуказанные категории киргизского населения. К сожалению, неизвестно, сколько именно киргизов под действием этого положения стали казаками. По подсчетам исследователей, в 1831 г. Казачью службу несли 61 человек крещенных киргиз, что составляло 1,76 % от общего числа казаков, значившихся в формулярных списках за этот год 201. По мнению Г.И. Успеньева, изучавшего тюркоязычное население казачьих станиц, казахов среди казаков было значительно больше, так как у их детей национальность в источниках не
указывалась. В 1831 г. службу несли также 4 башкира, 3 грузина, 2 лезгинских татарина и один армянин 202.

Другим источником пополнения рядов казачьего войска стали крестьяне-переселенцы из европейской части России. В 40-х гг. XIX в. около 20 семей татар-мусульман в составе прочего крестьянского населения были зачислены в войсковое сословие и поселены в станице Становской. В 1851 г. из Саратовской губ. в Киргизскую степь переселилось 39 семей татар, которые были зачислены в казаки и поселены в пос. Имантавском 203
(современная Северо-Казахстанская обл. Республики Казахстан). Третьим населенным пунктом в составе войска с крупной мусульманской диаспорой была станица Татарская, где в 1853 г. проживало 50 мусульман мужского пола. Татарское население имели также станицы Арык-Балыкская в Кокчетавском у. и Вознесенская Петропавловского у. (современная Северо-Казахстанская обл. Республики Казахстан). В остальных станицах и поселках число казаков-мусульман колебалось от 1 до 18 человек мужского пола 204.
Татары, поселившись компактными группами, сохраняли свои традиции и вероисповедание, заключая браки внутри группы. Именно за счет татарской диаспоры число мусульман среди казаков было стабильным на рубеже XIX–XX вв.: они составляли около 1 %от остального войскового сословия 205. Характерно, что на все казачье население Омского, Петропавловского, Кокчетавского и Атбасарского уездов приходилось 4 мечети, две из которых находились в уездных центрах – станицах Кокчетавской и Атбасарской, – а другие две находились в станице Становой и пос. Имантавском, где проживали татары 206. Помимо этого, в уездных центрах располагались «киргизские школы» для мальчиков и девочек 207.
Таким образом, в отличие от татар, поступивших на казачью службу из крестьянского сословия компактными группами, зачисление киргизов (казахов) в казаки не было массовым явлением. Если казаки-татары сохранили свои обычаи и вероисповедание, то казаки-киргизы, живущие дисперсно среди русских, принимали христианство и нередко обзаводились русской женой. Информанты из бывших станиц Пресноредут и Пресногорьковка Горькой линии (современные Северо-Казахстанская и Костанайская обл. Республики Казахстан) указывали на вступление в брак с казачкой как на один из механизмов причисления к казачьему сословию. При этом информанты припоминали рассказы своих старших родственников о том, как казахи женились на казачках и на этом основании верстались в казаки. В Пресноредуте потомками от подобных браков были Васильевы, а в Пресногорьковке – семьи Канохиных и Табуловых 208.

О том, насколько широко были распространены браки казачек с казахами в целом среди войскового населения, можно судить поданным Г.И. Успеньева: из 61 казака-киргиза в 1831 г. 30 чел. Были женаты на русских женщинах (25 чел. на казачках, 4 – на крестьянках и один киргиз был женат на мещанке), один человек был вдовцом, 11 – холостыми и 19 человек выбрали в жены соплеменниц 209.
Интересно, что и русские казаки брали в жены инородок, в том же 1831 г. пятеро казаков были женаты на киргизках, 18 человек – на ясашных, чья этническая принадлежность не была указана 210. Подводя некоторые итоги, отметим, что в XIX в. Институт дворовых людей стал одним из источников пополнения казачьего сословия, чему способствовало принятие «Штата Сибирского линейного казачьего войска», в котором было закреплено стремление государства привлечь к военной службе (принятию российского подданства, а также крещения) кочевые племена казахов. Принятие крещения и переход в православие влекли за собой неизбежное причисление к какому-либо состоянию российского общества. В связи с этим среди тюрков-кочевников, как и других инородцев Сибири, широко распространилось мнение, что крещение приводит к зачислению в казаки, так как новокрещенные преимущественно выбирали именно это сословие, как более привилегированное по сравнению с крестьянским. Против этого положения в 60-х гг. XIX в. выступили сами представители православной церкви. Вместе с тем не всегда причисление к казачеству приводило к принятию христианства. К примеру, Ф. Усов насчитывал в 1876 г. В Петропавловском у. 138 чел. обоего пола, записавшихся в казачье сословие в разное время из местных киргиз и при этом не перешедших в православие и продолжающих исповедовать ислам 211.
В то же время татары – бывшие крестьяне из Европейской России, – зачисленные в середине XIX в. в казачье сословие, являлись мусульманами-суннитами, и по их просьбе в станицах, где проживали наиболее значительные татарские диаспоры, были построены мечети и мусульманские школы. Всего в Сибирском казачьем войске к 1853 г. насчитывалось 261 человек, исповедующих ислам 212. Следует отметить, что Сибирское войско по количеству мусульман в его рядах находилось на последнем месте, значительно уступая «лидерам» – Оренбургскому и Уральскому казачьим войскам, в которых мусульман было, соответственно, 5 650 и 3 407 чел. 213

