Сибирское здоровье.Народная медицина.

Больше
27 янв 2015 18:28 #26622 от Станичник_Горьколинеец
Всем доброго времени суток!
В моих краях(западных), когда говорят "сибиряк", представляют очень крепких и сильных здоровьем, и суровых характером людей. Предки мои из сибирских казаков, да и родня вся росла в таких же суровых условиях, а вот меня это крепчайшее здоровье обошло как-то стороной. Или климат не подошел или что, я не знаю.Но всё же...Вот в чем суть вопроса...
Предлагаю, размещать в данной теме известные вам рецепты и методики по укреплению здоровья от наших бабушек и дедушек.Рецепты народной медицины, не раз защищавших наших предков от простуды и других хворей.

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 10:01 - 28 янв 2015 11:12 #26643 от Нечай
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА

При Простуде:Русская баня жарко истопленная. Так же против кори и оспы. В последней болезнь надо припаривать.
При припадках вызванных солитером: квас с солью.
Против грыжи: детям бобровую струю, взрослым крымзу, а так же можжевеловое масло как тем, так и другим.
При ревматизме: сулейма, сарсапаральный корень, настоенный в простом пенном вине и дают больному 5-6 больших рюмок в день. Так же березовые мочки настоенные на простом вине, а при застарелой болезни осиновая кора в водинном отваре.
От поносов: камедь, мята, листья черной смородины и церковное красное вино. Камедь применяется к детям в виде порошка, разведенного водою до степени жидкого клея.

РАСТЕНИЯ:

Лютик едкий - в виде отвара при ревматизме и истериках.
Корень марень - для остановки кровотечения.
Анютины глазки, мать и мачеха, череда (цветы и трава) - в водяном настое от золотухи.
Липовый цвет, малина, земляника – потогонные средства.
Тысячелистник - цветы в отваре в виде чая при женских болезнях.
Одуванчик – свежий сок стебля для выведения бородавок.
Толокнянка в виде чая – против недержания мочи.
Белена – высушенные стебли и листья в виде припарки от ушибов и болящих ран.
Подорожник – листья для прикладывания к порубленым, порезаным ранам.
Молодой березовый лист – для остановления кровотечения из раны.
Волчье лыко – отварной или водочный настой – при сифилитической застарелой болезни, сифилитической сыпи и ночной костной боли. Сопровождается диетой и теплом (на печи).
Можжевеловые зрелые ягоды – отвар при водянке
Свежая и вареная саранка – при водянке.
Свежая еловая смола – в виде жевачки при заболеваниях десен.

Знахарки предпочитают в своей практике местным растительным средствам привозные: сарсапарельный корень, перечную мяту, шафрань, можевеловое масло.

А растительным средствам предпочитают металлические, как-то: сулему для употребления внутрь и киноварь для окуривания, оба средства используются при лечении сифилитических заболеваний.

Всякое лечение сопровождается заговорами и перешептываниями!

ОДНОВРЕМЕННО СЛЕДУЕТ УЧИТЫВАТЬ ПРИМЕТЫ:

БЫТЬ БОЛЬНЫМ ТОМУ:

Кто на новую кровать ляжет первый раз не совсем здоровый.
Кто спит на перине, у которой сшивка или рубец приходится не в ногах.
Кто вечером поздно обрезывает у себя ногти или вытирает руки обскатерь, тот будет страдать заусеницами.

БЫТЬ ПОКОЙНИКУ В ДОМЕ:

Когда загнета шаит, то есть угли, когда их сгребут в загнету будут продолжать гореть пока не превратятся в золу и пепел.
Когда кто-нибудь из домашних будет свистать в доме.
Если что-нибудь, особенно матица будет трещать в доме.
Когда кузнечик цекочит в щелях.
Если из лесу прибежит векша или какой-нибудь другой зверек.
Когда в избу залетит воробей, сорока или другая птица.
Если на крышу дома будут прилетать, садиться и каркать вороны.
Если на крыше дома посидит филин.
Если на доме будет разорено ласточкино гнездо или курица запоет петухом.
Когда собаки воют с опущенными к земле мордами, особенно под угол дома.
Если днем в избе будет гореть без нужды сальная свеча
Или когда в комнате будут гореть 3 свечки.
Когда кто-нибудь катает белье поздно вечером, а особенно ночью, говорят, что он выкатывает покойника.
Когда кто-нибудь наливает воду в рукомойник или кормит кого-либо с ложки наотмашь через руку.
Когда в доме метут поздно вечером, говорят – покойника выметут
Когда в доме метут двое в два веника.
Когда коврига хлеба , пекущаяся в печи расколется посередине надвое значительно и в расколотом месте образуется как бы нарост.
Когда принесут в дом щепку от дерева из которого изготавливали гроб.
Если из дома, где был покойник до истечения 6 недель принесут какую-либо вещь.
Когда покойнику сделают гроб слишком длинный, то говорят, что будет в доме еще покойник.
Тоже самое, если после покойника в доме долго будет пахнуть им или если при выносе покойника из дому, заденут гробом за косяк.

ИСТОЧНИК:Мозель, Х. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генеральнаго Штаба / Х. Мозель ;. - СПб. : Тип. Ф.Персона 1864г.

И ЕЩЕ:


Пользуйтесь на здоровье! :)

Это сообщение содержит прикрепленные файлы.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть их.

Последнее редактирование: 28 янв 2015 11:12 от Нечай.
Спасибо сказали: bgleo, аиртавич, Viktor, Станичник_Горьколинеец

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 11:30 #26644 от Станичник_Горьколинеец
Ну про эти приметы вы навели страху) Прям теперь жить боязно) А за рецепты, Спаси Христос!)

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 12:53 #26649 от Нечай
Успокою Вас,Владислав Андреевич. Приметы были и хорошие:

СЧАСТЬЕ ПРЕДСКАЗЫВАЕТСЯ:
Если кому упадет муха в чай или кушанье.
Кому по выходе из дому встретится на улице военный.
Кто в именины свои или в первый день Пасхи чихает.
Кто в именины свои разобъет что-нибудь нечаянно: тарелку, чашку и т.д.
У кого в доме появятся большие черные тараканы.
Жениху и невесте – если свадьба их случится в ясную погоду.
Самой счастливой встречей на улице считается свинья.
Если у кого зачешется подошва правой ноги – это означает приятную дорогу.

