Потанин Григорий Николаевич

Больше
30 янв 2012 10:30 #6560 от Patriot

Степная киргизская газета.1895 г.

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Светлана, Нечай, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
26 мая 2012 10:13 - 26 мая 2012 10:23 #8030 от Кусков Евгений


Григорий Николаевич Потанин, известный более всего как ученый-путешественник и
основоположник сибирского областничества, в официальных бумагах значился как отставной
офицер казачьего войска. И действительно, его происхождение и образование предрекали ему
хорошую военную карьеру. Дед Григория Потанина по матери, Филипп Трунин, своим упорством
и талантами дослужился из низших чинов до капитана крепостной артиллерии в станице
Ямышевской на Иртыше, а два его брата - до генеральских чинов. Важно отметить, что Ф. Трунин
живо интересовался окружающим миром и, по воспоминаниям его внука, имел особую
тетрадку, в которой зарисовал, например, картину ложных солнц, наблюдаемую им во время
службы.

Прадед Григория Потанина по мужской линии,Андрей Потанин, переселился на линию
казачьего войска вдоль Иртыша из Тары и поступил на казачью службу. Сын его, Илья Потанин,
дослужился до чина казачьего сотника. Он слыл первым богачом на иртышской линии, вел
переписку с киргизским ханом Аблаем (прадедом Чокана Валиханова, ставшего потом одним
из ближайших друзей Г.Н. Потанина). Сохранившийся оттиск ханской печати на письме привлекал
внимание маленького Григория и позже он писал, что «инстинктивно сознавал, что за этим
отпечатком скрывается сложный мир во всех подробностях,не похожих на русские».

Отец, Николай Ильич Потанин, вместе со своим братом Дмитрием Ильичом в 1813 г. поступил
в Войсковое казачье училище в Омске в первый же год его открытия. Училище было открыто и
содержалось на деньги казачьего войска для подготовки казачьих урядников, а с 1822 г. - офицеров.
Впоследствии в нем стали учиться и сыновья гражданских чиновников и офицеров Сибирской
линейной пехоты, и в 1846 г. училище было преобразовано в Омский кадетский корпус. Всех обучающихся
разделили на две группы: первую из них представляла рота для детей пехотных офицеров и гражданских чинов, вторую - эскадрон для обучения казачьих детей.

В первом выпуске Войсковое училище окончили только два человека, в том числе Дмитрий
Потанин, а во втором - и Николай Потанин. Как вспоминал позже Г.Н. Потанин, его отец «был
одним из видных офицеров Сибирского казачьего войска». Он участвовал в сопровождении
посольства кокандского хана, проводил топографическую и маршрутную съемки, внимательно
наблюдал за всем происходившим. Результаты своих наблюдений он публиковал в печати. Известны,
например, «Записки Сибирского линейного казачьего войска хорунжего Потанина, препровождавшего
кокандских посланцев, бывших у Российского двора в 1830 году», опубликованные
в «Военном журнале».

Служебная карьера Николая Ильича Потанина была менее удачной. Он был назначен начальником
Баян-Аульского округа, женился, но из-за инцидента с пехотным офицером был разжалован
в рядовые казаки. Офицерский чин Н.И. Потанину вернули только тогда, когда он находился
в отставке.

Выходцу из казачьей семьи Григорию Потанину не было в то время другого пути, как идти
по стопам отца и деда. С 11-летнего возраста он обучался в Омском кадетском корпусе, который
окончил в 1852 г. в чине хорунжего, что соответствовало чину прапорщика в пехоте. Сразу
по окончании кадетского корпуса он был направлен в 8-й казачий полк в Семипалатинске.
На следующий год службы Григорий Потанин уже участвовал в военном походе в Киргизскую
степь, завершившемся основанием города Верного (позже Алма-Ата). Впоследствии он вспоминал:
«Поход имел вид приятной прогулки», - и в это можно поверить, если не учитывать, что казаки
шли почти год по слабо обжитой территории,на которой всегда можно было встретить враждебно
настроенных киргизов. Но Г.Н. Потанин не уделяет особого внимания военным столкновениям,
его воспоминания об этом походе посвящены в основном описанию природы. Один из
его сослуживцев по Заилийскому походу вспоминал позже о Г.Н. Потанине, как об обходительном,
спокойном, добром и простом офицере. А Д.А. Клеменц отмечал, что Потанин за время
службы не приобрел ни казачьих замашек, ни предрассудков военного сословия.

Находясь на казачьей службе, Григорий Потанин успел посетить и русское консульство в Китае
в Кульдже. Два годя спустя после начала службы его назначили полковым казначеем в Семипалатинске,
затем из-за ссоры с начальством отослали на Бийскую линию. За полгода, которые он провел
на новом месте, Г.Н. Потанин успел проникнуться духом алтайского казачества, а одновременно
набрасывал заметки и опубликовал их уже после выхода в отставку. (Статья Г.Н. Потанина
«Полгода в Алтае» была опубликована в 1859 г. в журнале «Русское слово». В ней подробно описан
быт казаков и алтайских крестьян, приемы обработки земли, способы охоты и рыболовства,
народный календарь, обряды и обычаи местного населения.)

И хотя молодому Потанину был по нраву патриархальный быт алтайских казаков, его покровитель,
адъютант атамана Панков, перевел его в Омск. Григорий Потанин был назначен в контрольный
отдел войскового правления. Там же он получил первый опыт научных занятий - работал
в архивах и составлял гербарий. В Омске он познакомился со знаменитым путешественником
Петром Петровичем Семеновым (Тян-Шанским). Тот настолько заинтересовался потанинскими
разысканиями в архивах и гербарием, что пообещал помочь переехать в Санкт-Петербург (но
обещания своего не сдержал).

Встреча с П.П. Семеновым сильно повлияла на Потанина, укрепила его желание получить образование
в университете. С разрешения атамана войсковой врач «нашел» грыжу, из-за которой
сотник Потанин якобы не способен был держаться в седле, а значит, и не мог продолжать военную
службу. Весной 1858 г. Григорий получил отставку и покинул Омск.

Отдав военной службе почти шесть лет своей жизни, Г.Н. Потанин не мог не вспоминать о ней,
не обдумывать ее уроки. Так, в письме к Николаю Наумову, обратившемуся к нему за советом по
поводу отставки и поступления в университет, он писал: «Я так же, как и Вы, пять лет носил в своей
груди любовь чистую и неиссякаемую и благодаря ей слыл за какого-то нравственного урода,
мечтателя». Он довольно резко критиковал отношения казаков к себе: «...у нас в Войске не развито
чувство собственного достоинства, сознание своих человеческих прав! Все чувствуют, что страдают,
но что страдают от отсутствия свободы, а не от начальства - то многие не знают».