Исследователи конца XIX в. часто указывали на «отклонение от русского типа к монгольскому» среди русских казаков и связывали это прежде всего с женитьбой казаков на инородках из-за нехватки русских женщин на линиях 214.
Очевидно, что процесс ассимиляции тюркского населения, вызванный подобными причинами, в целом поощрялся государством, видевшем в упрочении казачьего сословия залог укрепления власти в Киргизской степи.

167 - См., к примеру: Карамзин Н.М.
История государства Российского. М.,1989. Кн. 2. Т. V. С. 230;
Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1992. С.21;
Гордеев А.А. История казаков: В 4 ч. М., 1992. Ч. 1. С. 82–83;
Абдиров М.М., Абдирова Б.М. Тюркские корни славянского казачества // Россия и Восток: археология и этническая история: Мат-лы IV междунар. науч. конф. Омск, 1997.С. 158–161;
Зуев Ю.А., Кадырбаев А.Ш.
Поход Ермака в Сибирь: тюркские мотивы в русской теме // Вестник Евразии. 2000. № 3. С. 38–60 и др
168 -В Европейской России дворовыми людьми назывались бывшие безземельные крепостные, находящиеся на барском содержании, прислуга в барском доме. – См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Репринтное издание 1882 г. М., 1978. Т. 1. С. 423. В Западной Сибири социальная группа дворовых людей в XVIII в. сменила категорию ясырей – военнопленных, которые считались пожизненными рабами.
169 - Головачев П. Сибирь в екатерининской комиссии. Этюд по историиСибири XVIII в. М., 1889. С. 39.
170 - В XVII–XVIII вв. новокрещенные дворовые получали фамилии либо от восприемника (крестного), либо от хозяина, который зачастую и являлся крестным, в то время как новокрещенные свободного состояния могли оставлять после крещения свои «инородческие» фамилии, произведенные от имен. Например, фамилия Евгищины произошла от имени Евгашча, распространенного среди местных сибирских татар, Епанчинцевы – от тюкрского прозвища Е(Я)панчаи т. д. По поводу фамилии Евгащиных см.: Бережнова М.Л., Корусенко С.Н.
Евгащина, она же Елгащина, она же Изюк: ранний период истории старинного сибирского села // Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. тр. Омск; Ханты-Мансийск, 2002. С. 185. Характерно, что в Уральском(яицком) казачьем войске принятие в казаки калмыков требовало особого поручительства со стороны коренного казака, который становился, таким образом, восприемником и давал вновь зачисленному в казачество свою фамилию. См.: Щербанов Н.М.
Этнокультурные связи уральского казачества с соседними тюрко-и монголо язычными народами // Этногенез и этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных территорий: Сб. науч. тр. Омск, 1983. С. 117.
171 - Шашков С. Указ. соч. С. 22.
172 - Там же. С. 25.
173 - Состояние – группа, положение которой в обществе определялось ее правовым статусом. В Российской империи было учреждено четыре юридических состояния (дворянство, духовенство, мещанство и крестьянство), которые включали в себя целый спектр различных сословий. См.: Фриз Г.Л.
Сословная парадигма и социальная история России // Американская русистика: Вехи истории последних лет. Имперский период: Антология / Сост. М. Дэвид-Фокс. Самара, 2000. С. 121–162.
174 - Вопрос о необходимости крестившихся инородцев оставлять в своем прежнем (кочевом) состоянии был поднят в конце XIX в. Русским и православными священниками, стремящимися таким образом расширить количество новокрещенных инородцев. По этому поводу см.:
Постников А.В.
Изменения в национальном (этническом) самосознании («идентичности») народов порубежья («фронтира») в процессе создания российских центрально азиатских владений в XIX в. // Идентичность и география в постсоветской России: Сб. ст.СПб., 2003. С. 51.
175 - Цит. по: Петров В.И.
К вопросу о социальном происхождении сибирского казачества (XVIII – первая половина XIX вв.) // Сибирь периода феодализма: Материалы по истории Сибири. Вып. 2. Новосибирск, 1965. С. 213.
176 - Карнилов. Замечания о Сибири. С. 12–13.
177 - Там же. С. 13.
178 - Памятная книжка г. Омска и Акмолинской области за 1913 г. Омск, 1913.С. 239
179 - Там же. С. 242.