Не рекомендуется бегать с чашкой чая за мухами. Тараканов так же лучше держать под контролем. Городским жителям - слабая надежда встречи со свиньей...:lol:
Спасибо сказали: Полуденная, GalinaPavlodar, аиртавич

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 16:15 #26673 от Станичник_Горьколинеец
Можно и не по отчеству)
Ну это вы верно подметили))А если разбить чашку на именины, тем более батину,то скорее можно получить отцовского леща, чем счастья)
Благодарю вас, Людмила Руслановна!)
Спасибо сказали: bgleo, Нечай

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 16:19 #26675 от Станичник_Горьколинеец
Ну в приметы все верить, вообще жить нельзя)
А вот чай с шалфеем, как станичники пили, очень даже полезный) Все известные народные рецепты для здоровья тащите сюда!:P
Спасибо сказали: Нечай

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 янв 2015 16:56 - 28 янв 2015 17:19 #26678 от Нечай
Мы в Сибири летом когда выезжали на природу, ходили собирали лесную мяту, душицу, белоголовник, листья дикой смородины, если летом ближе к осени, еще и ягоды шиповника попадались. Заваривали чай в котелке на костре. Воду брали в реке. Не помню вкуснее напитка. Либо травы, либо отсутствие хлорки сказывались...;) А главное, токсино - очищающее зелье, лучше не придумаешь. Освежает, расслабляет, успокаивает.

Был в начале 19 века некий Коллежский секретарь Петр Александрович Потанин, проживающий в селе Ильинском Ишимского уезда. Так вот, он посылал свои "изобретения" в Императорское вольное Экономическое общество, учрежденное в Санкт-Петербурге в 1765 году графом Григорием Орловым под покровительством Екатерины II. Что-то вроде "научного общества". Но речь не о нем. Одним из "изобретений" вышеуказанного Потанина являлось:

"Из императорского вольного Экономического Общества
Члену оного его превосходительству Г. Тайному Советнику Сибирскому Генерал Губернатору Ивану Борисовичу Пестелю.

Корреспондент сего Общества Г(осподин) Коллегии Секретарь Потанин жительствующий Тобольской губернии Ишимского уезда Петропавловского коммисарства в селе Ильином занимается разными Обще - полезными изобретениями в тамошних местах, в течении нынешнего 1812 года прислал в сие общество разные красильные травы и коренья , измеленную из корней - муку употребляемую тамошними жителями в пищу , так же доставил несколько новоизобретенного им чая из листов дикого шиповника приготовленного, и в семействе его вместо китайского употребляемого, сообщив при том и о других новых его открытиях по хозяйственной части сделанных..."


Из письма Потанина:

"ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО!
ВЕЛИКОМИЛОСТЛИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ!
ФРАНЦ ОБРАМОВИЧ!...."

"...Как я несколько лет старался изыскивать случай делать взамен иностранного китайского чай, который способ довел до совершенства и представляя в Императорское Экономическое Общество, который чай и другие изобретения признаны полезными, а посему я идущего лета желая еще показать публике лучшую опытность, намерен сделать того чаю в большом колличестве, чего для прошу Вашего Превосходительства приказать кому следует растений в полях собирать мне не воспрещать и давать от ...? охранительность, и для собрания оных растений помощь; и не угодно ли будет учинить в вереной Вам Губернии и других, чтобы желающие обучаться делать чай руский витой на манер черного китайского , а ....азиадцы кирпичной, являлись ко мне с мая месяца и в продлжении лета..."
(к сожалению, не везде документ читаем)

Кстати, охрана ему нужна была от местных крестьян, всячески вставляющих "палки в колеса":
"...боюсь чтобы подлинно мне не понесть – какого по ненависти сей несчастного случаю,а чрез то поселяне запрещают мне рубить лес на дрова на сожжение пепла для поташа и собирать растения полевые, наносят обиды и грубости".

Показалось странным такое "изобретение". Всегда думала, что народ употреблял травы вместо чая, не говоря уже о шиповнике. А вот как, оказывается. Неужели плагиатство, неужели же уважаемый Коллежский секретарь просто "спер" народный рецепт, выдав его за собственное изобретение...? :huh:

Все же, Серебряную медаль общества ему за то вручили!:lol:

Смело пейте чай из шиповника, в котором содержится:
Витамин А
Витамины В (1,2,3)
Витамин С
Витамин Е

Обильное колличество витаминов говорит о чрезвычайной "пользительности" шиповника. Или я придумываю?

Минздрав предупреждает: Противопоказаны плоды шиповника людям, имеющим склонность к образованию тромбов, и больным тромбофлебитом.
Последнее редактирование: 28 янв 2015 17:19 от Нечай.
Спасибо сказали: bgleo, GalinaPavlodar, аиртавич, Viktor, Станичник_Горьколинеец

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 март 2015 12:57 #28524 от Нечай
Императорское русское географическое общество
Программа для собирания сведений по этнографии


I. Физические свойства, наружность, внешние признаки и т.п.

В этом отношении, в описании края, местности, околотка, желательно бы находить следующие сведения:

1. Старожилы ли жители или новоприбывшие? В том и другом случае не сохранилось ли письменных свидетельств или устных преданий, куда, когда, откуда и по каким обстоятельствам водворились они в крае?

2. Местная физиономия жителей:
а) преобладающий рост и дородство мужчин и женщин; сухощавость и дебелость сложения;

б) относительная величина и взаимная соразмерность главных частей тела, как-то: не слишком ли велика или мала голова по отношению к целому человеку; не длинны ли, или не коротки ли руки, ноги, не искривлены ли ноги; сутулость, узкость плеч, особенная развитость бедер, ладоней и ступней, высота и плоскость подъема; не отличаются ли особенною выпуклостью, впалостью, или вислостью лоб, щеки, грудь и т.п.; сплюснотость головы: от темени к шее, от лицевой стороны к затылку, от одного виска к другому;

в) господствующий цвет тела: особенная белизна и смуглость;

г) господствующая форма глаз: большие, открытые, малые и узкие, прорезанные прямо-горизонтально; прорезанные наклонно от виска к носу и наоборот от носа к скуле; цвет глаз: черные, карие, голубые, серые;

и) развитие горла, кадыковатость, зобатость.

Для большей наглядности, крайне полезно было бы прилагать к описаниям портреты, всего лучше, если можно, фотографические, выбирая из них особенно характеристические мужские и женские типы…
Точно также необходимо в описаниях объяснять, что считается, по местным понятиям, признаками мужской и женской красоты или безобразия, и какие употребляются для выражения их названия?

3. Телесная сила, ловкость, проворство, вялость в движениях и в занятиях, особенная наклонность к тому или другому виду физических трудов…

4. Здоровье. Крепость и слабость сложения вообще, господствующие в крае болезни, местные их названия и способы лечения.

II. Умственное и нравственное развитие

В этом отношении необходимо обращать внимание на те только свойства и наклонности ума и характера, которыми резко отличаются жители известной местности от их соседей, а не помещать того, что составляет общую принадлежность племени, или народа.