Нужно, однако, заметить, что хотя военная служба мешала молодому Потанину заниматься
научными исследованиями, но именно благодаря ей он смог впервые пройти по Средней Азии,
почувствовать красоту и загадочность этого края,наблюдать жизнь его населения. В военных походах
он приобрел ту физическую и нравственную закалку и сноровку, которые так пригодились
ему во время долгих путешествий по Северной и Центральной Азии, а интерес к изучению окружающей
действительности, который выказывали его деды и отец, Григорий Потанин превратил в
дело своей жизни.

№26/2010 СИБИРСКАЯ СТАРИНА

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 26 мая 2012 10:23 от Кусков Евгений.
Спасибо сказали: Patriot, sibirec, Светлана, Нечай, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 июль 2012 07:22 - 10 июль 2012 11:58 #8770 от svekolnik
Памятник Григорию Николаевичу Потанину в роще Томского университета.




Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 10 июль 2012 11:58 от svekolnik.
Спасибо сказали: mamin, Patriot, bgleo, Светлана, Нечай, Семирек верненский, Viktor

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
05 окт 2012 03:10 - 05 окт 2012 10:05 #9765 от vic
Альманах «Сибирская старина» 2010 г. № 26. Автор: Татьяна Валерьевна Родионова «КАЗАЧИЙ ОФИЦЕР ГРИГОРИЙ ПОТАНИН».
Этот рассказ получил продолжение написанное мною: Статья "Библиография биографии Григория Николаевича Потанина . Где истина? Трунины или Труновы". - почти дедектив.
Смотри здесь: www.history-ryazan.ru/node/13958
По истории рода Труниных - рода матери Г.Н. Потанина смотри здесь: potanin.clan.su/publ/

Советую скачать и разместить в библиотеке сайта следующую книгу : А.Н. Зерцалов."О верстании новиков всех городов 7136 (1628 год)". М. ЧОИДР 1895 г. книга 4, стр. 1-73.

Окладчики и новики городов: Владимира, Суздаля, Юрьево-Польского, Переяславля-Залесского, Коломны, Каширы, Мурома, Тулы, Калуги, Рязани всех станов, Гороховца, Нижнего-Новгорода, Арзамаса, Волока, Рузы и Звенигорода. Из остальных 22 городов окладчики и новики к верстанию в Москву не приехали.
Новики Мещеры 19 января 1628 год: Маркел Максимович, Савин, Захарий, Левкей - Китаевичи Трунины.

Скачать здесь: rs367l35.rapidshare.com/#!download|367l3|175603918|COIDR_1895_4_Harward.pdf|23897|R~9844A73B37F8B019959E0CD5BE73E775|0|0
Последнее редактирование: 05 окт 2012 10:05 от vic.
Спасибо сказали: Patriot, Нечай, vyrodov

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
05 окт 2012 12:25 #9777 от otetz007

vic пишет: Альманах «Сибирская старина» 2010 г. № 26. Автор: Татьяна Валерьевна Родионова «КАЗАЧИЙ ОФИЦЕР ГРИГОРИЙ ПОТАНИН».
Этот рассказ получил продолжение написанное мною: Статья "Библиография биографии Григория Николаевича Потанина . Где истина? Трунины или Труновы". - почти дедектив.
Смотри здесь: www.history-ryazan.ru/node/13958
По истории рода Труниных - рода матери Г.Н. Потанина смотри здесь: potanin.clan.su/publ/


Виктор Иванович, а можно ли будет ваши работы на нашем сайте разместить?
Ещё опишите пожалуйста область ваших интересов.

С уважением,
Андрей Иванов
Спасибо сказали: vic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
05 окт 2012 22:21 - 13 март 2014 23:23 #9784 от vic
Мои интересы - история моей семьи. Мои записи в блоге смотри здесь: www.history-ryazan.ru/author/6347
Многие генеологи увлекаются совсем древними временами – это бесперспективное время препровождения. Русь моя – деревянная – горела в пожарах, были нашествия татар и поляков. Москва была сдана французам. Почти все древние документы погибли. На сегодняшний день почти ничего не осталось. Документы в РГАДА - до 1800 года , после в РГВИА . Если Вы увлекаетесь историей – должны знать, что современный алфавит придумал сам Петр I, а первые гражданские типографии появились в последние годы правления Екатерины II – около 1800 года.
Смотрите, как всегда, на запад и что они придумали. Россия с ними развивались одинаково. За рубежом, то же самое. Нормальный человек должен знать свою родословную на пять поколений. Смотри мою статью здесь: www.history-ryazan.ru/node/13519
Хотелось бы добавить, надо читать художественную литературу. В современном интернет сообществе, это не сложно. Сегодня все представители западной культуры ненавидят глобализацию – стирание всех граней национального самосознания. Начните по тупому здесь: books.google.ru/
Наберите свою фамилию - читайте и читайте. Смотрите регион, сословие – а дальше смотри мою статью здесь: www.history-ryazan.ru/node/13890
Как только определитесь с регионом, пишите письма почтой в архив той-сегодняшней области. Они обязаны в месячный срок ответить или переслать ваш запрос в тот архив, где находится нужная вам информация. Только - время и деньги. Хочу сказать, что деньги не большие - 1 тыс.руб. на запрос, но удовольствие получите.
Касательно перепечатки статей – в интернет сообществе это не приветствуется. Думаю достаточно ссылки для перехода.


C уважением
Виктор Иванович Бабошкин.
Последнее редактирование: 13 март 2014 23:23 от vic.
Спасибо сказали: otetz007, Patriot, Нечай, vyrodov

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
13 дек 2012 13:45 #11313 от Patriot
Г. Губарев. Казачий исторический словарь-справочник, 1970 г.

ПОТАНИНЫ - древний род Сибирских Казаков. Около 1755 г. одна семья из этого рода переселилась на новооснованную "линию", проходившую вдоль горько-соленых озер и потому получившую прозвание Горькой; она тянулась от Омска до Звериноголовской станицы. Два брата П. обосновались в редуте Островном вблизи станицы Пресновской. Из них Илья Андреевич, дослужившийся до чина сотника, попав на нетронутые алтайские просторы, скотоводством "и торговлей с Киргизами приобрел большое богатство. Его сын Николай Ильич в 1816 г. окончил Войсковое училище в Омске, служил офицером казачьей артиллерии и не раз выполнял особые поручения командующего войсками Зап. Сибири. В "Военном Журнале" 1830 г. помещено исполненное им описание пути от Омска до Коканда, вместе с топографической маршрутной съемкой его же работы. Одно время он был начальником Барнаульского округа, но в результате столкновения с начальством попал под суд, разжалован в рядовые и настолько обеднел, что был не в состоянии дать достойное воспитание своему сыну Григорию, будущему знаменитому путешественнику, который по этой причине рос в чужих домах.
Спасибо сказали: Шиловъ, bgleo, Нечай, vic, 1960, vyrodov