180 - Демографы, основываясь на материалах ревизий населения, сделали вывод о преобладании в Западной Сибири женского населения над мужским ужев первой трети XVIII в. См., например: Клочков М.В.
Население России при Петре Великом по переписям того времени. СПб., 1911. С. 68–69. По подсчетам Н.Е. Бекмахановой в 1848 г. на 100 мужчин в Сибирском казачьем войске приходилось 90 женщин. – Бекмаханова Н.Е.
Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии. Последняя четверть XVIII – 60-е годы XIX в. М., 1980. С. 278. Тем не менее среди исследователей западно-сибирского казачества утвердилось мнение о нехватке женщин на казачьих линиях вплоть до середины XIX в. См.: Петров В.И.
Указ.соч. С. 217;
Абдиров М.Ж.
История казачества Казахстана. Алматы, 1994. С. 98. Ссылаясь на В.И. Петрова, это же положение воспроизводит
В.Н. Алексеенко
В своей работе «Этапы и источники формирования славянского населения Казахстана в XVIII – начале XIX в.» (Вестник Европы. 2000. № 2. С. 11). Этот вывод был сделан на основании указов о посылке колодниц на линии и упомянутого указа 1825 г. о покупке женщин у кочевых племен. Но если в целом в Западной Сибири количество женщин превышало количество мужчин, то отсылка к «недостатку» женщин в указе 1825 г. является лишь предлогом для дальнейшего санкционирования приобретения «дворовых девок» при запрете покупки мужчин.
181 - Петров В.И.
Указ. соч. С. 214.
182 - Памятная книжка г. Омска и Акмолинской области за 1913 г. С. 251
183 - Белов И. Путевые заметки и впечатления по Западной Сибири. М., 1852.С. 46–47
184 - Государственный архив Омской области (далее – ГАОО). Ф. 67. Оп. 1.Д. 295. Л. 28.
185 - Там же. Л. 28.
186 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 295. Л. 25–26.
187 - Там же. Л. 30.
188 - Там же.
189 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 223. Л. 19.
190 - Там же. Л. 20.
191 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 223. Л. 21.
192 - Там же. Л. 22.
193 - Там же. Л. 24–24об.
194 - Петров В.И. Указ. соч. С. 214
195 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 223. Л. 48.
196 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 295. Л. 75.
197 - Там же. Л. 53
198 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 223. Л. 32–39.
199 - Там же. Л. 47–48.
200 - Памятная книжка г. Омска и Акмолинской области за 1913 г. С. 264.
201 - Успеньев Г.И.
Казахи в составе сибирского казачьего войска //Этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельныхтерриторий: Тез. докл. областной науч. конф. по этнографии. Омск, 1984. С. 142.
202 - Успеньев Г.И.
Тюркоязычное население в составе сибирского казачьеговойска в XIX в. // Этногенез и этническая история тюркских народов Сибири исопредельных территорий. Омск, 1983. С. 127.
203 - Андреев С.М.
Казаки-мусульмане в сибирском казачьем войске (втораяполовина XIX – начало XX веков) // Ислам, общество и культура: Мат-лыМеждунар. науч. конф. Омск, 1994. С. 5–6.
204 - Там же. С. 7.
205 - Там же. С. 5.
206 - ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 1511. Л. 3–4, 11–12, 21–22, 31–32.
207 - Там же. Л. 6, 7, 12.
208 - Музей археологии и этнографии Омского государственного университета (МАЭ ОмГУ). Ф. I. П. 18-3. К. 96, 98, 99.
209 - Успеньев Г.И.
Тюркоязычное население в составе сибирского казачьего войска… С. 127.
210 - Там же
211 - Усов Ф.
Статистическое описание Сибирского казачьего войска. СПб.,1879. С. 88.
212 - Арапов Д.
«Где есть магометане казачьего сословия». Правила устройствадуховной жизни мусульман в казачьих войсках России // Источник. Документы русской истории. 2003. № 4. С. 8.
213 - Там же.
Спасибо сказали: Шиловъ, Юрий

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 мая 2020 13:48 #45096 от Нечай
ТАТАРСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В СИБИРИ
3. А. Тычинских, Россия, г. Тобольск

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Куренев, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 мая 2020 13:49 #45097 от Нечай
КАЗАКИ «ЛИТОВСКОГО СПИСКА»
С. Г. Филь, Россия, г. Тюмень

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Patriot, bgleo, Куренев, Андрей Машинский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.