III. Язык, народные предания и памятники

Весьма желательно, чтобы при местных описаниях были доставляемы сохранившиеся между жителями воспоминания о временах прошедших, местные сказки, песни, поговорки, рассказы, пословицы, загадки, байки, прибаутки, поговорки, причитания, заговоры, приметы, толкования снов и т.п., одним словом - все выражения народной памятливости, замысловатости и изобретательности, сохраняющиеся в живом употреблении, присовокупив объяснения настоящего значения; и если возможно, то и самого их происхождения, равно как происшедших в них в течение времени перемен.

IV. Домашний быт

Сюда относятся:

1. Местные названия и описания народных жилищ…

2. Платье.

3. Пища: ежедневная и употребляемая по праздникам, в постные дни и скоромные, с подробным обозначением состава и способа приготовления кушаний; какие животные, птицы и т.п. считаются нечистыми и почему считается грешно и непозволительно употреблять их в пищу; какие именно кушанья считаются непременной принадлежностью известных простонародных праздников или известных обрядов…

4. Разные обычаи и обряды, соблюдаемые при рождении и крещении детей, при вступлении в возмужалость и на свадьбах, при похоронах и поминках по умершим, при разных особых житейских случаях: при начинании и окончании разных полевых и др. работ и занятий, при пожарах и неурожаях, скотских падежах, моровых язвах и обыкновенных болезнях, в последнем случае с обозначением домашних лекарственных снадобий и др. способов лечения, какие в употреблении. При описании лекарств и лечений должны быть составляемы собрания заговоров с подробным описанием всех обрядов, при которых каждый из них произносится, местные названия лекарственных растений и других врачебных веществ, с присовокуплением, если возможно, их ученых названий и особенностей, или действительных или воображаемых, какие приписывают им простолюдины.

5. Занятия, наиболее любимые в местности…

6. Народное веселье.

7. Примерный расчет жизненных средств, приходящихся в местности на одно семейство.

Императорское Русское географическое общество с полным доверием обращается к жителям губерний с покорнейшей просьбой заняться на местах собиранием сведений и составлением местных описаний для доставления в общество. Доставление этих сведений хотя бы самых коротких и хотя бы по какой-нибудь одной статье Программы будет принято с искренней признательностью.


Опубликовано в: Живая старина. - СПб, 1890. - Вып. 1. - С. XLVII - LII.

© Императорское Русское географическое общество, 1890 г

Что мы тут и стараемся - собираем как раз такой материал :)
Спасибо сказали: bgleo, evstik

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 март 2015 13:10 - 24 март 2015 13:18 #28526 от Нечай
И.В. Волохина
ДИАГНОСТИКА И ВЗГЛЯДЫ НА ЭТИОЛОГИЮ ЗАБОЛЕВАНИЙ В СРЕДЕ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ (КОНЕЦ XIX - XX ВВ.)*


Диагностика включает в себя процедуры, направленные на выявление природы и причины заболевания. Именно поэтому, она, как и другие сферы народно-медицинских знаний, очень тесно связана с представлениями об этиологии заболеваний. Как и любое явление культуры она не является статичным явлением. Эта область знаний постоянно изменяется и развивается, т.к. появляются новые ранее неизвестные заболевания, некоторые болезнетворные агенты приобретают самостоятельную силу, а часть заболеваний исчезает в силу распространения лечебных средств, выработанных медицинской наукой. Также в диагностике, как и во всей народной медицине в целом, нередко рациональное переплетается с рациональным.

В конце XIX - начале XX в. в местной периодической печати публиковались многочисленные врачебные наблюдения, содержащие в себе довольно подробную диагностическую систему распространенных в этот период таких заболеваний, как дифтерит, сибирская язва, тиф и холера. Основная цель данных публикаций - донести до крестьян результаты многолетних научных опытов и наблюдений. Часто для ее достижения использовалась помощь священников и учителей, которые являлись своеобразными проводниками научных медицинских знаний данного периода. При сравнении их с представлениями, бытовавшими в среде крестьянства, обнаруживается множество параллелей и совпадений.

Сибирская язва имела множество наименований: огненный веред, антонов огонь, змеиный пострел, злокачественный черный прыщ и т.д. Чаще всего она именовалась огненным вередом и характеризовалась следующими признаками: человек сначала чувствовал сильную жгучую колючую боль, за которой вскоре появлялось красноватое пятно, переменяющееся на темное, в окружности которого примечалась рожистая на отек похожая опухоль темно-синеватого цвета. Опухоли эти обыкновенно появлялись на местах непокрываемых или менее покрываемых, как-то: на лице, на шее, на затылке, на верхней части груди, на руках; реже, особенно у женщин, они были замечены в пахах, на внутренней поверхности бедра и даже на спине. Число и размеры этих опухолей были различны. Иногда вместо них оказывались водянистые прыщи или темно-синие волдыри. Перечисленные внешние признаки сопровождались горячкой (температурой), усталостью и слабостью. С дальнейшим развитием болезни кожа становилась сухой и жесткой, глаза мутными, все это сопровождалось обильным потом, который внезапно прекращался. Основным признаком болезни было то, что все с самого ее появления чувствовали стеснение около сердца. Сей припадок крестьяне, по словам исследователей, не могли выразить словами. [1] Еще в первой половине XIX в. один из лекарей Томской губернии - Ковреин, много лет наблюдавший за действием сибирской язвы на людей и животных и сам переболевший ей, выдвинул ряд рациональных, но, по его мнению, "предрасполагающих или отдаленных" причин распространения болезни. Среди них были: болотистое местоположение, жаркая погода, разные гнилые испарения, недостаток хорошего корма и хорошей воды, большое изнурение у людей и животных, худое расположение домов и конюшен, а также пренебрежение и превратное лечение больных.[2] Эти причины, вероятно, и были главными для появления сибирской язвы. Однако, в официальной медицине господствовала другая точка зрения. Медики считали, что основная причина ее - это яд маленького насекомого, которого часто называли адской фурией и представляли в виде маленького червяка. Именно поэтому они всячески старались обратить на это внимание крестьян для того, чтобы помешать развитию болезни. Но, как следует из архивных материалов, крестьяне придавали мало значения "первоначальному укусу адской фурии" и выявляли сибирскую язву лишь после появления волдырей и прыщей. Чаще всего в крестьянской среде она именовалась злокачественным черным прыщем.[3]