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 мая 2013 03:09 - 25 нояб 2013 12:16 #13982 от Patriot
С 1902 г. Г.Н.Потанин проживал в г. Томске, продолжал трудиться в рамках Отделов Географического Общества, и был активным «…возбудителем широкой просветительской деятельности, инициатором крупнейших начинаний», в том числе и женского образования в Сибири.
Редкий фонд периодических изданий ВК областной библиотеки им. А.С. Пушкина хранит подшивки художественно-литературного журнала «Искра» (приложение к газете «Русское слово»), где в №17, 1912 г. под рубрикой «Первые женские курсы Сибири» опубликовано две фотографии.
Одна из них подписана «Иницiциаторы учреждения курсовъ». В центре – рядом с В.В. Сапожниковым среди университетской профессуры уже немолодой, с большой окладистой бородой – Григорий Потанин.




Первые годы деятельности курсов были непростыми в плане материальной базы. Издается специальная брошюра с обращением ко всем сибирским городам, общественным организациям, отдельным сибирякам с просьбой о финансовой поддержке. Кроме того, из числа первого Совета курсов создается специальное «Общество для доставления средств курсам». На второй фотографии запечатлены члены Комитета названного «Общества…», где в центре также Г. Потанин.

26 октября 1910 г. – дата открытия Сибирских Высших женских курсов, одним из учредителей которых мы с гордостью называем Г.Н. Потанина.
Н. Крутова.

Интернет-ресурсы о Г.Н.Потанине. (1835-1920 гг.).

oblastnichestvo.lib.tomsk.ru/page.php?id=8
library.kspu.ru/files/kzd2010/97.pdf
www.rgo.ru/2010/04/grigorij-nikolaevich-potanin/
new.hist.asu.ru/issled/issled/potanin.html
www.syndikalist.narod.ru/podshiv1.htm

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 25 нояб 2013 12:16 от Patriot.
Спасибо сказали: bgleo, Светлана, Нечай, vic, nataleks

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
29 мая 2013 04:29 #14523 от Нечай

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Шиловъ, Patriot, bgleo, vic, nataleks, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 июль 2013 16:10 #15495 от bgleo
Прислал Андрей Машинский:
Л. Разгон
Потанины

Среди русских путешественников XIX века имя Григория Николаевича Потанина занимает одно из самых первых мест. Исследователь Китая, Монголии, Восточного Тибета, Потанин был путешественником совершенно нового склада. Он, собственно, не делал никаких географических открытий – маршруты его путешествий проходили по местам, где уже были Пржевальский, Певцов и многие другие. Его интересовали больше всего люди. Их история, языки, обычаи, нравы, религия – всё, что составляет культуру народа. Его вклад в этнографию народов Азии настолько велик, что и по наше время труды Потанина являются основой для историков , этнографов, лингвистов.
А необыкновенная биография, страстная любовь к Сибири, громадный вклад в культуру родного края сделали имя Потанина известным в России. И недаром у Томского университета – первого в Сибири – стоит ему памятник.
Но есть какая-то историческая несправедливость в том, что фамилия Потанина употребляется в единственном числе. Ведь их, Потаниных было двое…