Очень похожа на сибирскую язву по своим признакам чума. Она также характеризовалась наличием опухолей в пахах, под мышками, на шее, либо вереда с черным наверху пятном или струпом, или пузырьком, наполненным темноватою влагою, либо пятна и полосы на теле, сопровождающимися головной болью. В дальнейшем тяжесть и боль в голове усиливалась, наблюдалась склонность ко сну, нередко с бредом.[4] В народе эта болезнь получила название мора, моровой язвы. В Европейской части России чума олицетворялась с женщиной огромного роста, с распущенными косами (простоволосая) и в белой одежде. Она разъезжает по свету в повозке, или заставляет какого-нибудь человека носить себя по городам и селам. Своей костяной рукой она вьет на все четыре стороны красным (кровавым) или огненным платком, вслед за взмахом которого вокруг все вымирает. По словам Афанасьева, подобные верования существуют в большей части земель, заселенных славяно-литовской народностью. Чума может оборачиваться различными животными и предметами - кошкой, лошадью, коровой и даже куском пряжи. Где она покажется - там начинают выть собаки, туда прилетают вороны или филин и, садясь на кровлю, криком своим предвещают беду.[5] Среди русских Омского Прииртышья, по всей видимости, эти славянские воззрения на чуму отразились лишь в некоторых заговорах от сглаза, где встречаются просьбы уберечь человека от "бабы-простоволоски".[6] Заговоры эти употреблялись в случаях, когда причина болезни была неизвестна.

В полевых источниках основные признаки и представления о причинах этих заболеваний не нашли должного отражения, т.к., вероятно, крестьяне старались лишний раз не упоминать ни их названий, ни их признаков, в силу традиционного убеждения в том, что это упоминание может повлечь за собой опасность заболеть перечисленными болезнями. Как правило, эти болезни считались "наказанием божьим" или следствием злого умысла колдунов и знахарей. Именно таким образом, по всей видимости, в народной среде выражалась степень опасности этих заболеваний, ведь народ задолго до научной медицины отнес их к числу "заразных", или "поветрий" (инфекционных, как сказали бы мы сейчас). Кроме того, для распознавания этих заболеваний крестьяне учитывали, говоря современным научным языком, эпидемиологические данные. Они обращали внимание на наличие подобных заболеваний в соседних местностях, особенно в тех, с жителями которых они контактировали.

К этой группе может быть причислена такая болезнь, как малярия, или лихорадка. При ее определении, судя по полевым источникам, русское население изучаемого региона часто обращало внимание на такие симптомы, как озноб, ломоту во всем теле, особенно в коленных суставах, головную боль и насморк. У казачества Северо-Казахстанской области они считались признаками легкой и средней форм заболевания. При тяжелой и запущенной формах к ним добавлялись нарушения зрения (перед глазами стояли видения, чаще всего - тетка) и слуха.[7] В Нижнеомском районе Омской области малярия характеризовалась тем, что сначала был озноб, а потом жар. Человеку "в глаза лезло что попало". Мерещилась пожилая тетка, поэтому иногда малярию называли теткой. Ольхиной Матрене Ивановне, например, малярия померещилась в виде пожилой женщины, лет 60-70, среднего роста, с плетеной корзиной, с палочкой (клюкой), которая выглядывала из-за угла и пристально смотрела на больную, смеясь.[8] У украинцев Полтавского района Омской области основным симптомом малярии было то, что бросало то в жар, то в холод. Еще ее называли "77 болезней",[9] вероятно, потому, что существовало множество ее наименований. Все они были весьма выразительны. Объяснения причин ее возникновения также были довольно многочисленны. Среди сибирского крестьянства исследователи зафиксировали несколько таких причин: "с ветру нападает, ступишь, не благословясь, с печали, от дурного слова, с испугу, от простуды".[10] По всей видимости, и лихорадка относилась местными жителями (иногда неосознанно) к числу заразных заболеваний, т.к. она в большинстве случаев олицетворялась с женщиной, также как и чума, и холера и т.п. Кроме того, больные часто старались не называть ее лихорадкой, а именовали теткой, тетушкой, кумахой и т.д. К тому же этот пласт воззрений отражал в определенной степени мифические представления о заразе, сложившиеся, по мнению В.Ф. Демича, еще во времена язычества и связанные с воззрениями о том, что у каждой болезни был свой дух.[11] В качестве их отражения, вероятно, следует рассматривать широко распространенные в среде восточных славян сказания о сестрах насылающих лихорадку. Количество их у разных групп населения различно: 3, 7, 9, 12, 77 и даже 99. Чаще всего исследователи отмечают бытование легенд и заговоров, в которых фигурируют 12 сестер.[12] Русские Омского Прииртышья, судя по всему, восприняли это широко распространенное олицетворение лихорадки с образом двенадцати сестриц, т.к. при ее лечении пользуются заговорами с перечислением этих персонажей.

Таким образом, можно выделить группу заразных болезней, представления об этиологии которых отличались иррациональностью и олицетворялись с женскими образами. В их диагностике большое внимание уделялось внешним признакам, т.к. внутренние изменения не могли быть отражены на основе существующей традиционной терминологии. Перечисленные внешние симптомы были выделены в народной и научной медицине и нашли отражение в названиях данных болезней. Кроме того, при их определении часто учитывался эпидемиологический фактор. В медицинской науке, например, были выделены неблагоприятные регионы, считавшиеся "сомнительными местами", из которых чума попадает в Россию. К их числу были отнесены: Закавказский край, турецкие владения, как в Европе, так и в Азии, Африке, весь северный берег Африки до Мароккской империи включительно.[13]

В объяснении этиологии многих болезней важное место принадлежало (и принадлежит) также такому явлению как порча. Русские Омского Прииртышья многие заболевания объясняли порчей. Она могла по-разному проявляться на человеке: люди ходили сонные, стрекотали по-сорочьи, лаяли, мычали, заикались. Чаще всего порчу напускали на сердце, тогда это было смертельным, но бывали и промахи. Тогда болело то место, куда попадала порча: в ноги - их парализовывало, в язык - он отнимался.[14]

Схожие представления существовали и относительно сглаза (озепа, урока). Многие болезни (особенно детские) объясняли также испугом. Основными симптомами испуга у детей было заикание, плач и крик.[15] Похожими признаками обладала такая болезнь, как "куриная крикса": ребенок плакал, кричал по ночам, не спал, т.к. его "тянула крикса".[16] В Тобольском районе Тюменской области детское заболевание, характеризующееся тем, что ребенок всю ночь плачет, обозначалось термином "полуношница". По сообщениям местных жителей, "полуношница" очень близка к "щекотухе", это практически одно и тоже. В Омском Прииртышье "полуношница" обозначала бессонницу у взрослых.[17] Здесь, видимо, проявились представления об олицетворении различных болезней, нарушающих спокойный сон детей, вызывающих крики по ночам и т.п. с такими болезнетворными духами, как "Полуночники", "Щекотуны" и "Крикливцы". По сведениям профессора Высоцкого предания о них были распространены главным образом в Малороссии.[18] У взрослых испуг относился к нервным болезням и характеризовался расстройством психики и бессонницей.[19]

Для их выявления применялись специальные процедуры - выливали на воду воск или кидали в воду угольки.[20] В Знаменском районе сглазили или нет человека проверяли следующим образом: брали 3 уголька, клали их в стакан с водой, если они тонули, значит человека сглазили, если нет, значит все было нормально. Аналогичный способ проверки бытовал и у татар д. Малые Туралы Тарского района Омской области.[21] У сибирских татар д. Черталы Муромцевского района Омской области вместо воска и угля использовали медь.[22] Аналогичные мероприятия проводились и в среде украинцев Омской области и русского населения Тюменской области.[23] Необходимо отметить, что данные процедуры были одновременно диагностическими и лечебными.

Существовал также ряд косвенных признаков, по которым производили диагностику. Например, Сажина Надежда Максимовна (жительница с. Усть-Тара Тарского района Омской области) рассказала о том, что если человек, который пришел лечиться, действительно испуган или его сглазили, то у того, кто его лечил (в ее семье это была она, ее бабушка и ее свекровь) текли градом слезы или нападала зевота при чтении молитвы.[24]

Основной причиной этих заболеваний, вероятно, были нарушения функционирования нервной системы, как у взрослых, так и у детей, либо иные неблагоприятные воздействия, которые не имели ярко выраженных внешних проявлений и явных причин возникновения. Их главный признак - беспричинное беспокойство. Может быть, именно этими факторами и была обусловлена иррациональность представлений об этиологии данных заболеваний и способов их лечения.

Часто диагностика многих заболеваний у русского населения Омского Прииртышья проводилась по внешним признакам. Так, например, в некоторых районах встречаются упоминания о таком детском заболевании, как "летучий огонь". Диагностика его была достаточно проста - по появлению у детей на лице, особенно вокруг рта, большого количества мелких красных прыщичков. Причина их возникновения была в том, что дети плевали на огонь.[25] По представлениям жителей Тюменской области "летучим огнем" могли заболеть не только дети, но и взрослые, если они плевали на огонь или на горячую печь. Основным признаком его было образование коросты на щеках и вокруг губ.[26] В среде русских старожилов Восточной Сибири в начале XX в. эту болезнь называли "коростой на рыле".[27] Татары с. Уленкуль Большереченского района определяли "летучий огонь" как коросту, которая бывает от купания в речке.[28] Здесь ярко проявились общеславянские воззрения о взаимосвязи природной стихии и человека, нарушение которой может привести к болезням.[29]

По внешним проявлениям (наличию шишек в районе заднего прохода, которые болели) определяли также и геморрой.[30] В Новосибирской области геморроидальные шишки получили название "редьки". Жители с. Верх-Ики Маслянинского района рассказывали, что бывали случаи, когда колдуньи через воду, ветер и т.д. насылали на человека болезнь типа геморроя - "редьку могли посадить".[31]

Неоднозначной была трактовка такой болезни, как рожа. В Тарском районе главным признаком рожи было наличие гнойного нарыва красного цвета.[32] У казаков Северо-Казахстанской области основной симптом ее состоял в том, что "рука закраснелась до локтя".[33] У русских в Большереченском районе рожа характеризовалась наличием язв.[34] В Знаменском районе жители выделяют рожу двух видов - чирьевую (тогда образуются гнойные язвы) и ветряную (тогда язвы не гноятся, главная причина ее появления - порча, сделанная на ветер).[35] В общем же основным признаком рожи было образование красного цвета. Она могла появиться на любой части тела, причины ее образования были различны. Так, в с. Междуречье Тарского района Омской области рожа появилась у женщины после того, как она показала чужим грудь во время кормления ребенка.[36]

В источниках встречается также упоминание о шпорах - "это когда пятки болят", объясняли многие жители Тарского района.[37] Казакам Северо-Казахстанской области также было известно это заболевание. Они даже уточняли его местоположение - шпора, по их мнению, располагалась на пяточной кости.[38]

Обозначенные болезни также были очень тесно связаны с иррациональной сферой, что особенно ярко проявилось в объяснении основных причин их возникновения.

Cуществовали заболевания, объяснения причин возникновения которых отличались большей рациональностью, а их диагностика была очень проста. Большое внимание населения и медицинских чинов XIX в. привлекал дифтерит. Он являлся по-преимуществу детской болезнью. В крестьянский обиход в Сибири слово "дифтерит" (или дихтерит, дихтерик) вошло в первой половине XX в., до этого болезнь именовалась путем перечисления главных симптомов: говорили "горлышко схватило или завалило".[39] Взгляды на определение его основных признаков и причин совпадали в народной и научной медицине начала XX в. Признаки дифтерита были таковы: опухает внутри горло и часто опухает шея, ребенку становиться и трудно и больно глотать пищу. В первые же дни болезни дети становятся бледными, вялыми и сонными; глотание становится труднее и болезненнее; в теле наблюдается постоянный жар. В качестве основной причины выделялась простуда.[40]

В среде казаков Северо-Казахстанской области, вероятно, по внешним признакам могли определять желтуху. Об этом свидетельствует упоминание такой болезни, как "желуница", основной признак которой - желтая кожа.[41] Однако, они не выделяли причин этого заболевания.

Также диагностическая сфера имела взаимосвязи с физиологическими и анатомическими представлениями. Для них характерна особенность, выделенная Н.Е. Мазаловой - здесь проявляется определенная ассиметрия: знания о внешних органах и их строении, основанные на зрительном восприятии и наблюдениях, обширны и разнообразны. Представления о внутренних органах менее развиты прежде всего потому, что они должны быть основаны на реальном эмпирическом опыте (вскрытии трупов), который практически отсутствует у русских. Первичные представления о строении человеческого тела крестьяне, по всей видимости, получали в процессе ухода за животными. В дальнейшем эти знания накапливались и систематизировались. Может быть, именно поэтому в народной анатомии русских существует так много параллелей с миром животных и растений.[42]

Судя по информации, содержащейся в полевых материалах, русские Омского Прииртышья были знакомы с такими внутренними органами, как сердце, легкие, почки. Их представления о функциях данных органов были весьма ограничены. Так, например, в тексте одного из широко распространенных заговоров упоминается, что "сердце у тебя, чтобы стучать, легкие, чтобы дышать, почки, чтоб урину из тела гнать".[43] В с. Кондратьево Муромцевского района местные жители верили, что от сильного крика и плача легкие могли оторваться.[44]

Кровеносные сосуды нередко назывались жилами. Поэтому нарушения кровоснабжения и связанные с этим заболевания часто обозначали следующим образом - "жилы болят". Среди этих болезней было варикозное расширение вен. Его диагностировали лишь тогда, когда сосуды на ногах разбухали и начинали болеть.[45]

Жилы по народным представлениям предназначались для того, чтобы носить кровь. Русское население Омского Прииртышья использовало общерусскую терминологию для обозначения крови. Она именовалась рудой (чаще всего в заговорах) и красками (или краской). Руда - это кровь, появляющаяся при кровотечениях и кровопусканиях, а краска - это месячные очищения женщин.[46] Здесь были распространены и представления о "дурной крови", которая рассматривалась в качестве причины многих заболеваний. От избытка "дурной крови" могли возникать головные и зубные боли, ломота в суставах и т.п.[47] В тесной связи с обозначенными воззрениями находилась характеристика всевозможных кровотечений и ран.