Станица Ямышевская, где в 1835 году родился Григорий Потанин, - казачья. Стоит на Сибирской пограничной линии между Омском и Семипалатинском. Отец, Николай Ильич, был богатым казаком, офицерсуий чин имел, да карьеры не сделал. Поспорил с начальством, попал под суд, сидел в тюрьме, разжалован в простые казаки. И не скоро снова выдвинулся в офицеры.
Григорий Потанин не простой казачонок – офицерский сын. И как только вышли ему положенные года, отправили его в Омск учиться в кадетский корпус. В корпусе чёрная и белая кость строго поделены. Есть роты: там учатся привилегированные, дворянские дети. И есть эскадроны. Там учатся такие, как Григорий Потанин. И учат их не танцам, а верховой езде, и язык им преподают не европейский – немецкий, а азиатский – татарский.
Шесть лет учения в Омском кадетском корпусе не были для Потанина пустыми годами. Многому научился, многое повидал, о многом – чему не учили – узнал. Григория Потанина выпустили хорунжим в 8-й казачий полк. Было ему тогда семнадцать лет.
Началась военная служба. Но оказалось, что происхождение из казачьего сословия, и шесть лет кадетского корпуса, и принадлежность к офицерству – всё это не внушило Потанину сколько-нибудь любви к военной службе. Она скоро стала ненавистна ему. Хорошо только, что происходила на Алтае. Потанин влюбился в Алтай, в его горы, густые леса, сочные луга, быстрые реки. И были ему интересны алтайцы. Тогда, впервые, он стал записывать всё, что о них узнавал: как живут, каковы их верования, предания, песни. Описывал одежду, украшения, обряды. Его интересовали отношения между русскими и алтайцами, он с радостью узнавал, что они могут жить без вражды, в дружеском соседстве, торгуя друг с другом.
Скоро Потанина перевели в Омск. От сознания, что ему не вырваться за пределы своей роты, полка, казачьей жизни, Потанин приходил в отчаяние, ему казалось, что безрезультатно уйдёт на это вся его жизнь.
Но здесь подвернулся случай… Многим замечательным путешественникам помогал этот случай. И звали его – Пётр Петрович Семёнов. Молодой путешественник из Петербурга увидел в Потанине живого, думающего человека. Привлекло Семёнова в новом знакомом коренное сибирское происхождение и глубокое понимание смысла этнографии как важной и гуманной науки.
Семёнов начал уговаривать Потанина сделать шаг, о котором тот сам не раз уже думал: бросить службу. Профессиональному военному лишиться офицерского, пусть и скудного, но постоянного жалованья, было не так уж просто... Но Потанин решился быстро. Он подал заявление об отставке по болезни. Отставка была принята, и в 1859 году Потанин стал свободным человеком. Он больше не зависел от начальства, мог строить свою судьбу как хотел. Пётр Петрович Семёнов уговаривал Потанина ехать в Петербург и поступать у университет.
Потанину с поездкой в Петербург повезло. Недавнему казачьему хорунжему удалось пристроиться к каравану, вёзшему в Петербург золото. Караван двигался быстро, лошадей давали самых лучших, без всякой очереди. Потанин доехал до Москвы и там впервые в жизни сел в поезд: Москва – Петербург.
В университет Потанина приняли. Остался ещё вопрос: ка жить, на что жить? Но помогли сибирские земляки, с которыми он поселился. Были они не намного богаче Потанина.
Потанин учился страстно. Увлекался ботаникой, в болтах, перелесках вокруг Петербурга собирал гербарий известных ему европейских растений. Ездил и далеко: в Олонецкую губернию, на Ладожское озеро, Валаам, на Оку возле Калуги. Ходил пешком, пристраивался к крестьянским обозам – помогал грузить, разгружать. Привыкший в своём казачьем прошлом к обильной пище, спокойно переносил почти голод. Чтобы купить книгу Ледебура «Русская флора» - она стоила 25 рублей! – отказался от картофеля. Питался квасом, сухарями, изредка позволял себе ситник с чаем.
Вот ведь – всё напрасно! Так и не удалось Потанину окончить университет. Весной 1862 года, когда начались в Петербурге студенческие волнения, начальство приняло решение простое: закрыть университет. А тех студентов, которые были «на подозрении», посадить. Арестовали и Потанина, и нескольких его друзей по сибирскому землячеству. Потанин просидел два месяца в Петропавловской крепости. Доказательств «преступных деяний» у жандармов не оказалось, и его выпустили. Но университета уже не было, и жить в Петербурге стало бессмысленно. Надо было уезжать – снова в Сибирь.
Но Потанину же всегда везло! И тут ему повезло: предложили ехать в Сибирь с астрономической экспедицией под руковдством астронома К. В. Струве для определения широт и долгот в приграничных местностях. В Экспедиции Потанин оказался нужным чкловеком – знал край, местные обычаи, был мастер на все руки. Экспедиция прошла за Иртыш, вдоль берегов Зайсан-Нора.
Потанин собирал гербарий, охотился. Но вскоре понял, сто ему всё-таки больше интересны люди, нежели диковинные растения и животные. Экспедиция сталкивалась с кочевьями киргизов, казахов, и Потанин часто оставался пожить в каком-нибудь кочевье. Он вызывал доверие своим неподдельным и доброжелательным интересом, своей любовью к детям. И умел объясняться на языке, которому настойчиво учился. Вот тогда-то он и стал записывать песни, пословицы, сказки тех народов, которые по официальной терминологии назывались «инородцами».
Много лет спустя, когда Потанин перестал ездить в экспедиции и стал лишь литератором, публицистом, историком, он употреблял все свои силы на защиту коренных сибирских племён от пьянства, болезней, угнетения и эксплуатации – тех реальных причин , которые вели их к вымиранию.
Полтора года работы в экспедиции быстро кончились. Струве со своими помощниками уехали в столицу. Потанин остался с Сибири. Где ему жить? Без колебаний выбрал Томск.
И не ошибся. Поступил на службу, что не мешало ему ходить на лекции по истории Сибири, писать статьи в газеты и журналы. Вокруг него сложился кружок молодёжи, так же, как и Потанин, любящей свой край и мечтающей о его развитии. Впрочем, эти мечты в жандармском деле именовались иначе: «Дело о злоумышленниках, имеющих целью отделить Сибирь от России и основать в ней республику, по образцу Северо-Американских Соединённых штатов». Жандармы вспомнили и Петербургскую жизнь Потанина, и его друзей – студентов, и даже те вечеринки, которые устраивались, когда появлялись несколько лишних рублей. Теперь под жандармским пером эти вечеринки стали называться тайным обществом «Сибирский кружок»…
В 1865 году Потанина – небольшого чиновника, «столоначальника по инородческим делам» - арестовали и отвезли в Омск. Три года он просидел в тюрьме, ожидая приговора судей. Через три года над ним совершился обряд «гражданской казни» и прочитали ему «Определение Правительствующего Сената», по которому бывший хорунжий, бывший студент, бывший чиновник «лишался всех прав состояния» и приговаривался к пятнадцати годам каторжных работ. «По смягчающим обстоятельствам» срок каторги снижался до пяти лет.
Каторгу Потанину надо было отбывать в Финляндии, в Свеаборгской крепости. Но даже каторга кончается! И иногда раньше срока. Потанина вызвали в тюремную контору и объявили, что по высочайшему манифесту 1871 года срок каторги сокращён до трёх лет и его отправляют в ссылку, но не в Сибирь, как большинство, а на Европейский Север, в Вологодскую губернию, село Никольское. Большое северное село.
Где бы ни был Потанин, в каких бы условиях ни находился, он не мог жить без того, что сейчас называется «общественной работой». Он всегда окружён людьми, у него всегда возникали идеи, которые он стремился вопдотить в жизнь.
В Никольском Потанин познакомился с сестрой своего товарища, ссыльного студента Константина Лавровского.
Александра Викторовна Лавровская приехала повидаться с братом из Нижнего Новгорода, где она служила классной дамой в епархиальном училище.
Но что это была за жизнь? Александра Викторовна обладала живой пытливостью ума, жаждой знаний, наблюдательностью, художественным чутьём, литературной одарённостью… и всё это пропадало, растворялось в однообразном быте классной дамы. Классы, дортуары, прогулки с «епархиалками», наблюдение за успехами, за манерами… И так изо дня в день, месяц за месяцем, год за годом. Так и могла кончиться жизнь этой незаурядной женщины. Если бы по России уже не прокатывались волы новых идей, общественного движения. Эти волны прибили в ссылку в Никольское её любимого брата. Они же привели классную даму из Нижнего Новгорода в село Вологодской губернии и познакомили с другом ссыльным – Потаниным.
Что пленило её в этом немолодом, уже немало истрёпанном жизнью недоучившимся студенте? Без образования, без профессии, без всякого будущего? Вероятно, огромный оптимизм, неудержимый интерес к людям, приверженность к науке и вера, что она может и должна помогать обществу. Ну а что привлекло Потанина к этой скромной, застенчивой, суховатой блондинке с подстриженными волосами и тонким певучим голосом?
Знаменитый художественный критик и общественный деятель В. В. Стасов, познакомившийся с Александрой Викторовной, когда она уже былаПотаниной, и жила в Петербурге, писал о ней: «Впкчатление, произведённое на меня Александрой Викторовной, было совершенно особенное. Она не была красива, но в ней было что-то необыкновенно притягательное для меня. В её лице была какая-то страдальческая черта, которая делала мне её необыкновенно симпатичной. У неё был взгляд такой. Какой бывает у людей, много думающих, много читавших, много видевших… »
Мы пишем об этой женщине потому, что для Потанина она оказалась тем «рычагом», который имел решающее значение для всей его будущей жизни путешественника. Но ни он, ни сама Александра Викторовна никогда не распространялись о своей личной жизни. И мы можем только гадать, как случилось, что после возвращения в Нижний Новгород и интенсивной переписки Александра Викторовна бросила работу, уехала из большого города в маленький захудалый городок Вологодской губернии и вышла там замуж за ссыльного без всяких средств к жизни.
Александра Викторовна любила и высоко ценила Потанина. В ней жило чувство долга перед ним, перед наукой, к которой он её приобщал. Но не менее сильна в ней была скромность, постоянное желание уйти в тень, затушевать свои личные заслуги. Вот почему при её жизни о ней мало знали, для всех она была только женой знаменитого путешественника. А в действительности Александра Потанина первой настоящей крупной русской путешественницей. Не просто женой учёного, а самостоятельным исследователем, этнографом, фольклористкой и писательницей.
В предисловии к посмертному сборнику статей А. В. Потаниной Д. Н. Анучин писал: «Неутомимая путешественница, посвятившая все зрелые годы своей жизни странствиям по Сибири, Монголии, Тибету, Китаю. Она оставила по себе неизгладимую память в истории землеведения Азии».
Только после смерти Александры Викторовны, героической смерти, подобной смерти Пржевальского, в русской печати начали появляться статьи, посвящённые замечательной русской женщине. Их авторы с удивлением отмечали, что женщина, столько сделавшая для общества, для русской науки, ставшая гордостью русской географии, оставалась для России совершенно неизвестной.
В 1874 году Потанин получает право уехать из ссылки. Куда? Для Потанина не было вопроса. Только Петербург! Только там можно доучиться, если удастся, и только там было единственное в России учреждение, где его знали, ценили, где могли помочь осуществить свою мечту, - Русское Географическое общество, в котором главенствующее положение занимал старый знакомый и доброжелатель – Пётр Петрович Семёнов.
В 1876 году началось первое путешествие Потанина. Целью его была Монголия. Эта страна, примыкавшая к Южной Сибири, давно стала доступна экспедициям и нанесена на все географические карты. И тем не менее о ней знали мало. Мало знали о её природе, ещё меньше – о населении. Дать полное этнографическое описание Монголии и должна была экспедиция Потанина.
В экспедицию входили: топограф, специалист по монгольскому языку, охотник, чучельник. Оборудование было примитивным, брали лишь только необходимое. Быстро пересекли Европейскую Россию, Сибирь, приехали в приграничный Зайсан, оттуда, собственно, и началось путешествие. Переправились через Чёрный Иртыш и углубились в монгольские степи.
Степь живая – множество птиц, насекомых, ящериц, змей, разных зверьков. Днём никого не видно, все прячутся от жары, всё живое окрашено в цвет травы, цвет почвы и оживает, только когда зайдёт солнце. В некоторых местах, особенно вблизи воды, ночное оживление приносило путешественникам неисчислимые муки. Даже опытный путешественник Григорий Николаевич никогда раньше не встречался с таким количеством комаров. Потанин писал, что шум от комаров превосходил шум от десятка кипящих самоваров. Лампы и свечи гасли от туч налетавших на них насекомых.
И не просто было завязывать отношения с монголами. Они боялись русских, неохотно вступали в общение. Этому способствовали монгольские священники ламы, которые боялись, что русские приехали обращать монголов в свою православную веру. Но здесь-то во всю силу и проявились человеческие качества Потанина. Он умел завоёвывать доверие людей – никогда не притворялся, был правдив, добр и внимателен к людям, чужим по расе, верованиям, языку, обычаям. Его интересовало, как живут монголы-кочевники, как они добывают пропитание, мастерят одежду, обувь, как проводят свободное время, как молятся, развлекаются, воспитывают детей…
Его отряд углубился в пустыню Гоби и вышел в китайский Туркестан. Там шла кровавая междоусобная война. С трудностями и большим риском удалось пройти через Синьцзян в русский Туркестан. В этом путешествии, как и в следующем, начавшемся в 1879 году. Потанин постарался как можно полнее изучить народ, о котором столетиями существовало самое превратное и неверное представление. В Потанине совершенно отсутствовала психология колонизаторов, для которых «все туземцы на одно лицо». Потанина интересовала не только чистая этнография, антропология, описание внешности и одежды, но прежде всего внутренняя жизнь этих людей, их духовные интересы.
Потанины в своих исследованиях развеяли легенды о безнравственности, бескультурье, и дикости монголов. Они увидели и поэзию, и множество обычаев, глубоко гуманных. Например, обычай побратимства – анда. Несколько человек, и мужчины и женщины, заключают между собой братский или сестринский союз. На специальном обряде они произносят клятву: «Если будет лошадь – вместе на ней поедем. Если будут деньги – поровну разделим…» Побратимство запрещает сердиться на побратима, если тот в чём-нибудь провинился. Если побратим обидит, нужно смолчать. Если он в нужде, нужно помочь. Побратимы должны вместе делить и горе и радости. На войне умирать друг за друга…
Многое понравилось Потанину у монголов: почитание предков, бережное и даже благоговейное отношение к старине, любовь к соревнованиям, где нет позора для побеждённых. Он был растроган их любовью к детям. Потанин писал о монголах: «Когда вглядываешься в жизнь и быт этих людей, то нельзя их не уважать за трудолюбие, достоинство, с которым переносят нужду, юмор и веселье, им свойственные».
Результатом первых двух путешествий Потаниных был выпуск двух томов путевых дневников и двух томов легенд, сказок, описаний обычаев монголов. На то, чтобы обработать огромный материал, собранный путешественниками, сделать его доступным не только учёным, географам и этнографам, но и всем, кто интересуется жизнью других народов, у Григория Николаевича и Александры Викторовны ушло три года. Потанин готовил к изданию дневники, Александра Викторовна ему помогала и каждую свободную минуту училась. Она знала, что её место – с мужем во всех его путешествиях и что там ей надлежит быть не просто спутницей, а первой помощницей. И она училась рисовать, посещала лаборатории, изучая искусство препарирования животных, методы сбора и сбережения растений, шлифовки срезов минералов. Зоологов, ботаников, геологов поражало, с какой быстротой Александра Викторовна схватывала главное, какое упорство проявляла, чтобы овладеть новой специальностью. Впоследствии Александра Викторовна писала: «Всё мною полученное приобретено путём знакомств м всё, что я могу возвратить из полученного, заключается в том же «воздействии личности»…»
Первые же тома потанинских дневников произвели огромное впечатление на русскую общественность. Вместо описания бесплодной страны, населённой диким, неопрятным народом без истории, без культуры, перед читателем предстали картины жизни, ничего общего не имеющие с этими примитивными представлениями. Потанин писал: «…Монгольский народ не бесплодно жил до настоящего времени; всё, что мы у него находим, показывает, что и в такой пустынной и бедной стране, какова Монголия, люди могут создать себе условия мирной и культурной жизни. Путешественника поражают эти кочующие монастыри, кочующие библиотеки, школы грамотности, помещающиеся в кочевых палатках, странствующие медики, кочевые лазареты при минеральных водах, все эти виды, которые никак не ожидаешь встретить в кочевой жизни; по развитию грамотности в народной массе монголы, бесспорно, единственный кочевой народ в мире».
И Потанин не только стремился развеять высокомерные легенды о дикости монголов, но и считал, что во многом они могут служить примером для других народов. В предисловии к первому выпуску «Очерков Северо-Западной Монголии» он писал: «Для нас было бы полезно, чтобы в изучении условий, которые привели монгольский народ к его современному состоянию, найти урок для нашей политики в отношении, например, киргизского народа». И дальше: «Пренебрежение учёных к степным народам задерживает развитие науки. Установлению правильных взглядов на роль этих «варваров» и на историю духовно-культурных заимствований мешает наше высокомерие, ложная историческая перспектива… и несмелость мышления, порабощённого рутинными взглядами и рутинными верованиями».
Для научной деятельности Потанина очень много значили его экспедиции в Китай, Китайскую Монголию и восточную окраину Тибета, совершённые в 1884-1886 годах.
Потанины жили в крестьянских деревнях, беседовали с людьми разных слоёв, их занимал не только быт, но и культура этих людей, их интерес к истории, к поэзии. Потанин в своих работах с похвалой и уважением отзывался о китайских крестьянах, китайской деревне. Он отмечал в ней демократичность, широкое самоуправление. «Такого положения крестьянства, такой самостоятельности его мы не встречали в культурных странах. Китай в низах – истинно демократическая страна».