Кроме того, им были знакомы некоторые особенности строения черепа человека. В Тюкалинском районе Омской области существовала процедура определения наличия и степени тяжести сотрясения головного мозга. Для этого необходимо было взять любую тесьму (лучше светлую), завязать ее вокруг головы больного так, чтобы узелок находился на затылке. Отметить на этой тесьме 4 зоны: у переносицы, за ушами и на затылке (здесь маркером служил узелок). Затем снять тесьму, не развязывая, и измерить участки между обозначенными зонами. Они должны были быть одинаковыми. Если эти участки не совпадали, то это служило основанием для определения направления смещения мозга - "крена сотрясения мозга", и степени тяжести сотрясения, т.е. чем больше была разница, тем сильнее было сотрясение. Аналогичная процедура отмечена и у русского населения с. Верх-Ики Маслянинского района Омской области.[48] Была она зафиксирована Г.С. Виноградовым в начале XX в. и у старожилов Восточной Сибири.[49]

Частично сведения о диагностике некоторых заболеваний, особенно связанных с иррациональной сферой, можно получить из текстов заговоров, бытовавших среди русского населения Омского Прииртышья. Очень неоднозначна трактовка такого заболевания, как волос. Исходя из текстов заговоров, он должен был сопровождаться постоянными ноющими болями внутри всего организма. Считалось, что волос изъедает кости и тело больного, выпивает его кровь и не дает ему спокою.[50] В Знаменском районе Омской области волос рассматривался как заболевание ног, а не всего организма.[51] А у русского населения Новосибирской области встречается такая болезнь, как живой волос. Вот как объясняют его причины и симптомы жители с. Дубровка Маслянинского района: "Живой волос - это животное. Образуется от конского волоса. У него вырастает голова. Он длинный. Живет в воде, чаще застоявшейся (озерах, например), но есть и в реке. В воде его почти не видно. Он укусывает человека, но весь не впивается в него (не успевает). Головка остается в теле человека и начинает размножаться. Человек долго болеет, пока обнаружит. Место, куда он укусил, распухает, расширяется. Лишь тогда человек замечает, что его укусили. Тело гниет и вываливается кусками до кости. Очень долго заживает и после еще остается впадина".[52]

Схожие представления о волосе и волосатиках отмечены В.Ф. Демичем у русских Европейской части России, а также у малороссов.[53]

Эти данные подтверждаются и исследованиями профессора медицины Н.Ф. Высоцкого. Аналогичные представления были зафиксированы им у русского населения Европейской части России. Основой для возникновения подобных поверий, по его мнению, послужил способ лечения волосатика - так называемое "выливание волосатика". Проводилось оно следующим образом: необходимо было взять пригоршню печной золы чистой или с примесью различных вяжущих средств, например, с черемуховой мукой, положить ее в небольшую кадочку или ведро, залить кипящей водой и оставить стоять полученный "щелок" до тех пор, пока "тело его может терпеть". Тогда этим щелоком обливают медленно язву или погружают в него больную часть тела. Волосни при этом выпадают из язвы в щелок и погибают. Наглядные доказательства присутствия волосатика в теле больных, по народному убеждению, дает зола, оставшаяся на дне ванны. Одна лекарка, очень удачно, по ее словам, пользовавшая язвы, принесла мне однажды, - пишет он далее, - комок золы, взятый из ванны, в которой держали больную ногу девочки. Комок был завернут в тряпку. Лекарка при мне вынула золу, разломила ее на несколько частей, и с торжеством показала мне на разломах целый ряд волосков темного цвета, которые совершали очевидные, хотя и медленные движения. Исследование под микроскопом показало, что это были волокна шерсти. Движения их обусловливались, видимо, испарением воды.[54]

Кроме того, на основании бытующих в среде русских Омского Прииртышья заговоров, можно сделать вывод о том, что очень важным и многосторонним заболеванием была грыжа. Народом выделялось несколько ее видов: родовая, паховая, костяная, жиляная, кровяная, пупная и подпупная, мудная и подмудная. Центр же ее размещался возле пупка. Именно на это место и было направлено основное внимание и дальнейшее лечебное воздействие.[55] Судя по названию, под грыжей понимали грызущую боль, хотя в XVII в. грыжу чаще всего олицетворяли с духом болезни - демоном, который может не только "ходить в утробе", но и удавить человека, "вскоча на него сзади".[56] По сведениям В.Ф. Демича, белорусы и малороссы понимали под словом "грызть" многие хронические заболевания суставов, ревматизм и вообще страдания костей и прилегающих к ним частей, особенно, если они сопровождались образованием узлов и утолщений. Крестьяне же Европейской части России практически всякую боль в животе называли грыжей, в том числе и кровотечения из матки, и бели (менструации).[57]

В целом представления о волосе и грыже, выявленные на основании анализа текстов заговоров, распространенных у русских Омского Прииртышья, несут в себе общеславянский пласт воззрений на причины и природу этих заболеваний, что в дальнейшем оказывает влияние и на лечебную сферу.
В данных источниках упоминается и такое заболевание, как косточки на ногах. В Муромцевском районе Омской области оно получило название "могильные кости". Аналогичное название было у этой болезни и у старожилов Восточной Сибири. Основной ее признак - сильно выступающая кость у основания большого пальца.[58] Причины этого заболевания не нашли отражения в имеющихся источниках.