За Китаем лежала Монголия, страна тангутов, население тибетских нагорий. Экспедиция Потанина часто проходила по тем местам, по которым уже шли экспедиции Пржевальского. Об этих местах и племенах рассказывалось в знаменитых книгах Пржевальского. Но странное дело – в своих книгах Потанин совершенно по-другому описывал эти племена. Тангуты, которых все предшествующие путешественники изображали людьми враждебными ко всем иностранцам, людьми злобными и нетерпеливыми, по мнению Потанина, были совершенно иными. Он писал: «Тангуты слывут народом угрюмым и негостеприимным, но это мнение совершенно ошибочно. Они только недоверчивы к незнакомцам… Но в отсутствии гостеприимства их упрекнуть было бы грешно. Они угощают путника охотно и обильно, только не у себя дома, а выставляют угощение на дороге».
Даже те люди из воинственного племени шираегуров, которые, по мнению Пржевальского, были разбойниками, у Потанина охотно становились работниками, спутниками, с ними у Потанина были наилучшие отношения. И Григорий Николаевич писал о них: «Шираегурская интеллигенция старалась выразить путешественникам своё сочувствие. Только и речей было о том, как много натерпелись, как долго плелись по высоким горам и т. д. Узнав о недостатках у экспедиции провизии, шираегурский начальник распорядился привезти всё, что нужно, чтобы караван без нужды мог дойти до ближайшего китайского города».
Так кто же из двух выдающихся русских путешественников в своём отношении к монголам и тибетским плеиенам был прав? Дело было в совершенно различных характерах как этих экспедиций, так и их руководителей. Пржевальский был профессиональным военным, и все его экспедиции состояли из военных людей. Это, конечно, придавало им совершенно определённый характер и вызывало глубокое недоверие и настороженность у местных племён.
У экспедиции Потанина никакого оружия, кроме нескольких охотничьих ружей, не было. Он категорически отказывался от конвоя, когда ему предлагали его китайские власти. Младший современник Потанина и Пржевальского, знаменитый географ В. А. Обручев, говоря о трёх исследователях Центральной Азии, писал: «Не уклонюсь от истины, если скажу, что Пржевальский относился к туземцам внутренней Азии подозрительно, Певцов – снисходительно, а Потанин – любовно…»
Действительно, Потанин, несмотря на своё казачье происхождение, военное образование и участие в качестве офицера в военном походе, был человеком необыкновенно мирным, непрактичным, многим казался «не от мира сего»… Он варил на слово, не умел накричать, приосаниться, выдать себя за большое начальство. Потанин не любил стрелять, его никто не боялся.
Но, оказывается, что с такими недостатками можно сделать больше, чем со многими достоинствами. Да, Потанина никто не боялся, но ему верили. Он был простым, правдивым и бесхитростным человеком, ему открывались все сердца. Его доброта открывала дорогу туда, куда не могло открыть дорогу оружие. Монголы и тангуты охотно шли работать в экспедиции Потанина ещё потому, что к ним относились не как к нанятым носильщикам и проводникам, а к4ак к товарищам – с уважением и доверием.
И, конечно, великую и неоценимую помощь оказывала Потанину его жена и друг Александра Викторовна. Ей был открыт доступ в семьи монголов и тибетцев. Она лечила женщин и детей, рисовала их, учила вязать по-европейски. Её непритворная любовь к детям, способность к языкам, умение мгновенно устанавливать душевный контакт с жительницами аулов и кочевий создали ей большой нравственный авторитет. «Степное ухо» - а оно у этих племён работало не хуже телеграфа – разносило всюду слух о доброй русской женщине, которая лечит детей и женщин, умеет рисовать и вязать, любит играть с детьми.
Благодаря художническому таланту и трудолюбию Александры Викторовны Потанин вывез из своих экспедиций огромный иллюстративный материал: изображения храмов, жилищ, кочевий, одежды. Потанина терпеливо срисовывала ритуальные узоры, украшения, предметы быта. Путешественников интересовали не только современный быт, нои история племён. Поэтому им удалось собрать сведения о племенах, давно исчезнувших, о которых в Европе даже и не знали. Потанины считали, что «… чудное разнообразие племён и рас может нас только восхищать и заставляет верить в величие человеческих рас и блестящее будущее человечества».
Пять путешествий, совершённых Потаниными, создали им имя больших учёных, глубоких исследователей народов Центральной Азии. Их книги переводились на другие языки, потанинские таблицы языков и говоров давали огромный материал для географов, этнографов, лингвистов. Но путешественники считали, что их главная задача – впереди.
На этот раз Потанин задумал осуществить то, что не удавалось ни Пржевальскому, ни другому русскому путешественнику, - детально обследовать Тибет и побывать в его загадочной и недоступной столице. Потанин был уверен, что сумеет убедить тибетцев в своих мирных намерениях, что те тибетцы, с которыми он встретится, не только не будут ему мешать, но и помогут.
Многих друзей Потанина поражала его решимость пуститься снова в далёкое и опасное путешествие в возрасте пятидесяти семи лет. Но Григорий Николаевич оставался здоровым, кряжистым человеком, с детства привыкшим к труду и лишениям. Но вот Александра Викторовна… Она тоже не молода - ей сорок девять. Но дело не только в этом. Она никогда не была ни особенно здоровой, ни особенно сильной. Её силой была воля. Никогда не позволяла она себя выделить, всегда – единственная женщина! – она была с мужчинами на равных. В седле, на верблюдах, в зной, холод, дождь, мороз. Ночёвки в палатке или под открытым небом… Скудная пища, нездоровая вода. И каменистая неоглядная пустыня, где ни дерева, ни травы, ни капли воды. Пыль, грязь, колючки, въедающиеся в тело… Гибнут лошади и верблюды – они не могут перенести эти испытания. А люди идут. И среди них – женщина. И у неё ежедневная работа: сбор растений и ведение гербария, зарисовки мест стоянок, одежды и предметов быта встреченных племён. Жестокий ревматизм, нажитый ночёвками на снегу, мучил Потанину и в городе. Ей часто было трудно ходить. Но когда речь пошла о новой экспедиции, она категорически отказалась остаться в Петербурге. Да и для самого Потанина была немыслима экспедиция без Александры Викторовны. Александра Викторовна сознавала своё состояние, свою болезнь и всячески скрывала это от Потанина: «Узнает – останется, а мешать ему – это ли моё назначение…» Она знала, что это путешествие грозит ей гибелью, но смело шла на риск.
В 1892 году начинается последнее путешествие Потаниных. В состав экспедиции включаются, как всегда, переводчик, зоолог и впервые – геолог. Им был молодой учёный, будущий академик В. А. Обручев.
Началось путешествие с приграничного города Кяхты. Путь лежал через Монголию, пустыню Гоби к Пекину. Там надобно было получить разрешение на дальнейшее следование экспедиции в Тибет. Уже по дороге в Пекин стало ясно, что на этот раз Александра Викторовна переносит этот привычный путь с трудом. В Пекине с ней случился сердечный приступ. Но она категорически отказалась остаться. Когда экспедиция вступила на Тибетское нагорье и начала подниматься вверх по перевалам и караванным тропам, Александра Викторовна заболела, её на какое-то время разбил паралич. Она вскоре поправилась, снова стала рисовать, уверяла всех, что с ней всё в порядке… Но никого уже обмануть не могла. Для всех было очевидно, сто она не вынесет дальней дороги, самой трудной из всех пройденных. Потанин решил как можно быстрее возвращаться в Пекин.
Александру Викторовну везли на носилках, привязанных к двум лошадям. По извилистым каменистым дорогам лошадей гнали без остановки. Но по дороге случился новый удар… В Пекин её привезли уже без сознания. 19 сентября 1893 года Александра Викторовна Потанина умерла.
У Потанина было теперь лишь одно желание, чтобы тело его друга и жены покоилось в русской земле. Началось обратное путешествие. Только в январе 1894 кода тело А. В. Потаниной было предано земле в Кяхте. На похоронах присутствовал весь город, были закрыты школы и магазины, кяхтинцы понимали, какого человека они провожают в последний путь…
На этом, собственно, и закончились путешествия Григория Николаевича Потанина. Он вернулся в Петербург, сразу же ставший для него пустым. Тщетно он старался подавить свою тоску, своё отчаяние. «Без Саши я потерял интерес и к жизни и к науке», - говорил он. Только через шесть лет, в 1899 году, Потанин совершил короткое путешествие к Большому Хингану.
Последние двадцать лет Григорий Николаевич прожил в давно полюбившемся ему городе Томске. Потанин был в Томске издателем и редактором многих работ, добился открытия областного музея и высших женских курсов, продолжал работать над своими воспоминаниями, ставшими замечательным литературным памятником эпохи.
Но всё это было уже не то, совсем не то… Умерла его «муза дальних странствий», и он чувствовал себя непривычно и неуютно в любимой Сибири, в комфорте большого города. Он дряхлел, почти ослеп. С палочкой в руках, ощупывая дорогу, шёл по улицам Томска на свои лекции, на собрания.
Умер Григорий Николаевич Потанин 30 июня 1920 года. Ему было 85 лет. А он считал, что настоящая жизнь кончилась тогда, когда кончились его путешествия.

С уважением, Борис Леонтьев
Спасибо сказали: svekolnik, Юрий, Пётр, Светлана, Mic, Нечай, vic, Полуденная

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 авг 2013 08:11 #15808 от Нечай
Здесь несколько более "личная" статья

knigo.info/publ/publichist/stati/jana_abdeeva_stranicy_velikoj_zhizni_g_n_potanin/25-1-0-76
Спасибо сказали: bgleo, vic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 авг 2013 22:15 - 07 авг 2013 22:17 #15812 от vic
«Что известно вам о Потанине и об открытом сибирском заговоре? Потанина я не только знал лично, но был, можно сказать, его создателем, или вернее открытелем. — Я освободил его из под казачьего ярма и отправил его в Петербург. С пошлою наружностью, это необыкновенно умный, честный и энергичный молодой человек,— деятель без устали, без тщеславия, без фраз. Жаль его, если он погибнет... а кажется, что также погибнет. Наших друзей губят, — а черная русская изба, заключающая, по вашим словам, разрешение социальных вопросов, спит, как спала, мертвая и бесплодная в продолжении веков, потому что давит ее государство — и будет спать она тем же глупым сном и не сделает ни шагу вперед русский социальный вопрос, пока будет существовать это государство. А если будут шаги, так в сторону или даже назад — отнюдь не вперед. » — Бакунин М.А., Письма к А.И.Герцену и Н.П.Огареву, стр.161. Письмо от 8 октября 1865 года. № XXXIII.
Последнее редактирование: 07 авг 2013 22:17 от vic.
Спасибо сказали: Светлана, Нечай, Lyubchinova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 авг 2013 14:33 #15876 от vic


Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, Нечай, Alexandrov_2013, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 авг 2013 01:47 - 21 авг 2013 01:52 #16076 от vic
По рапорту Командира Отдельного Сибирского Корпуса о назначении пенсии вдове Штабс Капитана Трунина.

РГВИА Ф.395, оп.147, д. 635, л.3, об.3, 4,6,6 об.,7,7 об,8,8 об., 9,9 об., 10,10об.,11


Началось: 10 ноября 1841 года
Кончилось: 13 июня 1842 года

Всепресветлейший Державнейший, Великий Государь,
Император Николай Павлович,
Самодержец Всероссийский.


Просит вдова, жена умершего на службе Омской Инвалидной команды, при Линейном Сибирском батальоне № 4 состоящей Штабс Капитана Филиппа Львова сына Трунина, Матрёна Степанова дочь Трунина, а в чём моё прошение тому следуют пункты.


№1

Покойный муж мой Штабс Капитан Филипп Львович Трунин(Р.1775 г. - Умер 8-го июня 1841 г. 66 лет от роду ) , в службу Вашего Императорского Величества вступил из солдатских детей в 14 лет.