Встречаются здесь и выделение основных симптомов астмы - человек задыхался, запыхался, синел и бледнел.[59]

В отдельную область диагностики можно выделить приемы определения пола будущего ребенка, широко распространенные в среде русского населения Омского Прииртышья. Большая часть их была связана с наблюдением за внешними изменениями, происходящими с беременной женщиной. Так, например, считали, что если у женщины было много пигментных пятен (особенно на лице), то будет девочка, если же пятен не было - то мальчик. Двойню могли определить по объему живота.[60] Кроме того, большое значение имели пищевые предпочтения беременной. В с. Низовое Муромцевского района, например, существовала примета: если женщина на сносях не ест свиного мяса, а ест вареную картошку, то родится мальчик. В д. Дурново того же района считалось, что если беременная захочет рыбы, то будет мальчик, а если яблок - то девочка.[61] Очень показательной была и форма живота: если живот был круглый, то должна была родиться девочка, если "выпуклый, или горшочком" - то мальчик.[62]

В источниках встречаются также упоминания и о случаях иррациональных способов диагностики болезней. "Была одна бабушка, когда к ней идешь, нельзя было ничего думать, она все мысли угадывала. Придешь, она говорит: "Знаю, знаю, чем болеет". И бежит, воды принесет и лечит".[63]

Были такие случаи и у украинцев. В Полтавском районе Омской области, например, у одной женщины "ребенок чах и мучался поносом, т.е. у него были "сухоты". Врачи ничем не могли помочь. Пошла к бабке. Та сказала принести муки, черемухи, чтобы сделать вареники. Если сварить вареники и все будут плавать, то ребенок будет жить, а если потонут, то помрэ. Варить вареники нужно было тогда, когда коровы (стадо) будут идти с поля".[64]

К числу диагностических мероприятий следует отнести и ряд иррациональных мероприятий, проводившихся русскими некоторых районов Омского Прииртышья с тем, чтобы определить состояние здоровья в последующие периоды. Так, например, в с. Междуречье Тарского района Омской области в 1960-80 годах была "верующая бабка", которая ходила в Новый год вокруг кладбища с тем, чтобы узнать, как она будет жить. Если не будет никакого шума, значит в следующем году она болеть не будет, а если она слышала шумы и шорохи, то на следующий год она должна была весь год болеть.[65] В с. Бергамак Муромцевского района Омской области в четверг перед Троицей (Семик) завивали венки на березах, а на Троицу (в воскресенье) шли смотреть на венок: если венок оставался зеленым - значит будешь здоров, а если венок засыхал - это к смерти.[66]

Существовали и курьезы в определении заболеваний местными жителями. В с. Могильно-Посельское Большереченского района Омской области, например, один из информаторов, работавший ветеринаром, выдвинул такую версию выявления импотенции: "Если мужик долго не женится, то явно, что импотент. Такое с мужиками могло случиться или с работы, от надрыва, от тяжелой работы или если парень до 30 лет девку не трогал, то произошло залегание".[67]

Таким образом, мы видим, что сфера диагностики очень тесно связана с представлениями об этиологии заболеваний. Представления эти в большинстве своем укладывались в общеславянскую традицию. В среде русского населения Омского Прииртышья эта область не была достаточно развита и систематизирована. Чаще всего диагностировались заболевания, характеризующиеся внешними изменениями, например, болезни кожи и т.п. Очень большой иррациональностью отличалась диагностика болезней внутренних органов и всевозможных нервных заболеваний. При этом можно выделить слой диагностических приемов, которые были доступны практически всему русскому населению Омского Прииртышья, и приемы, которыми владели лишь некоторые группы врачевателей (костоправы, повитухи и т.д.).

* Данная работа подготовлена при финансовой поддержке Министерства образования РФ, программа поддержки научно-исследовательской работы аспирантов высших учебных заведений, грант А 03-1.2-192

© И.В. Волохина, 2004 г.

Источник: ethnography.omskreg.ru/page.php?id=779

Дополнительно:

Волохина И.В.
ОСВЕЩЕНИЕ ПРОБЛЕМ НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЫ НА СТРАНИЦАХ "СОВЕТСКОЙ ЭТНОГРАФИИ"*
ethnography.omskreg.ru/page.php?id=773
Последнее редактирование: 24 март 2015 13:18 от Нечай.
Спасибо сказали: bgleo, evstik, Полуденная

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 мая 2015 14:09 - 06 апр 2016 11:14 #29523 от mamin

аиртавич пишет: Пенки драть, серку жевать. (Пенка – сладковатый слой заболони). Дрова или строевой лес березовые кому привезут – там и ребячий появ, налетай. Снимается береста, покуда откладываем в сторонку её рулоны. Обнажается зеленая кора. Её аккуратно поддеваем ножичком, предварительно надрезав, чтоб не лопалась, она отстаёт от ствола и с обратной стороны коры, на изломе отдирается белесая плёнка. То и есть пенка. Жуём на здоровье. Лакомство почиталось, его порой «заготавливали», чтоб угостить друзей, когда шли «за коровами», то есть встречать стадо вечером и куда собиралась в основном детвора. Долго пенки не хранились. Заболонь быстро грубела, становилась неедовой. Это не всё. Процесс продолжался. Голый ствол тут же скоблился ножом, кашицу с лезвия - в рот. Само то!
Вообще, березка для сибирца навроде сестрицы родной, так же обиходит, угоит, пропасть не даст. Даже по мелочи. Пенки, сок загустелый поели – спасибо. Настал черёд бересты. Часть, само собой, на разжижку в поленницы заложить. А малую толику порезать кусочками и отдать маме. Та «первичное сырьё» коровьим маслом смажет, на огороде (там по низу у нас яр до лета тёк) «мини-заводик» сообразит – ямка, кастрюлька с водицей, чугун со сковородкой да костерок. Раз-два пахнуло вкусным дымком – готова жвачка. По-нашему – серка. Духмяная, зубы чистит, рот освежает, лечит потому что присутствие дёгтя явное, а его целебные и гигиенические качества нашим предкам поболе нас были известны. И скотину лечили, и себя пользовали. Жевать серку для молодёжи – любимое занятие. Коли жёсткая, маслицем сдобри чуть – мягчеет, щелкает на зубах. Эх, аж дёсны зазуделись…
Что ребетня похватала, то её. Мать остатки серки сомнет, а время есть – в комочки на разовые порции поделит, скатает и – в посудину с водой, в темно место. Сроду ничего не брало! Антисептические свойства! Неделями лежат черненькие шарики в воздушных пузырьках, будто в упаковке какой, когда надо – доставай и в рот. Смак! Кстати, в стары времена, струхнувшего человека свойски ободряли: что, паря, готов серкой… (какать, если печатно сказать). По мне, если бы кто сейчас догадался варить серку (жвачку) из бересты на широкую продажу – большое дело бы поднял. И для здоровья народа, и для себя, конечно. Ушлые ребята за бугром на полимерных «диролах» миллиарды сколотили, а серка – природный экологически чистый, офигенно полезный продукт! Чуть-чуть рекламы – отбою не будет! Дарю сибирским промышленникам идею со жвачкой а ля рюсс совершенно «бизваздмездно», как сова из мультика. Честь имею, аиртавич.