· 1789 апреля 1-ого дня, во 2-ой канонирский полк- канониром,
· Капралом 1795 года декабря 24-ого дня,
· Фрейверкером 4-ого класса 1797 года января 11-ого дня в том же полку, в 13-й артиллерийский батальон 1797 года января 23-го дня 2-ого класса 1798 года декабря 20-го дня,
· 1-го класса 1799 года сентября 8-го дняв том же батальоне 9-го артиллерийского полка
· во 2-ой батальон 1804 года января 1-ого дня, по переименовании оного в 1-ый батальон того же года и месяца в 23-е число
· произведен в Подпоручики тысяча восемьсот шестого года июня двадцать девятого дня.
· в Омский Артиллерийский Гарнизон из оного переведен в таковой же Петропавловский командиром оного 1810 года апреля 2-ого дня,
· от туда в Ямышевский Артиллерийский Гарнизон командиром же оного 1814 года августа 3-его дня, за отличие по службе Поручиком 1822 года апреля 22-ого дня,
· по расписанию 15-й гарнизонной артиллерийской бригады в 4-ю роту командиром оной 1826 года сентября 4-ого.
· Штабс Капитаном 1829 года февраля 2-ого дня,
· из оной переведен в Омскую Инвалидную команду 1835 года декабря 14-ого дня,
· в 1834 году за усердную службу Всемилостивейши награждён был не в зачет годовым жалованьем,
· в штрафах по суду и без оного, в домовых отпусках и в отставке не бывал,
· к повышению чином и к награждению знаком отличия беспорочной службы аттестовывался достойным, нынче же 8-го числа июня 1841 года от приключившейся ему болезни помер оставя при мне законно-прижитых с ним в обер офицерских чинах детей дочерей девиц Клавдию 18-ти (Р. 1823 г.) и Александру 15-ти лет (Р. 1826г.), да и сама я при преклонности лет моих нахожусь в самом бедном состоянии и никаких средств содержать себя с детьми прилично званию не имею, а так же и за покойным мужем моим родового и благоприобретенного имения не состояло, и потому подноситель сего Вашему Императорскому Величеству данные мне от Г.Штаб и Обер Офицеров свидетельство всеподданнейше прошу.

К Сему.

Дабы повелено было, на основании свода военных постановлений, тома VI статей 588 и 599 за беспорочную покойного мужа моего службу продолжаемую более 50 лет производить мне вдове и состоящим при мне дочерям Клавдии и Александре сиротское жалование, которое желаю получать в Тобольской губернии из Омского Окружного казначейства, 1841 года июля 31-го дня к податию надлежит Командиру Линейного Сибирского Батальона №4 Господину Полковнику Де-Граве.

Принимаю в черне мною сочиненную вместо просительницы вдовы штабскапитанши Матрёны Степановой Труниной по неумению её грамоте и личною просьбою Сына её Сибирского Линейного Батальона №4 прапорщика Григория Филипповича сына Трунина руку приложил. А набело переписывал Линейного Сибирского Батальона №4 рядовой Семён Абакумов сын Хохлов.

Жительство имею в Тобольской губернии в городе Омске.
Последнее редактирование: 21 авг 2013 01:52 от vic.
Спасибо сказали: bgleo, Нечай, Alexandrov_2013, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 нояб 2013 12:18 #17422 от Patriot
Путешествие Г.Н.Потанина по Китаю, Тибету и Монголии. Обраб. по подл. его соч. М.А. Лялиной.
dlib.rsl.ru/viewer/01003684391#?page=13
Спасибо сказали: bgleo, Нечай, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 дек 2013 05:58 #17722 от Нечай




Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, vic, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 янв 2014 10:16 - 17 фев 2014 04:22 #18336 от nataleks
Потанин Г.Н. Исследования и материалы.

Серия "История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков". Том 7.
Алматы, Дайк-Пресс, 2006.


Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 17 фев 2014 04:22 от nataleks.
Спасибо сказали: bgleo, Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 мая 2014 06:36 #21497 от Patriot
Ещё один источник.
Томская старина. А.В.Адрианов.










dlib.rsl.ru/viewer/01003191993#?page=41

Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: bgleo, svekolnik, Нечай, 1960

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
26 мая 2014 14:30 #21957 от Нечай
Фотографию прислала Галина Григорьевна Бондарь.

Памятник Потанину Г.Н. и Ч. Валиханову в г. Павлодаре.


Это сообщение содержит прикрепленные изображения.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Спасибо сказали: Шиловъ, Patriot, bgleo, nataleks, денис, Семирек верненский

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
27 мая 2014 10:55 - 27 мая 2014 10:55 #21993 от GalinaPavlodar
Людмила Руслановна! Я думаю, что Вам и другим потомкам будет приятно знать, что имя Григория Николаевича Потанина очень хорошо известно и высокочтимо в Казахстане. Особое значение он имеет и для Павлодарской области, так как родился в станице Ямышевской. В 2005 году в рамках программы «Культурное наследие» нашим университетом были изданы «Избранные сочинения» в 3-х томах, проводятся конференции, пишутся статьи, для студентов-историков разработан и читается спецкурс лекций «Общественно-политическое и культурное наследие Г. Н. Потанина». Его именем назван Павлодарский областной историко-краеведческий музей. В 2012 году в Павлодаре был установлен памятник двум друзьям, ученым, единомышленникам Г. Н. Потанину и Ч. Валиханову. Я нашла несколько статей об этом в нашей местной печати и с удовольствием размещаю их здесь.
24 Сентября 2012, 08:27

Памятник Шокану Валиханову и Григорию Потанину открылся в минувшую субботу в Павлодаре.
[/b]
Два выдающихся человека, два друга, жившие в XIX веке и внесшие большой вклад в развитие культуры, науки и литературы Казахстана, увековечены в бронзовой скульптурной композиции.
Этот памятник - олицетворение и символ исторической дружбы двух народов, отметил аким области Ерлан Арын на презентации изваяния.
Скульптурная композиция «Ш. Уалиханов и Г. Потанин» высотой 3,6 метра - работа известного казахстанского скульптора-монументалиста Мурата Мансурова. Постамент облицован полированным гранитом.
В церемонии открытия приняли участие исследователи творчества и жизнедеятельности Ш. Уалиханова и Г. Потанина, представители творческой и научной интеллигенции, педагогическая общественность и лидеры молодежных объединений.
Скульптура, установленная в сквере «Денсаулык» на одной из центральных улиц, стала монументальным украшением Павлодара.
Автор: Ливинцова Вера
Последнее редактирование: 27 мая 2014 10:55 от GalinaPavlodar.
Спасибо сказали: bgleo, galrom, Нечай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.