Ой, лучше не надо. ;) И так леса вырубаются, сплошные проплешины, а растет все так долго... И то, где восстанавливают, а где ведь и не подумают новые делянки сделать.

С уважением, Галина.
Последнее редактирование: 06 апр 2016 11:14 от mamin.
Спасибо сказали: Нечай, lineec, аиртавич

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 мая 2015 01:27 - 08 мая 2015 01:30 #29530 от аиртавич
Ваши опасения, думаю, излишни. Серка готовилась,, как видно из заметки, уже из срубленного (ключевой момент!) березняка - на дрова либо в деловую древесину. То есть, серка могла бы стать продуктом более глубокой переработки сырья. Ведь бересту сейчас как сучья, хвою, пни в основном либо жгут как мусор либо бросают гнить на месте лесозаготовок или пилорам.Так что в идее нет угрозы берёзовым рощам, которые мне так же дороги, уважаемая mamin.Ну а избавить их окончательно от заготовок на дрова и доски полагаю не очень правильным решением.
Последнее редактирование: 08 мая 2015 01:30 от аиртавич. Причина: ошибка
Спасибо сказали: bgleo, Нечай

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
21 дек 2016 05:34 #36798 от аиртавич
В помощь изучающим здравоохранение в полковых округах СКВ, предлагаю некоторые сведения из книги Л.Е.Свиридовой «Вглядимся в пройденное…» М., Высшая школа. 1990.
1. Следует сразу взять в толк, что здравоохранение (рассматривается период 1880-1910 г.г.) организовывалось отдельно для казачества (по военному ведомству) и для остального населения (гражданское), включая кочевников. Так вот, медперсонал СКВ в пределах Акмолинской области включал в себя 2 старших врачей и 3 участковых. За каждым закреплён старший фельдшер и повиальные бабки, а также младшие фельдшеры, количество которых устанавливалось по числу станиц.
Для сравнения на прочее население (1894 г.) имелся 1 областной врачебный инспектор, 3 городских, 5 уездных и 3 вольнопрактикующих врача. Фельдшеров – 26, из которых 15 служили среди киргизов. Имелось 8 повиальных бабок.
Получается, что в среде казачества 1 врач приходился на 15, 4 тыс. чел. и на территорию в 5 тыс. кв. вёрст, а по гражданскому ведомству – 1 врач на 96,5 тыс. чел. и 9 тыс. кв. вёрст.
Кроме обязательных (бесплатных для киргизов и бедняков) в каждом уезде казённых аптек дополнительно работало 5 вольных: 2 – в Омске, по одной в Петропавловске, Кокчетаве, Акмолинске. В Атбасаре не было.
2. Какие болезни угрожали казачеству и всему населению Акмолинской области? В метрических книгах своей родной станицы Аиртавской (1 отдел СКВ) обратил внимание на факты смерти от однородных болезней. Скажем, зимой 1904 г. детишек буквально выкашивала оспа. Ситуацию поясняет «Статистический и исторический материал по сельской медицине в Акмолинской области за 1884-1910 годы», собранный Ю.Ласковым. Смотрим: 1892 г. – эпидемия брюшного и сыпного тифа в Атбасарском уезде. В 1892, 1907, 1908 и 1910 годах всю область накрывала холера. В Петропавловском уезде в 1901 году переселенцев трепала вспышка малярии. Зафиксированы в области эпидемии натуральной оспы в 1904 (вот и разгадка!) и цинги в 1910 годах.
Состояние здоровья населения иллюстрирует уровень заболеваний на 10 тыс. чел. За период 1884-1920 годы этот показатель составил: по часотке – 389, лихорадка – 277, ревматизм – 124, сифилис – 94, цинга – 92, парша – 66, дизентерия – 30, тиф двух видов – 56, оспа – 25, другие венерические болезни – 23, скарлатина – 12, бугорчатка лёгких – 9, дифтерия – 8, сибирская язва – 1. Это очень высокий уровень! Давал его не только дефицит врачебной и вообще медицинской деятельности по охране здоровья населения. Много привносила чуть не повсеместная антисанитария, отсутствие даже примитивных навыков личной гигиены в иных слоях гражданского населения Акмолинской области. Хлынувший поток столыпинских переселенцев осложнил обстановку. Весной 1910 г. по одному лишь Акмолинскому уезду цингой болели 2004, сыпняком – 797, брюшным тифом – 815, дифтеритом – 314, оспой – 418 человек. Казачество, естественно, жило не изолировано и оттого подвергалось усиливающимся опасностям заражения. Честь имею, аиртавич.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, svekolnik, sibirec, Куренев, Нечай, Надежда, Viacheslav, Margom127

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Больше
03 сен 2017 10:04 - 03 сен 2017 10:11 #39033 от Нечай
Промемория Сибирской Губернской Канцелярии, 3 Марта, 1748 года.

"В следствие свирепствовавшей в 1745 г. в Верх - Иртышских крепостях ветрянной болезни, которая там бывает повсягодно и от которой лечит Казак Ямышевской крепости Бердюгин табаком и нашатырем, Сибирский Приказ прислал Указ купить в Тобольске табаку и нашатырю, и отпускать по мере требования Генерала Киндермана".


Доношение Тарской Воеводской Канцелярии 13 Июля, 1750 года.

"С 28 июня по 9 июля больны в Бергамацкой слободе 35 человек животною болезнью и чирьями; разночинец Гуров вылечил из них 10 нашатырем и табаком"


Промемория Сибирской Губернской Канцелярии, число не означено.

"По свидетельству Лекаря Экенбрехта, в селе Малышкине и окрестностях Коркиной слободы болезнь есть вереды, которые происходят оттого, что жители едят капусту, огурцы, ягоды, не обмывши, на которые садится "противная роса". В показаниях, приложенных к Промемории: Мавра Малышкина имела на руке пятно и опухоль; к пятну прикладывали траву душицу 1, а к опухоли корень черной вахты 2, который растет в воде; теперь здорова. Другому больному опухолью горла советовал один Фельдшер: " У тебя худая болезнь: привязывай травы собачьих ягод 3".

Примечания ботанических названий:
1 - Origanum vulgare (?)
2 - Nymphaea alba (?)
3 - Solanum Dulcamara (?)



Рапорт Бригадира Крафта, 27 Июля, 1750 года.

"Открылся скотский падеж в деревне Кабановой около Бикатунской крепости, пало с 1 июля по 13 число, обывательских 38 лошадей и заболело 6 драгун"

И другие сообщения о падеже скота...

Из выписок Г.Н.Потанином Омского архива (Документов канцелярии Киндермана).
Последнее редактирование: 03 сен 2017 10:11 от Нечай.
Спасибо сказали: Patriot, bgleo, sibirec, Куренев, Полуденная, аиртавич

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.